Полина Волошина Маруся. Талисман бессмертия Смотрите также: Учебный сайт
Учебные материалы


Полина Волошина Маруся. Талисман бессмертия



3


Это не было похоже на метро, каким его знала Маруся. Пара вагонов, один из которых напоминал медицинскую лабораторию, светился ультрафиолетом. Второй – пустой, без сидений и только поручни в два ряда. Двери обоих вагонов открылись автоматически, как только Бунин подошел поближе, в ту же секунду состав словно приподнялся в воздухе – возможно, таким образом включались магнитные подушки.

– Сюда, – скомандовал Бунин и быстро вошел в пустой вагон.

Маруся замешкалась и огляделась по сторонам.

– Быстрее! – довольно грубо закричал профессор.

Маруся вошла в вагон, и поезд сразу же тронулся с места.

– Сейчас некогда рассказывать, – профессор поймал девушку за локоть ровно в тот момент, как она стала падать, – просто слушай меня.

Он подтянул ее руку к поручню.

– Держись крепче.

Маруся обратила внимание, что все это время профессор смотрел не на нее, а куда-то мимо, в сторону светящегося вагона. Она обернулась и тоже посмотрела туда.

Сквозь прозрачные двери был виден длинный хирургический стол, а может, ей только казалось, что это хирургический стол, ведь раньше она никогда их не видела, но лампа над ним висела именно такая, какими их показывают в кино. Еще там было какое-то оборудование с мониторами и большие блестящие баллоны.

– Пробрался-таки, – процедил сквозь зубы профессор и, придерживаясь одной рукой за стенки вагона, начал продвигаться в сторону лаборатории.

Кто именно пробрался и куда, Маруся не поняла, потому что вагон выглядел пустым, но почему-то ее охватил такой ужас, что даже волосы на затылке встали дыбом.

Профессор подошел к двери, разделяющей вагоны, и резко повернул кран. Поезд дернулся и побежал еще быстрей – однако уже не весь: светящаяся лаборатория стала отставать; Маруся видела, как они стремительно отдаляются от нее.

Вообще-то в этот момент Маруся подумала, что профессор действительно болен и страдает паранойей. Зачем было нужно отсоединять лабораторию и от кого они бежали, если там никого не было? Выглядело, как минимум, странно.

– Они уже здесь.

– Я никого не заметила.

Профессор вернулся к Марусе и посмотрел ей в глаза.

– Богомол. Делает человека невидимым.

Ну да, ну да… Еще один волшебный предмет. Маруся невольно ухмыльнулась.

– И как же вы увидели его, если он невидим?

Бунин расстегнул ворот рубашки и сорвал с шеи цепочку со спрутом.

– Ты спрашивала, что у меня за способность?

Профессор протянул предмет и кивнул.

– Возьми.

– Зачем?

– Проще один раз почувствовать, чем объяснять.

Маруся осторожно взяла спрута в руку.

– Теперь попробуй сконцентрироваться на нем, – тихо сказал профессор, – почувствуй его.

Маруся постаралась понять, что изменилось, но ничего особого не ощутила, только вроде… как будто… Нет, это действительно нельзя объяснить словами. Представьте, если бы вы вдруг стали видеть, нет, видеть не то слово, но, тем не менее, самое близкое по смыслу – стали видеть радиоволны. Или еще какие-то невидимые глазу волны. Самая близкая визуальная аналогия, которая всплыла в голове у Маруси, – графика, имитирующая работу эхолокации у китов.

Будто вы излучаете какой-то сигнал, а он, отталкиваясь от поверхности других предметов, которые вы еще не видите, возвращается к вам и сообщает, где что находится с точностью до миллиметра. Но то, что исходит от вас – не просто сигнал, а целое поле, которое охватывает собой всю Землю и возвращается к вам же с информацией о каких-то… черт! О чем же это оно?

Маруся точно чувствовала какие-то сгустки энергии, которые были разбросаны по всей планете, она не могла сказать, где именно они находятся, но могла выбрать какой-то один и двигаться к нему, или замечать движение других сгустков. Один из них был совсем рядом, он был…

Маруся бросилась к двери и посмотрела на лабораторию, которая теперь выглядела маленьким белым квадратом в конце тоннеля.

– О, Господи! – зашептала Маруся. – Он видит предметы.

Профессор кивнул.

– Я вижу его! Вижу, как мы убегаем от него, а он… – Маруся показала пальцем в сторону лаборатории, – остается там!

– Он видит активные предметы. Сколько их на самом деле – никому не известно. Многие, возможно, лежат где-нибудь в земле…

Вагон тряхнуло на повороте, и Маруся сжала кольца еще крепче, чтобы не уронить. Перед глазами опять возникло поле со светящимися точками, оно было настолько объемным, что сразу же закружилась голова. Картинка была подвижной, она то приближалась, то отдалялась, вращалась по какой-то траектории, выхватывала отдельные участки и выделяла их, как если бы совершала поиск… Вот еще один предмет, совсем рядом… он становится ближе, а вот еще – он тоже двигается, и оба они светятся ярче остальных, будто маленькое созвездие…

– Тут еще два…

– Так, все, хватит…

Маруся открыла глаза.

– Что это за предметы?

– Ты еще не умеешь пользоваться поиском и можешь потерять сознание от всей этой круговерти…

Голова и правда была не на месте, словно после двухчасового катания на карусели.

Бунин протянул руку, и Маруся вернула ему спрута.

– Ну, так что это?

– Один из них – твой.

– А второй?

– А второй идет за ним.

Снова мороз по коже…

– Охотники?

– Думаю, да.

– И что, они тоже видят предметы?

Бунин повесил цепочку на шею и пожал плечами.

– Думаю, нет…

– Тогда откуда они знают?

– Хотел бы я знать.

Вагон резко остановился и раскрыл двери.

– Бежим!


Профессор снова схватил Марусю за руку и потащил за собой.

– Подождите!

Маруся согнула ноги в коленях, чтобы затормозить бег, но из-за резкой остановки только упала на землю и ободрала коленки. Профессор остановился, схватил ее под мышки и потянул вверх.

– Вставай!

– Зачем мы бежим к ним, если они могут нас убить?!

– Так надо!

– Но мне не надо!

Маруся услышала столько отчаяния в своем голосе; ей показалось, она сейчас расплачется от ужаса…

– У тебя просто нет выбора!

– Почему?

– Потому что теперь ты с нами, и ты будешь делать то же самое, что и мы! – воскликнул профессор.

– Я даже не понимаю кто вы! И я не понимаю, что вы делаете!

Бунин обхватил девушку за плечи и больно встряхнул ее то ли от злости, то ли пытаясь привести в сознание.

– Мы. Спасаем. Мир, – громко и с расстановкой произнес он.

– А я не хочу спасать мир! – выкрикнула в ответ Маруся.

Казалось, будто профессора окатили ледяной водой. Он даже отпустил Марусю и сделал шаг назад.

– Какой смысл спасать мир, если я могу умереть? Зачем мне то, чем я не смогу уже воспользоваться?

Несколько секунд Бунин переваривал информацию, потом опять взял Марусю за руку и потащил за собой.

– Отпустите меня.

– Ты эгоистка.

– Я знаю. Вы отпустите меня?

Бунин отпустил Марусину руку, отошел куда-то в сторону и вернулся уже с лестницей.

– Я лезу первым, ты за мной.

– Я останусь здесь.

– Ты пойдешь со мной, быстро найдешь предмет, отдашь его и после этого проваливай ко всем чертям!

Он приставил лестницу к стене и полез вверх. Маруся полезла следом. От собственной истерики было тошно и немного стыдно. И, да, наверное, это был не самый красивый поступок в ее жизни, но еще никогда она не была настолько искренна в своих словах… Поток мыслей перебила вспышка и, когда глаза привыкли к свету, Маруся поняла, что они вылезли из-под пола прямо на их белоснежной кухне.

Бунин закрыл крышку люка и осмотрелся.

– Где твоя саламандра?

– Кто?

– Ну, ящерка. Хотя вообще-то это саламандра.



– Я спрятала ее в тапки.

Бунин показал в сторону комнат: «Пошли». Маруся вздохнула и взбежала по ступенькам на второй этаж. Пнула дверь ногой, залезла под кровать, вытащила тапки и вытряхнула ящерку-саламандру на ладонь. В этот момент какая-то неведомая сила подняла все, что было в комнате, в воздух и вышвырнула в окно.




Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная