Бюллетень Европейского Суда по правам человека Российское издание n 7/2010 Решение от 23 февраля 2010 г. [вынесено V Секцией] Обстоятельства дела Вопросы права Учебный сайт
Учебные материалы


Бюллетень Европейского Суда по правам человека Российское издание n 7/2010



Вопрос о применимости к делу положений статьи 8 Конвенции

Требование о возмещении ущерба к третьему лицу, вытекающее из смерти сожительницы заявителя. Статья 8 Конвенции неприменима; жалоба признана неприемлемой.



Хофман против Германии
[Hofmann v. Germany] (N 1289/09)



Решение от 23 февраля 2010 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Невеста заявителя скончалась в 2002 году после того, как родила второго ребенка от данной связи путем кесарева сечения. Заявитель требовал возмещения ущерба от гинеколога, который делал операцию. В 2005 году региональный суд отклонил его требование на том основании, что даже притом, что они совместно содержали своих детей, по закону покойная не была обязана предоставлять содержание заявителю, поскольку такое обязательство возникало только между родственниками по прямой линии, супругами, бывшими супругами после развода и партнерами в зарегистрированных однополых партнерствах. Заявитель безуспешно обжаловал решение.

Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. Семейная жизнь состоит не только из социальных, моральных или культурных отношений, например в сфере детского образования; она также охватывает интересы материального характера. На это, в частности, указывают обязанности по содержанию и установление обязательной доли в наследстве в правовых системах большинства государств-участников. Европейский Суд, однако, отметил, что никогда не указывал, что понятия "семейной жизни" или "личной жизни" охватывают требование о возмещении ущерба, причиненного третьими лицами. Дела о наследовании по закону или по завещанию затрагивают материальные аспекты существующих семейных связей. Европейский Суд пришел к выводу, что требование заявителя о возмещении ущерба не затрагивало существующие связи с покойной сожительницей, включая их материальные аспекты. Оно затрагивало только отношения с врачом-ответчиком. Последняя связь не касалась вопросов "семейной жизни" в значении статьи 8 Конвенции или вопроса "личной жизни" с точки зрения лица. Соответственно, статья 8 Конвенции в настоящем деле неприменима, и статья 14 Конвенции также не может применяться.

Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба несовместима с положениями Конвенции ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).)).

Вопрос о соблюдении права на уважение личной жизни

По делу обжалуется требование о написании имен в официальных документах только буквами официального турецкого алфавита. По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были.



Кемаль Ташкин и другие против Турции
[Kemal Taskin and Others v. Turkey] (N 30206/04 и другие)



Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, лица курдского происхождения, возбудили судебное разбирательство с требованием об изменении написания их имен. Их требование было отклонено на том основании, что избранные ими имена содержат буквы, отсутствующие среди 29 букв официального алфавита, содержащегося в законе о принятии и применении турецкого алфавита. Кассационный суд оставил в силе решения суда первой инстанции.

Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Отказ в разрешении написания имен заявителей с использованием букв, не содержащихся в турецком алфавите, представлял собой вмешательство в осуществление их права на уважение личной жизни. Вмешательство было основано на законе, требующем использования турецкого алфавита во всех официальных документах. При условии соблюдения прав, предусмотренных Конвенцией, государства-участники вправе требовать использования официального языка или языков в удостоверениях личности и иных официальных документах и устанавливать правила в этих целях. Соответственно, вмешательство было направлено на предотвращение беспорядков и защиту прав и свобод других лиц. Что касается утверждения двоих заявителей о том, что данный отказ вредил их этническому тождеству, Европейский Суд прежде всего отмечает, что заинтересованным лицам разрешалось использовать курдские имена и фамилии. Кроме того, из их объяснений не следует, что данные имена при написании с использованием букв турецкого алфавита приобретали вульгарное или смешное значение, которое могло причинить заявителям неудобство при общении или иным образом затруднить их идентификацию. Турецкая система позволяла фонетически передавать в актах гражданского состояния имена, содержащие звуки, которые не имеют точного эквивалента в турецком алфавите. В этом отношении Конвенция N 14 Международной комиссии по гражданскому состоянию (ICCS)* (* Конвенция N 14 от 13 сентября 1973 г. о записи фамилий и имен в актах гражданского состояния.), направленная на обеспечение определенной степени единообразия в данном вопросе, предусматривала ряд систем передачи фамилий и имен, включая фонетическое транспонирование. Однако из материалов дела следует, что за одним исключением заявители не выбрали этот подход. Действительно, транспонирование имен заявителей с использованием букв турецкого алфавита могло вызвать фонетические сложности. Однако аналогичные сложности существуют в других языках. В этой связи выбор национального алфавита и сложность передачи имен с целью воспроизведения желаемого звука являются сферой, в которой различия между странами особенно заметны, и общая основа между системами, используемыми государствами-участниками, практически отсутствует. Кроме того, нельзя утверждать, что такие трудности возникают очень часто или являются более значимыми, чем те, которые испытывает множество людей в современной Европе, где миграции между странами и языковыми областями становятся обычным явлением. Кроме того, что касается записи в актах гражданского состояния фамилий и имен лиц, чьи документы составлены иными государствами в соответствии с их правилами с использованием букв, отсутствующих в турецком алфавите, такая практика основана на вышеупомянутой Конвенции ICCS, которая требует буквальной записи имен, то есть воспроизведения всех букв, входящих в состав имени, без изменения. В этом отношении представляется, что условия применения международных актов не противоречат Европейской конвенции. Соответственно, турецкие власти не вышли за пределы своего усмотрения в данном вопросе.

Постановление


По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. В период, относящийся к обстоятельствам дела, не имелось правовых препятствий для избрания курдского имени или фамилии при условии их написания в соответствии с правилами турецкого алфавита. Кроме того, не имеется оснований полагать, что турецкие власти реагировали бы иначе на ходатайства лиц некурдского происхождения. Европейский Суд уже признал мотивы, основанные на лингвистическом единообразии в отношениях с административными органами и публичными службами, объективными и разумными. Наконец, запись в актах гражданского состояния фамилий и имен лиц, чьи документы о гражданском состоянии были составлены другими государствами в соответствии с их правилами, с использованием букв, отсутствующих в турецком алфавите, была основана на международной конвенции, направленной на обеспечение некоторого единообразия в данном вопросе. Такая цель не может считаться неразумной. Кроме того, Европейский Суд не убежден в том, что заявители, как лица, желающие изменить свои имена, находились в сопоставимой ситуации с лицами, чьи документы о гражданском состоянии были составлены другими государствами в соответствии с их правилами.


Постановление


По делу требования статьи 14 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная