Учебное пособие том I характеристика основных тенденций развития Под общей редакцией академика О. А. Колобова текст соглашения был источен пункт о океане за исключением Учебный сайт
Учебные материалы


Учебное пособие том I характеристика основных тенденций развития Под общей редакцией академика О. А. Колобова



§ 3. Международные отношения на Дальнем Востоке после Пер­вой мировой войны. Вашингтонская конференция

На Парижской мирной конференции были затронуты далеко не все проблемы международных отношений на Дальнем Востоке и урегулирование в этом регионе не было проведено в соответствии с новым соотношением сил, сложившимся после Первой мировой войны.

Как уже отмечалось, США вышли из войны значительно усилившимися, в связи с чем существенно возросли и их претензии на лидирующее положение в мире. Однако Парижская мирная конференция не оправдала их надежд: стремление американской дипломатии играть главную роль в решении международных проблем встретило ак­тивное сопротивление со стороны Великобритании, Франции и Японии. Таким обра­зом, Соединенным Штатам не удалось получить свободный доступ на территории колониальных владений других держав и добиться доминирования на морях, а Устав Лиги Наций не обеспечил им руководящей роли в рамках этой международной орга­низации.

В то же время Версальская система предоставляла большие преимущества Японии - главному сопернику США на Дальнем Востоке, что не могло не вызвать сильного беспокойства в американских правящих кругах. Версальская система не ликвидировала англо-японский морской союз, созданный в свое время против России, Германии и США. В Соединенных Штатах хорошо понимали истинную сущность данного сою­за. Видный американский политический деятель того времени сенатор Лодж говорил в 1922 г., что «англо-японский союз представляет собой наиболее опасный элемент в наших взаимоотношениях с Дальним Востоком и Тихим океаном... он вызывает рас­тущую тревогу не только в США, но и в Канаде... Он поддерживает в Японии воен­ный дух и ее приготовления на суше и на море к новым конфликтам».

В целом, передел мира, фактически осуществленный на Парижской конференции, нельзя было считать законченным без хотя бы временного урегулирования дальнево­сточных проблем. В связи с этим практически сразу после подписания мирных дого­воров с Германией и ее союзниками в руководстве США стали возникать планы со­зыва новой международной конференции, которая могла бы пересмотреть некоторые решения, принятые союзниками в Париже, в пользу Соединенных штатоКРОтметим также, что необходимость мирного^ урегулирования с Японией была обусловлена и внутриполитическими п]зо5лё"мами в США, связанными с борьбой правящей респубиканской партии против дёмшфатбв: после президентских выборов 1920 г. в США победившая республиканская партия заявила о намерении принять меры для сокра­щения вооружения и, соответственно, определенного сокращения налогов.

Япония также искала возможности мирного решения своих противоречий с аме­риканцами, так как под давлением английской конкуренции и сопротивления руково­дства и общественного мнения Китая японская торговля в Китае сократилась, интер­венция в Сибири и на советском Дальнем Востоке становилась все более безнадеж­ным делом, плохо отражавшимся на доходах японского бюджета.

Заинтересованность в пересмотре некоторых дальневосточных вопросов, а также вопросов, связанных с морскими вооружениями тгоотшщ^Велтд^ктаяия. В марте 1921 г. министр военно-морского флота Англии лорд Ли выступил с речью, в которой предложил установить павитет между_флотами Англии и. СШД, заключив соответст­вующее соглашение на этот счет. Через месяц лорд Ли довел до сведения американ­ского правительства, что Англия «готова отказаться от традиционной политики со­держания флота, равного двум другим сильнейшим в мире флотам, и договориться с США о равенстве этих флотов». Англия при этом предлагала гарантировать безопас­ность США в Атлантике с тем, чтобы американцы имели возможность сконцентриро­вать свой флот в Тихом океане.

В ходе последовавших англо-американских переговоров США выпвинулимдгед-ложениечг-яиквидации англо-понского союза Попытки английских представителей найти компромиссное ретпенЖ^топГвопроса не имели успеха. Для давления на Анг-'лйю американская дипломатия использовала Канаду: канадский премьер Мейген вы­ступил с предложением о заключении договора 4-х держав (США, Великобритании, Франции и Японии) взамен англо-японского морского союза. Летом 1921 г. США использовали для давления на Англию ирландскую проблему. В связи с обсуждением в конгрессе вопроса о признании Ирландской республики, государственный секре­тарь США Юз заявил английскому послу, что решение конгресса будет зависеть от характера взаимоотношений между Англией и Японией. В создавшихся условиях британским дипломатам пришлось уступить.

В июле 1921 г. английское правительство рекомендовало президенту США Гар-дингу взять на себя инициативу созыва конференции для обсуждения вопроса о мор­ских вооружениях, а также дальневосточного и тихоокеанского вопросов. 10 июля госсекретарь США Юз выступил с официальным предложением созвать междуна­родную конференцию в Вашингтоне.

Конференция открылась 12 ноября 1921 г. в составе представителей США, Англии, Франции, Японии, Италии, Бельгии, Голландии, Португалии, Китая. Английские доминионы и Индия имели самостоятельное представительство на конференции. Официальная повестка дня включала следующие пункты: 1) ограничение морских вооружений; 2) урегулирование тихоокеанского и дальневосточного вопросов. Во­прос об англо-японском союзе не значился в повестке, тем не менее он являлся одной из главных проблем конференции, так как без его разрешения практически невоз­можно было прийти к соглашению по другим вопросам.

10 декабря 1921 г. американский представитель сенатор Лодж огласил проект до­говора 4-х держав — США, Великобритании, Франции и Японии — о взаимной га­рантии неприкосновенности островных владений на Тихом океане. Попытки Италии добиться участия в договоре были решительно отвергнуты, а сам проект был одобрен практически без обсуждения.

Соглашение 4-х держав было достигнуто в результате длительной закулисной борьбы. Переговоры об этом соглашении между делегациями начались еще 1 декабря 1921 г. и велись в полной тайне между главами американской, английской и японской делегаций. Английская сторона вначале настаивала на заключении трехстороннего соглашения между США, Англией и Японией взамен англо-японского морского союза. Английский проект предусматривал возможность для двух договаривающихся сторон входить в военные соглашения друг с другом с условием, что эти соглашения будут носить оборонительный характер. Однако эти попытки Англии сохранить в иной форме англо-японский союз встретили сопротивление со стороны США, кото­рые настояли на приглашении Франции к участию в соглашении. Серьезные англо­французские разногласия по поводу раздела подмандатных территорий на Ближнем Востоке, а также в германском и дригих вопросах, большие размеры государственно­го долга Франции Соединенным Штатам давали основание американским диплома­там считать, что, привлекая Францию к этому соглашению, они усилят свои позиции по отношению к Англии и Японии.

Договор 4-х держав, подписанный 13 декабря 1921 г., явился одним из важных документов Вашингтонской конференции. Он предусматривал совместные действия участвующих в нем сторон по защите их прав и интересов на Тихом океане. В дого­воре указывалось, что в случае, если права этих стран «подвергнутся опасности в си­лу наступательных действий какой-либо державы», то договаривающиеся стороны «войдут во взаимный, полный и откровенный обмен мнениями для того, чтобы дос­тигнуть соглашения о наиболее действенных мерах, долженствующих быть приняты­ми». В договоре предусматривалось, что после обмена ратификационными грамотами англо-японский союз потеряет свою силу.

Вынужденный отказ Англии от договора с Японией явился крупным успехом аме­риканской дипломатии, заложившим фундамент доминирования Соединенных Шта­тов в Тихоокеанском регионе.

Большое внимание конференция уделила проблеме морских вооружений. Гонка морских вооружений была связана, прежде всего, с положением на Дальне Востоке. Именно здесь многие международные противоречия не были урегулированы, а неко­торые из них (в основном японо-американские) достигли крайней остроты.

Американские предложения по данному вопросу были внесены на первом заседа­нии конференции в речи Юза. Предложенный Соединенными Штатами уровень мор­ских вооружений предусматривал установление общего принципа пропорционально­го соотношения тоннажа военно-морских сил крупнейших держав по важнейшим категориям судов и установление пропорциональных норм для вспомогательных боевых сил, стремясь т.о. привести соотношение сил главных морских держав в соответ­ствие со своими интересами, закрепив его международным соглашением. Американ­ское предложение было рассчитано на то, чтобы США, ограничивая на время гонку морских вооружений, могли добиться ликвидации преобладания английского линей­ного флота над американским. Кроме того, выдвигая такую программу, американская дипломатия учитывала антивоенные настроения мирового общественного мнения, пытаясь заработать на этом определенный политический капитал.

Делегатам Англии и Японии было трудно не согласиться с американской про­граммой, к тому же Англия даже более, чем США, была заинтересована в ограниче­нии морских вооружений. Англия имела огромный флот, содержание которого тре­бовало больших затрат, обременительных для британской экономики. Японский де­легат адмирал Като также в принципе был согласен с американскими предложения­ми.

Когда же конференция перешла к обсуждению конкретных вопросов сокращения флотов, то обнаружились большие разногласия. Японцы настаивали на соотношении линейных флотов Англии, США и Японии в пропорции 10:10:7 вместо предложенных Юзом 10:10:6 и соглашались отказаться от своего требования только при условии, что США не будут строить военно-морские базы на Тихом океане. Американцы, в свою очередь, возражали против этого требования. Франция и Италия также оспари­вали некоторые положения проекта.

Совместное давление США и Англии заставило французов согласиться на пред­ложенный размер военно-морского тоннажа. В то же время Франция категорически отказалась пойти на сокращение сухопутных вооруженных сил, чего активно добива­лась Англия. Настаивая на сокращении французских сухопутных вооружений, англи­чане добивались ослабления позиций Франции в Европе, а также углубления проти­воречий между Францией и США. Соединенные Штаты были заинтересованы в со­кращении сухопутных вооруженных сил в международном масштабе, так как стреми­лись ослабить мощную японскую армию, хотя и не имели ничего против французской сухопутной армии, служившей в качестве своеобразного противовеса английскому влиянию в Европе.

В результате острых противоречий по вопросу об ограничении сухопутных воо­ружений этот вопрос был снят с обсуждения. Не было также достигнуто никакого соглашения по вопросу о регламентации подводного флота и военно-воздушных сил.

Что же касается морских вооружений, то в результате упорной борьбы 6 февраля 1922 г. между США, Британской империей, Японией, Францией и Италией было под­писано соглашение об их сокращении. Соглашение устанавливало соотношение тон­нажа линейных судов и авианосцев в следующей пропорции: 5:5:3:1,73:1,75 (США, Англия, Япония, Франция, Италия соответственно). Было также принято предложе­ние США о запрещении постройки линкоров водоизмещением свыше 35 тыс.т. Со­глашение, получившее в литературе название «соглашение 5-ти держав», было за­ключено на срок до 31 декабря 1936 г.

Соглашение 5-ти держав ознаменовало собой официальное закрепление согласия Англии на принцип паритета линейных флотов США и Англии, что указывало на значительное изменение в соотношении сил между крупнейшими мировыми держа­вами. Однако Великобритания продолжала сохранять преимущество в сфере контро­ля над важнейшими морскими коммуникациями благодаря мощному крейсерскому флоту, не подвергшемуся сокращению по условиям соглашения, несмотря на все уси­лия американских дипломатов.

По настоянию Японии в

текст соглашения был источен пункт о

запрещении со­оружения новых военно-морских баз на Тихом

океане за исключением

прибрежных о-вов США, Канады, Австралии

и Новой Зеландии, зоны Панамского канала,

Гавай­ских о-вов, а также островов к западу от 110

меридиана. Принятием

этого пункта бы­ло обусловлено согласие Японии на предложенную

американцами

пропорцию в со­отношении линейных флотов. Япония, располагая хорошо оснащенными военными базами на своих тихоокеанских островах, добилась отказа США от права сооружать военные базы на Филиппинах, острове Гуам и Алеутских о-вах. Таким образом, США и Англия могли создавать военно-морские базы на расстоянии не ближе 5-6 тыс. км от японских берегов. Последующие события показали, что такая ситуация обеспечила японскому флоту возможность господствовать в азиатских водах и создала основу для экспансии этой страны в Юго-Восточной Азии.

***

Не менее важное значение имели и соглашения, посвященные положению в Ки­тае, который в свое время отказался подписать Версальский договор в связи с тем, что бывшие германские владения на его территории были переданы японцам.

Китайская делегация на конференции выдвинула программу из 10 пунктов в качест­ве основных принципов для обсуждения. В программе делегации ставился вопрос об уважении территориальной целостности и политической независимости Китая со сто­роны великих держав. Программа предусматривала, что Китай, со своей стороны, не будет отчуждать или сдавать в аренду какой бы то ни было державе какую-либо часть своей территории. Соглашаясь с принципом «открытых дверей и равных возможно­стей», представители Китая настаивали на ликвидации всех специальных прав и приви­легий иностранных держав на территории страны, на возвращении Китаю бывших не­мецких владений, ликвидации сфер влияния, вывод иностранных войск и т.д.

Американская делегация поддержала те из требований Китая, которые можно бы­ло использовать для ликвидации монопольных позиций японцев в ряде районов Ки­тая, в то время как Япония отказалась обсуждать эти вопросы на конференции и по­требовала их рассмотрения в рамках двусторонних переговоров между Японией и Китаем. США и Англия приняли эту процедуру, но добились согласия японцев на участие своих представителей на переговорах в качестве наблюдателей.

В результате закулисной борьбы, включавшей в себя, в частности, попытки япон­цев сменить правительство в Пекине, 4 февраля 1922 г. между Японией и Китаем бы­ло подписано соглашение, определившее условия возращения Шаньдунской провин­ции, предусматривавшие, в частности, отказ Японии от исключительного права пре­доставлять Китаю займы под обеспечение налогами и направлять своих советников и инструкторов в китайское правительство и т.д. Данное соглашение означало пере­смотр постановлений Версальского договора по этому вопросу, что можно расцени­вать как поражение японской дипломатии и успех американской внешней политики, ослабивший в определенной степени японское влияние в Китае.

Важным документом по китайскому вопросу на конференции явился договор 9-ти держав — США, Англии, Франции, Японии, Бельгии, Италии, Голландии, Португа­лии и Китая, — подписанный 6 февраля 1922 г. Договор обязывал подписавшие его страны уважать суверенитет Китая, его территориальную целостность, соблюдать принцип «открытых дверей». Договор обязывал его участников

воздерживаться

от использования существующей в Китае обстановки в целях

получения специальных

прав и преимуществ, не добиваться монополии или привилегий

в

какой-либо части Китая в ущерб интересам третьих стран.

Данный договор также можно отнести к достижениям американской дипломатии, так как он препятствовал разделу Китая на сферы влияния, а следовательно противо­речил интересам Англии и Японии, ослабляя их влияние в регионе Дальнего Востока. Япония присоединилась к этому договору, несмотря на то что он был направлен про­тив ее интересов, т.к. у нее не было другого выхода. Фактически Япония была изоли­рована на конференции*Однако, подписывая договор 9-ти держав, Япония, в целом, сохраняла определенную свободу маневра, т.к. данный документ не предусматривал каких-либо мер воздействия на его нарушителей.

Подводя итоги, можно сказать, что Вашингтонская конференция фактически за­вершила передел мира после Первой мировой войны, установив на некоторое время новый баланс сил на Тихом океане. Решения конференции стали одной из основ по­слевоенного урегулирования на международной арене, составной частью Версальско-Вашингтонской системы, определившей основные тенденции и противоречия разви­тия международных отношений почти на два десятилетия. Итоги конференции озна­меновали также значительные успехи американской дипломатии в борьбе за домини­рование, по крайней мере, на Тихом океане.



§ 4. Россия в системе международных отношений 1920-х гг. Основные черты внешней политики РСФСР в 1918-1921 гг. Ус­тановление дипломатических отношений со странами Ближнего и Среднего Востока

Благодаря позиции нового большевистского руководства, заключившего сепарат­ный мир с Германией, отказавшегося в одностороннем порядке от уплаты иностран­ных долгов и национализировавшего иностранную собственность в России, Совет­ское государство на мировой арене оказалось в положении аутсайдера. Политика большевиков дала державам-победительницам повод на Версальской конференции при обсуждении русского вопроса разрабатывать планы, связанные с силовым давле­нием на РСФСР как при помощи прямой военной интервенции, так и посредством поддержки антибольшевистских сил внутри России. Результатом такого положения вещей стала экономическая и дипломатическая блокада России со стороны стран За­пада.

В создавшихся условиях советское руководство с целью выхода из внешнеполи­тической изоляции предприняло ряд политических шагов, направленных на установ­ление дипломатических и интенсивное развитие экономических отношений со стра­нами Ближнего и Среднего Востока.

Еще в конце 1917 - начале 1918 г. СНК РСФСР в нескольких дипломатических нотах сообщил правительству Ирана, что российская сторона готова обсудить вопрос о выводе войск с территории Северного Ирана, а также о денонсации англо-русского соглашения 1907 г. и ряда других соглашений, ущемляющих суверенитет этой стра­ны. Иранское правительство приняло к сведению решение советского руководства и в свою очередь объявило утратившими всякую силу все договоры и соглашения, навя­занные Ирану великими державами. Однако дальше деклараций дело не пошло, т.к. в середине 1918 г. Великобритания ввела свои войска в Иран, где было сформировано проанглийское правительство, прервавшее переговоры с большевиками.

Несмотря на это, правительство Советской России не оставляло попыток устано­вить дружественные отношения с Тегераном. Такая настойчивость объясняется тем, что Иран расположен в непосредственной близости от границ РСФСР и угроза его использования в качестве плацдарма для наступления на территорию Советского государства казалась тогда вполне реальной. В течение 1918 - 1919 гг. в Иран были отправлены еще две российские миссии, основной задачей которых было заключение соответствующего договора, однако переговоры были сорваны иранской стороной.

Срыв переговоров был выгоден англичанам, т.к. в это время английские диплома­ты вели переговоры о заключении нового англо-иранского соглашения, сохраняюще­го зависимость этой страны от Великобритании. Данное соглашение было подписано 9 августа 1919 года. Согласно этому документу Великобритания получала право на­значать своих советников в государственный аппарат и армию Ирана. Иранской сто­роне был предоставлен заем под залог доходов иранских таможен; таможенные тари­фы были пересмотрены в интересах Англии.

В этих условиях Советская Россия выступила с обращением, адресованным наро­ду Ирана (28 августа 1919 года). Решив сыграть на антианглийских настроениях, со­ветское руководство заявило, что не признает англо-персидского договора, т.к. он ведет к порабощению Ирана. "Персия вычеркнута из числа независимых стран. Пер­сидский народ исключен из числа свободных народов, его собственные деспоты и угнетатели получают деньги от Англии и окончательно превращаются в ее слуг..." — говорилось в обращении. Осудив таким образом это соглашение, советское прави­тельство вновь предложило заключить равноправный советско-иранский договор на основе взаимовыгодного сотрудничества.

20 мая 1920 года иранское правительство откликнулось на этот призыв, сообщив, что намеревается послать в Баку и Москву делегации для ведения переговоров с со­ветской стороной на прежних условиях. В ноябре 1920 года в Москву для перегово­ров с РСФСР прибыл чрезвычайный посол Ирана Али-Гули-хан Ансари, а 26 февраля 1921 года советско-иранский договор был подписан в Москве. В этот же день прави­тельство Ирана заявило, что отказывается внести англо-иранский договор на рас­смотрение меджлиса; меджлис одобрил это решение.

Советское правительство подтвердило свой отказ от собственности царской Рос­сии на территории Ирана, а также то, что все договоры, конвенции и ^оглашения, заключенные царским правительством с Ираном и приводившие к ущемлению прав Ирана, объявлены отмененными и потерявшими силу. Все соглашения, заключенные Россией с третьими державами во вред Ирану, также были отменены; Советская Рос­сия отказалась от участия в каких бы то ни было мероприятиях, нарушающих сувере­нитет этой страны. Договаривающиеся стороны согласились признать и соблюдать границу, установленную русско-персидским соглашением 1881 года; было оговорено право обоих государств совместно использовать пограничные реки.

В советско-иранский договор были включены также статьи, провозглашающие обязательства сторон не вмешиваться во внутренние дела друг друга, а так же статьи, обеспечивающие безопасность Советской России. Согласно ст. 5 ( п. 1 ) договора, обе стороны обязывались « не допускать на своей территории образования или пребыва­ния организаций, отдельных групп, или отдельных лиц, ставящих своей целью борьбу против Персии и России, а так же против союзных с последней государств, а равным образом не допускать на своей территории вербовку или мобилизацию личного со­става в ряды армии или вооруженных сил таковых организаций».

В пункте 3 той же статьи говорилось об обязательстве Ирана и России не допус­кать пребывания на своих территориях вооруженных сил какого-либо третьего госу­дарства, дабы предотвратить угрозу границам этих двух государств.

В ст. 6 предусматривалось следующее: «В случае, если со стороны третьих стран будут иметь место попытки путем вооруженного вмешательства осуществлять на территории Персии захватную политику или превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против России... и если Персидское Правительство... само не окажется в силе отвратить эту опасность, Российское Советское Правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах са­мообороны, принять необходимые военные меры». При устранении опасности совет­ское правительство обязывалось немедленно вывести свои войска.

Нельзя не признать, что ст.6 данного договора некоторым образом ущемляла су­веренитет Ирана, но, на наш взгляд, эта мера была необходимой в условиях того вре­мени для обеспечения безопасности РСФСР.

Советско-иранский договор стал серьезной преградой на пути усиления влияния империалистических стран в Иране, кроме того, это был первый равноправный дого­вор, подписанный Ираном с великой державой, опираясь на который он смог аннули­ровать соглашение с Великобританией 1919 г. и добиться вывода английских войск со своей территории. Все это способствовало усилению просоветских настроений в Иране и создавало основу для дальнейшего развития отношений между двумя стра­нами.

Ведя переговоры с иранским правительством, советское руководство также пред­принимало усилия для налаживания отношений с Афганистаном, в котором в то вре­мя активно развивалось национально-освободительное антианглийское движение.

В феврале 1919 г. к власти в Афганистане пришел молодой, энергичный Аманул-ла-хан, сторонник реформ в стране. 28 февраля он провозгласил политическую неза­висимость Афганистана, которая немедленно была признана Советской республикой. 7 апреля 1919 г. Аманулла-хан направил председателю ВЦИК М. И. Калинину посла­ние, в котором выражал желание установить с Советской Россией дружественные отношения. Вслед за этим в Ташкент прибыла чрезвычайная афганская миссия во главе с Мухаммед Вали-ханом, а летом того же года в Афганистан прибыл назначен­ный чрезвычайным и полномочным представителем РСФСР в странах Центральной Азии Я. 3. Суриц.

Результатом переговоров стало сначала парафирование, а затем и подписание до­говора о дружбе между РСФСР и Афганистаном 28 февраля 1921 г. Целый ряд доку­ментов свидетельствует о том, что " общая политика ниспровержения империалисти­ческого деспотизма " была одним из основных факторов, обусловивших заключение договора.

По договору стороны признавали независимость друг друга и брали на себя обяза­тельство не вступать в военное или политическое соглашение с третьей державой, которое нанесло бы ущерб другой стороне. Россия предоставляла Афганистану право на свободный и беспошлинный транзит через ее территорию товаров, закупленных как в России, так и за границей. Советская сторона согласилась также оказать своему южному соседу материальную и финансовую помощь, предоставить безвозмездную ссуду в размере 1 млн. руб. золотом.

Данный договор имел большое значение для обеих сторон. Сам факт заключения равноправного договора с Россией во многом способствовал укреплению независи­мости Афганистана, а финансовая и техническая помощь сыграли свою роль в разви­тии экономики страны, ее инфраструктуры, а также в строительстве вооруженных сил афганского государства. Укрепление независимости Афганистана и режима Аманул-лы-хана, достаточно враждебно настроенного по отношению к англичанам, обеспе­чивало относительную безопасность южных рубежей Советского государства, а так­же поднимало престиж Советской России в глазах народов Востока.

Наряду с развитием политических отношений между двумя странами расширялись и торгово-экономические связи. Географическое положение Афганистана, его непосредственная близость к границам Советского Союза, скорость доставки товаров яви­лись факторами, содействовавшими развитию советско-афганской торговли, особен­но выгодной для афганской стороны, т.к. импорт РСФСР из Афганистана включал практически всю экспортную продукцию афганской экономики, что стимулировало ее рост. Расширению афганского экспорта в РСФСР способствовали и некоторые специальные меры советского правительства, в частности ввоз главнейших афганских товаров разрешался без лицензий, а к большинству других товаров применялись льготные тарифы.

Необходимо также отметить, что основное внимание советское правительство уделяло развитию отношений с Турцией, в которой в рассматриваемый период под влиянием военных поражений и Октябрьской революции в России разворачивались интенсивные революционные процессы, характеризовавшиеся ростом антизападных настроений и просоветских симпатий в среде турецкого общественного мнения.

В апреле 1920 г. в Турции было создано революционное правительство во главе с Мустафой Кемаль-пашой. Его резиденцией стала Анкара ( Ангора ). В условиях не­приятия турецкой революции западными странами, желая укрепить только что уста­новившийся режим, Кемаль-паша уже 26 апреля 1920 г. обратился к Советской Рос­сии с предложением установить дипломатические отношения и заключить военный союз между двумя странами. Советское правительство согласилось немедленно уста­новить с Турцией дипломатические и консульские отношения и приступить к перего­ворам. Кроме того, оно изъявило готовность выступить посредником в переговорах между Турцией, Арменией и Ираном для урегулирования спорных вопросов между этими странами. Это еще более склонило общественное мнение Турции в сторону России, тем более что РСФСР, « объявившая себя освободительницей угнетенных народов и непримиримым врагом империалистов», виделась единственным союзни­ком в сложившейся ситуации.

2 июля НКИД направил Мустафе Кемалю письмо, извещающее главу турецкого правительства о посылке в Турцию советского представительства. В свою очередь турецкая делегация во главе с министром иностранных дел Бекир Сами-беем прибыла в Москву, где и был разработан проект советско-турецкого договора. Осенью 1920 г. Бекир Сами-бей вернулся в Анкару с проектом договора, но его подписание было отложено в результате внутриполитических изменений в Турции.

Наступление греческих войск, начавшееся в конце 1920 года, вновь поставило во­прос о поддержке Турции Советской Россией. В феврале 1921 года турецкая делега­ция снова выехала в Москву для завершения переговоров. Турецкое руководство рас­считывало использовать переговоры в качестве козыря, способного сделать более сговорчивой дипломатию Запада. Об этом свидетельствует тот факт, что практически одновременно с делегацией, посланной в Москву, другая делегация была послана в Лондон на конференцию держав-победительниц.

Переговоры закончились 16 марта 1921 г. подписанием в Москве советско-турецкого договора о дружбе и братстве. В его преамбуле говорилось, что оба прави­тельства, «разделяя принципы братства наций и право народов на самоопределение, отмечая существующую между ними солидарность в борьбе против империализма... и всецело воодушевляемые желанием установить между ними постоянные сердечные взаимоотношения и неразрывную искреннюю дружбу, основанную на взаимных ин­тересах сторон, решили заключить договор о дружбе и братстве».

Согласно ст. 1 договора каждая сторона обязывалась в принципе «не признавать никаких мирных договоров или иных международных актов, к принятию которых принуждалась бы силою другая из договаривающихся сторон». Ст. 2 определяла се­веро-восточные границы Турции и решала ряд спорных территориальных вопросов.

Обе стороны объявляли отмененными все старые договоры, причем советское правительство заявило, что считает Турцию свободной от всяких денежных и иных обязательств, принятых по прежним русско-турецким договорам. Договаривающиеся стороны обязались не допускать образования или пребывания на своей территории организаций или групп, претендующих на роль правительства другой страны или час­ти ее территории.

Особого внимания заслуживает ст. 5, посвященная вопросу о проливах:« Дабы обеспечить открытие проливов и свободу прохождения торговых судов для всех народов, обе договаривающиеся стороны соглашаются передать окончательную выра­ботку международного статута Черного моря и проливов будущей конференции из делегатов прибрежных государств, при условии, что вынесенные ею решения не на­несут ущерба полному суверенитету Турции, равно как и безопасности Турции и ее столице Константинополю».

Советская Россия взяла на себя обязательство предпринять шаги в отношении за­кавказских республик, необходимые для обязательного признания этими республика­ми статей данного договора.

Советско-турецкий договор 1921 г., заключенный в период борьбы кемалистской Турции против греческой интервенции и давления стран Антанты, имел для обеих стран большое значение. Он укрепил позиции Турции в ее борьбе за независимость и обеспечил возможность добиваться столь же благоприятных условий в переговорах с другими государствами, содействовал укреплению режима, дружественно настроен­ного к Советской России.

При заключении Московского договора между представителями РСФСР и Турции имел место обмен нотами, дополняющими договор. В нотах стороны обязались ин­формировать друг друга о переговорах с другими державами, заключении с ними договоров, а также о принципиальной смене политического курса одной стороны по отношению к другой. Одновременно с подписанием договора была достигнута дого­воренность о предоставлении Турции безвозмездной помощи в размере 10 млн. золо­тых рублей.

Таким образом, поддержка, которую Советская Россия (с 1922 г. Советский Союз) и Турция оказывали друг другу после выхода из Первой мировой войны, носила принципиальный характер для кемалистского режима в Турции и большевистского в России. Соседи вернулись к сотрудничеству, необходимому для противодействия общему внешнему врагу.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что предложив странам Ближнего и Среднего Востока политику взаимовыгодного сотрудничества в противо­вес английской политике, основанной на неравноправных договорах, Советский Союз сумел прорвать дипломатическую и экономическую блокаду, в которой он оказался после Октябрьской революции. Безвозмездная помощь, оказанная народам этих, стран, в iex исторических условиях существенно повлияла на нормализацию положе­ния вокруг СССР. Оказав помощь народам соседних государств в деле упрочнения их независимости, Советское государство обеспечило стабильность большой протяжен­ности южных границ, нашло пути добрососедского решения ряда спорных террито­риальных вопросов. До минимума была сведена опасность использования враждебно относящихся к России державами соседних стран как плацдарма для нанесения удара, развязывания войны, что давало возможность сконцентрировать главные усилия на решении внутренних проблем.


Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная