Прабхупада лиламрита главы 01 65 Смотрите также: Учебный сайт
Учебные материалы


Прабхупада лиламрита главы 01 65



— Мой Гуру Махарадж досадовал, — говорил он, — но мне нравится быть в вашем обществе.

Один ученик-санньяси прочел свою молитву-обращение к Верховному Господу с просьбой позволить Прабхупаде дожить до ста лет. Услышав об этом, Шрила Прабхупада широко открыл глаза и улыбнулся. Однако он еще раз подтвердил, что не боится смерти; он всегда на Вайкунтхе, где бы ни оказался – а особенно здесь, во Вриндаване, погруженный в киртан своих учеников.

Тамала-Кришна Госвами сказал Прабхупаде, что утром в храме он молился Кришне и Балараме. Кришна сотворил столько чудес, сказал он, поэтому не будет ничего удивительного, если Он сохранит Прабхупаде жизнь, а Баларама, поддерживающий все мироздание, не ослабеет, если поделится со Шрилой Прабхупадой частичкой своей силы.

— Таким образом, — сказал Тамала-Кришна, — все мы можем молиться Кришна-Балараме о вашем спасении. Пусть мы незначительны, но, может быть, Они к нам прислушаются.

— Нет, — сказал Прабхупада. — Все вы чистые преданные, лишенные иных мотивов.

Шрила Прабхупада считал молитвы своих учеников проявлением их искренней любви; с духовной точки зрения они были совершенно уместны, но все, в конечном счете, зависит от Кришны, у Него Свой план. Прабхупада сказал, что в любом случае с ним все будет хорошо. Он рассказал историю о мудреце, который дал разные благословения разным людям. Царевича мудрец благословил на долгую жизнь, поскольку после смерти тому предстояло понести наказание за свое сладострастие, аскета мудрец благословил умереть немедленно, чтобы избавиться от тягот сурового воздержания и обрести плоды благочестия. Но когда мудреца попросили благословить чистого преданного, тот сказал, что поскольку преданный уже обрел лотосоподобные стопы Кришны, для него нет разницы между жизнью и смертью.

Прабхупада лучше учеников знал, что мог бы сделать еще очень многое, останься он в этом мире, однако он хотел понять желание Кришны. Он видел явные признаки того, что жизнь его подходит к концу (по крайней мере, с точки зрения состояния его физического тела), и это само по себе указывало на то, что Кришна хочет, чтобы он вскоре покинул этот мир.

Посоветовавшись, члены Джи-би-си решили, что помимо подписания завещания, которое закрепит собственность ИСККОН за учениками Прабхупады, и переоформления на их имя всех банковских счетов, остаются вопросы, которые, пока не поздно, обязательно нужно обсудить со Шрилой Прабхупадой. На эти вопросы, — например, о том, кто в будущем будет давать посвящения ученикам, — необходимо было получить ясные и недвусмысленные ответы, иначе после ухода Шрилы Прабхупады эти вопросы станут источником всевозмож¬ных недоразумений и причиной смуты.

Комитет, избранный из членов Джи-би-си, предстал перед Шрилой Прабхупадой, когда тот сидел на кровати в большой комнате на первом этаже. Говорить от имени комитета дол¬жен был Сатсварупа-дас Госвами, но он смущался и робел. Стоять перед Шрилой Прабхупадой и задавать ему вопросы о том, как поступить в случае его смерти, со стороны могло пока¬заться бестактным.

Но другого выхода не было. Шри¬ла Прабхупада сам просил, чтобы члены Джи-би-си приеха¬ли во Вриндаван и позаботились о подобных вещах. Кроме того, ощущать себя в присутствии духовного учителя глупым и сконфуженным – абсолютно естественно для ученика, а миссия учеников Шрилы Прабхупады – продолжать его Движение – настолько серьезна, что в обсуждении столь важного вопроса неловкость совершенно неуместна. Однако Шрила Прабхупада оставался Шрилой Прабхупадой, и, несмотря на свою слабость, он, как и раньше, внушал им благоговейный трепет. Если бы вопросы ему не понравились, это было бы страшно.

— Шрила Прабхупада, — сказал Сатсварупа, — осталь¬ные члены Джи-би-си попросили нас прийти к вам и задать несколько вопросов. Мы все — члены Джи-би-си первого со¬става, каким его создали вы. Наш первый вопрос касается секретарей Джи-би-си. Мы хотим знать, как долго они должны занимать этот пост?

Медленно, глухим голосом Шрила Прабхупада проговорил:

— Они должны оставаться на своем посту пожизненно. Я отобрал в Джи-би-си лучших учеников, и сменять их нельзя. Если же найдутся другие достойные кандидаты, их тоже нуж¬но будет включить в состав Джи-би-си.

Пользуясь возможностью, Шрила Прабхупада порекомендовал записать в члены Джи-би-си Васудеву, представителя с Фиджи.

— Добавьте его, — сказал Прабхупада. — Но менять Джи-би-си не нужно.

Сатсварупа спросил, что делать, если член Джи-би-си сам оставляет свой пост. Прабхупада ответил, что тогда Джи-би-си должен поставить на его место другого.

— Наш следующий вопрос, — продолжал Сатсварупа, — касается того, как давать в будущем посвящения, особенно когда вас уже не будет с нами. Мы хотим знать, как проводить первое и второе посвящение.

— Да, — сказал Шрила Прабхупада, — я порекомендую некоторых из вас. После того, как мы решим все вопросы, я порекомендую некоторых из вас исполнять обязанности ачарьи.

— Это называется ачарья-ритвик? — вмешался Тамала Кришна.

— Да, — кивнул Прабхупада, — ритвик.

— Тогда каков статус того, кто дает посвящение? — спросил Сатсварупа.

— Он гуру, — сказал Прабхупада.

— Но он делает это от вашего имени, — уточнил Сатсварупа.

— Да, это формальность. Поскольку в моем присутствии ученик не должен становиться гуру. Поэтому от моего имени, по моему указанию — амара агьяя гуру. Он становится настоящим гуру, но по моему указанию.

— То есть, они могут считаться и вашими учениками, — сказал Сатсварупа, имея в виду тех, кто получил посвящение от имени Прабхупады у ачарьи-ритвика.

— Они их ученики, — ответил Шрила Прабхупада, говоря теперь о посвящениях после своего ухода. — Они являются учениками того, кто дает им посвящение. А мне они приходятся «внучатыми» учениками. Когда я скажу вам стать гуру, вы станете настоящими гуру. Вот так. И они станут учениками моего ученика.

Присутствующие члены Джи-би-си остались довольны тем, что ответ Шрилы Прабхупады на этот сложный вопрос был совершенно ясен и недвусмыслен. Позднее он изберет некоторых из них и велит им действовать в качестве дикша-гуру .

То, о чем он неоднократно писал в своих комментариях, те¬перь предстояло претворить в жизнь: его ученики сами ста¬нут гуру, и у них будут свои ученики.

Затем Сатсварупа спросил Шрилу Прабхупаду о Би-би-ти:

— В настоящее время без вашего просмотра и одобрения не может быть опубликован ни один перевод. Поэтому на бу¬дущее мы хотим знать, какова должна быть система издания тех переводов, которых вы, может статься, уже не увидите?

— Это мы должны продумать досконально, — ответил Прабхупада. Он согласился с тем, что в будущем его учени¬ки могут продолжать переводить книги с санскрита, однако пред¬остерег: — Среди моих учеников, я думаю, лишь немногие смогут переводить, как следует.

— Поэтому, Шрила Прабхупада, — сказал Киртанананда Свами, — мы считаем, что вы не можете оставить нас так скоро.

— Я не хочу, — сказал Прабхупада, — но вынужден. Что я могу поделать?

— Если вы не хотите, — сказал Киртанананда, — значит, и Кришна этого не захочет.

Шрила Прабхупада стал перечислять основные качества, необ¬ходимые переводчику вайшнавской литературы, написанной на санскрите. Прежде всего, он должен быть осознавшей се¬бя личностью.

— Иначе, если просто переводить буквально, ничего не выйдет. Мои комментарии нравятся людям потому, что основаны на практическом опыте. Тот, кто не осознал себя, никогда этого не до¬бьется.

— Одного образования мало, — добавил Бхагаван.

— Господь Чайтанья говорит: амара агьяя гуру — продолжал Шрила Прабхупада, — Тот, кто понимает наказ Чайтаньи Махапрабху, может стать гуру. Им может стать и тот, кто понимает указания своего гуру в парампаре. Поэтому я выберу некоторых из вас.

Прабхупада несколько раз подчеркнул этот момент — он выберет тех, кто может стать гуру. И повторил: «Не нужно менять Джи-би-си. Но если есть достойный кандидат, члены Джи-би-си могут избрать его путем голосования».

— Конечно, если кто-то падет, — предположил Тамала-Кришна, — как это уже бывало…

— Тогда их нужно заменить, — договорил Прабхупада. — Все они должны быть идеальными ачарьями. В начале, ради того, чтобы дело двигалось, мы смотрели на это сквозь пальцы, но сейчас мы должны быть очень осторожны. Если человек отклоняется, его можно заменить.

Ответы были получены, и члены Джи-би-си молча сидели перед Шрилой Прабхупадой, ожидая дальнейших указаний, но в то же время беспокоясь о том, как бы не утомить его своим присутствием.

— Ну, что же, Шрила Прабхупада, — сказал, наконец, Тамала-Кришна, — группа киртана готова. Можно им войти?

Шрила Прабхупада уже продиктовал Тамала-Кришне Госвами основные пункты своего завещания. Высшим руководящим органом ИСККОН должен стать Джи-би-си. Каж¬дое владение ИСККОН будет закреплено за тремя попечителями, которых назначит Джи-би-си. Счета Прабхупады в разных банках перейдут в собственность ИСККОН, а его бывшей жене и сыновьям будет назначена небольшая пенсия.

Пока члены Джи-би-си заседали, чтобы подготовить детальный проект завещания и оформить его у юриста, у Шрилы Прабхупады произошла встреча, которая заставила его забеспокоиться о своем Обществе. К нему пришел Госвами одного из храмов Вриндавана. Гость начал восхвалять его, но во время беседы как бы невзначай спросил:

— А кто будет распоряжаться собственностью после вашего ухода?

Как только гость ушел, Шрила Прабхупада позвал Гопала-Кришну. Подошли также Тамала-Кришна и Бхавананда.

— В Индии легко заметить скрытую тенденцию, — сообщил Шрила Прабхупада.

— Скрытую тенденцию, — не понял Тамала-Кришна.

— Имеет место скрытая тенденция, — повторил Прабхупада. — После моего ухода у вас захотят все отнять.

— Вот те на! Это разговор с гостем натолкнул Вас на такой вывод? — спросил Тамала-Кришна.

— Я давно это понял, — ответил Прабхупада. — Как вы собираетесь защищаться?

Кому, как не Прабхупаде, напоминать им о житейской мудрости!

— Вы приказали нам учредить имущественный трест с пожизненными членами, — начал Тамала-Кришна. — На самом деле вся Индия с завистью смотрит на наши здания. Потому что это лучшие здания.

— Они завидуют нашему престижу, — сказал Шрила Прабхупада. — Нашему положению. Всему. У нас все по высшему классу.

Составляя завещание, Шрила Прабхупада хотел защитить свой ИСККОН. Он говорил, что у преданного нет ни кап¬ли корысти — он делает все только для Кришны. Одна¬ко, сохраняя свою чистоту, он не должен быть наивным. ИСККОН — разветвленная, растущая организация со своей собственностью и капиталами, которые должны полностью направляться на служение Кришне. Шрила Прабхупада призвал членов Джи-би-си не терять бдительности.

Пока секретари Джи-би-си обсуждали между собой детали завещания, Шрила Прабхупада, лежа в постели, беспокоился о судьбе имущества ИСККОН. Он даже не пытался есть, а Упендре приходилось растирать ему грудь. Позднее в тот же день, окруженный мелодично поющей группой преданных, он вновь заговорил об угрозе.

— Это большой заговор, — начал он. — Они очень опасны.

Тамала-Кришна, знавший, о чем говорит Прабхупада, сказал:

— Что нужно сделать немедленно — это переписать имущество на попечителей.

— Так и нужно сделать, — согласился Шрила Прабхупада. — Очень хорошо.

В том, о чем просил Прабхупада, не было ничего сверхъестественного, но подойти к этому надо было серьезно и квалифицированно. Другими словами, Шриле Прабхупаде придется все делать самому. Он не хотел больше связываться с вопросами управления, однако могли ли его ученики гарантировать ему в этот момент – момент сильнейшей тревоги – что имущество и фонды Общества будут в безопасности?

Тамала-Кришна попытался успокоить духовного учителя, уверяя его в том, что Джи-би-си справится с этой задачей.

— Мы перепишем всю собственность, — сказал он, — особенно здесь, в Индии.

— Шрила Прабхупада, — вмешался Бхавананда Госвами, — нужно назначить попечителей.

— Попечители не назначены, — проговорил Прабхупада. — Где же попечители? Я уже составил предварительный список попечителей — для книжного треста. Составьте его по тому же принципу.

— Да, — кивнул Тамала-Кришна. — Предварительный список будет строиться по тому же принципу. Вы одобрите его, а потом скажете нам, кого из них вы хотели бы видеть в роли попечителей.

— О, вы сами можете выбрать людей из своего состава, — сказал Прабхупада. — Зачем загружать этим меня?

Когда Тамала-Кришна заметил, что самыми важными в Индии являются три места — Бомбей, Вриндаван и Майяпур, Шрила Прабхупада ответил:

— Все важно, — а затем добавил: — Среди вас нет сильных людей. Вот в чем проблема.

— Это факт, — признал Тамала-Кришна.

— Все вы мои дети, — сказал Шрила Прабхупада, с любовью, но без чувства облегчения. — А в этом деле требуется очень сильная личность. Вот этого-то и не хватает. Я вынужден сам оговаривать каждую мелочь. Так или иначе, выбирать нам не из чего. Сядьте и изберите попечителей. Принцип я дал. Зарегистрируйте доверительное управление имуществом. Из всех вас какой-то разум есть у Рамешвары. В общем, делайте все, что от вас зависит. В противном случае, очень сильное подводное течение… Они ожидают ваших действий.

Тамала-Кришна заверил Прабхупаду, что они немедленно проведут заседание:

— Мы обсудим эти моменты.

— Да мы уже все обсудили! — сказал Прабхупада. — Действуйте.

— Я имел в виду, — уточнил Тамала-Кришна, — что мы приступаем к выполнению.

— Хорошо, — сказал Прабхупада. — Не откладывайте.

В такие минуты становилось совершенно ясно: приближается день, когда детям Прабхупады придется повзрослеть и взять на себя руководст¬во и управление созданным им Обществом, самим защищать его и расширять его границы. Может быть, для них эти встречи были последней возможностью учиться непосредственно у Прабхупады и быть рядом с ним, повторяя Святые Име¬на, последней возможностью пообещать ему полностью по¬святить себя исполнению его желаний, связанных с будущим ИСККОН. Шрила Прабхупада, казалось, сомневался в том, что дети его воспользуются этой возможностью, но это его сомнение не обескураживало их, а наоборот, побуждало предпринимать решительные действия, чтобы доказать свою верность и умение.

В тот вечер комитет Джи-би-си предоставил Шриле Прабхупаде предварительный вариант завещания, обеспечивающий защиту всей собственности ИСККОН силами конкретных попечителей. Рамешвара вслух прочитал завещание Прабхупаде, и тот сделал лишь несколько замечаний.

— Теперь никто не сможет смошенничать, — сказал Рамешвара.

— Да, — согласился Прабхупада, — насколько я вижу.

Иногда он хранил молчание, даже в отношении очень волнующих его вопросов. Он руководил своим Джи-би-си как мог, но теперь ему больше всего хотелось принимать лекарство святого имени. Однако работа была сделана на славу, и он остался доволен. Когда члены комитета выходили из комнаты, он тихо воскликнул:

— Джая будущим руководителям ИСККОН!

А позднее, оставшись наедине со своими слугами, он заплакал и сказал, что теперь может спокойно уйти.

Через несколько дней окончательный вариант завещания был заверен у нотариуса. Документ начинался так: «Руководящий Совет (Джи-би-си) становится верховным руководящим органом для всего Международного Общества сознания Кришны». Далее в завещании оговаривались все вопросы собственности и управления в ИСККОН. Большинство из двадцати трех членов Джи-би-си по-прежнему находились во Вриндаване, но их главная задача была выполнена.

Здоровье Шрилы Прабхупады, казалось, немного улучшилось, — преданные и Прабхупада приписали это благословение постоянному киртану. Шрила Прабхупада даже съел (и успешно переварил) кое-какую жареную пищу, и снова заговорил о том, чтобы по утрам начать переводить. Члены Джи-би-си, каждого из кото¬рых в своей зоне ждали неотложные административные дела, почувствовали, что пора возвращаться домой. Кроме посменного пения в комнате Шрилы Прабхупады (как правило, два раза в день по три часа), у них не было во Вриндаване другого служения. Вдобавок к этому, стояла невыносимая, под пятьдесят градусов, жара. И когда некоторые из них выразили желание вернуться и продолжить прерван¬ную деятельность, Прабхупада согласился с этим. Пробыв вместе неделю, они, один за другим, начали разъезжаться. В те¬чение следующей недели почти все члены Джи-би-си уехали из Вриндавана, и Шрила Прабхупада остался там со своей небольшой свитой. Преданные из храма Кришны-Баларамы круглосуточно вели киртан.

* * *

Наступил июнь, во Вриндаване стояла обычная для этого времени жара. Небо, раньше ярко-голубое, с приближением сезона дождей затуманилось. С полудня до четырех часов дня земля так накалялась, что по ней невозможно было ходить босиком, и жители Вриндавана сидели дома, а делами занимались только утром или под вечер. Днем невозможно было даже есть, так как от жары пропадал аппетит. Ямуна обме¬лела, и ее вода, ставшая горячей, уже не приносила облег¬чения. Коровы ходили тощие, поскольку вся трава выгорела, и есть им было нечего. Налетавшие то и дело горячие, сухие ветры подымали над Вриндаваном тучи пыли. Мухи и кома¬ры дохли прямо на лету. Одной из немногих прелестей этого лета был аромат цветов бенгальской айвы, которая обвива¬ла ограду садика Прабхупады и, несмотря на палящий зной, продолжала цвести.



В начале июня появилась некоторая надежда на то, что Шрила Прабхупада все-таки выздоровеет. Он попросил воз¬обновить утренние поездки на автомобиле, и, когда его снесли вниз, к машине, он сказал: «Скоро я смогу спускаться сам». Приехал его старый друг из Аллахабада, доктор Гхош, ко¬торый поставил Прабхупаде диагноз: беспокойство за Движение сознания Кришны и пре¬данных. Он велел Шриле Прабхупаде регулярно измерять кровяное давление, прописал ему множество лекарств и назначил специальные процедуры. Шрила Прабхупада согласился с диагнозом, но предписаниям следовать не стал. Он чувствовал себя лучше после массажа, который делали ему слуги. Если так пойдет и даль¬ше, говорил Прабхупада, то уже через месяц-полтора он поправится. Но тут же подчеркивал: «Я не уеду из Врин¬давана до тех пор, пока полностью не выздоровею».

Однажды утром Шрила Прабхупада захотел увидеть Божества, и ученики быстро отнесли его в кресле-качалке к Кришне и Балараме. Сидя в своем кресле под деревом тамала, Прабхупада смотрел на божественных Братьев, и по щекам его струились потоки слез.

— Как красиво Они одеты! — проговорил он.

Созерцая Кришну и Балараму, Прабхупада светился от счастья, наслаждаясь прохладой тени дерева тамала.

— Подрядчик хотел срубить это дерево, — вспомнил он, — но я не позволил. Этих деревьев осталось совсем мало. Миряне этого не знают.

Шрила Прабхупада начал каждое утро спускаться к Божествам, и постепенно событие это превратилось в ежедневную храмовую церемонию, в которой принимали участие преданные ИСККОН и гости. Он сидел в кресле-качалке под деревом тамала, один из преданных вел киртан, а Прабхупада вместе с другими преданными ему подпевали. Для учеников это пение вместе с Прабхупадой во дворике его храма в Рамана-рети во Вриндаване стало сутью духовного мира.

Хотя тело Прабхупады казалось больным, он оставался таким же живым, как и прежде, и каждое утро замечал, кто был на службе, а кого не было. Преданным полюбилась эта особая возможность общения с духовным учителем, когда он сидел в своем кресле-качалке и смотрел на Кришну и Балараму. Жители Вриндавана и паломники тоже собирались вокруг Прабхупады, часто принося ему пожертвования, которые складывали к его стопам. Глубоко сосредоточенный на Кришне и Балараме, Шрила Прабхупада выглядел серьезным, но в то же время простым; один из секретарей обмахивал его большой чамарой, маленькие гурукулята энергично перед ним танцевали, а паломники подходили к нему непрерывной вереницей и предлагали его стопам свои поклоны и рупии.

Иногда он сидел в садике, примыкающем к его большой комнате. Один преданный построил там гипсовый фонтан в форме большого, розового лотоса, и, когда Прабхупада сидел в этой маленькой беседке, в окружении цветущей лозы, плеск воды приятно его успокаивал. Иногда через забор в сад пробиралась обезьяна, намереваясь что-нибудь украсть, и Прабхупада просил ее прогнать. Все остальное время он сидел, погруженный в молчание, лишь изредка заговаривая с одним или двумя учениками.

Однажды, сидя в саду, Шрила Прабхупада вспомнил о том, какой простой, но цивилизованной была жизнь во времена его детства. Он рассказал о разных церемониях, которые соблюдала во время беременности его мать, дабы устранить опасности, связанные с рождением ребенка. Он хотел говорить об этом, хотя голос его был тих и слаб.

— О детях так заботились! — вспоминал он. — А теперь эти негодяи убивают их. Самая нецивилизованная жизнь. Двуногие животные. Даже сегодня в отдаленных деревнях Индии еще можно наблюдать спокойную жизнь. У них вдоволь зерна и молока, чтобы жить, ни о чем не беспокоясь, и повторять «Харе Кришна». А они едут туда, чтобы проводить эту стерилизацию...

Шрила Прабхупада имел в виду идею Индиры Ганди о принудительной стерилизации.

Один из присутствующих преданных недавно приехал из Западной Бенгалии, где путешествовал на корабле по Ганге, проповедуя и распространяя в деревнях прасад. Шрила Прабхупада начал рассказывать ему, как деревенские жители пекут на открытом огне простые хлебные шарики из атты — муки грубого помола.

— И на том же огне... Он называется кханди и разводится на лепешках из сухого коровьего навоза, — сказал Шрила Прабхупада. — Они ставят на него котелок и варят в нем дал. Через некоторое время вы смотрите – если разварился – очень хорошо! Затем эти шарики нужно жарить в гхи. Получается отменно.

Прабхупада непринужденно говорил под тихий плеск фонтана, воркование и хлопанье крыльев голубей и зеленых попугаев. Он вспомнил гороскоп, составленный при его рождении:

— Через семьдесят лет этот ребенок отправится за пределы Индии и откроет множество храмов.

По собственному признанию, он поначалу не понимал, что ему действительно придется куда-то ехать, но когда, наконец, он отправился в США, у него не было даже мысли когда-нибудь возвращаться назад. Он сказал, что, если бы не приступ, случившийся с ним в Соединенных Штатах в 1967 году, то он бы не вернулся.

— Значит, Кришна этого хотел, — заключил он. — Я не думал возвращаться. Поэтому я получил вид на жительство.

— Вы сожалеете, что вернулись в Индию? — спросил Тамала-Кришна Госвами.

— Нет, — сказал Прабхупада. — Мой план был остаться. Но у Кришны были Свои планы. Перед тем как вернуться (в 1970 году), я говорил с Дваракадхшишей (Божеством Кришны в храме ИСККОН в Лос-Анджелесе): «Я приехал сюда проповедовать. Не понимаю, зачем Ты тянешь меня обратно». Вот что было, когда я покидал Лос-Анджелес. Я был совсем не рад. Но у Него были Свои планы.

— Неплохие планы, — вставил Тамала-Кришна.

— Кришна сказал, — продолжал Шрила Прабхупада, — «Езжай во Вриндаван, Я дам тебе место еще лучше. Ты жил во Вриндаване в уединении, и Я попросил тебя уехать. Теперь ты должен вернуться. Но Я дам тебе место получше». И Он дал мне храм, в сотни раз лучше любого другого места. Разве не так?
На передней полосе «Таймс оф Индия» появилась статья под заголовком «Шрила Прабхупада серьезно болен». Выслушав эту статью, Шрила Прабхупада прокомментировал:

— Если бы они не считали Бхактиведанту Свами важной персоной, то не напечатали бы такого.

Гирираджа написал Шриле Прабхупаде, что в бомбейский храм во множестве звонят сочувствующие Движению и желают получить более подробную информацию. Через несколько дней «Таймс оф Индия» опубликовала на третьей странице отчет одного из преданных, под заголовком «Шриле Прабхупаде стало лучше».

Так что же, спашивали звонившие, Шрила Прабхупада действительно «серьезно болен» или ему уже «лучше»?

— Я могу жить, могу умереть, — говорил он. — В любом случае, Кришна со мной.

Но затем он раскрыл секрет:

— Я попросил Кришну дать мне силы продолжать до самой смерти. Солдат должен умереть в битве, на поле брани.


Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная