Современный философский словарь ГЕТЕРОЛОГИЯ ==198 ГЕТЕРОЛОГИЯ Учебный сайт
Учебные материалы


Современный философский словарь




ГЕТЕРОЛОГИЯ

и благодаря отрицательному объективированию другого позволяет рефлексии интегрировать диалектическую систему. Отрицательное является негативом положительного, и как отрицательное, так и положительное “снимаются” в процессе диалектического саморазвертывания знания как Абсолютной Идеи. Отрицание связывает Я и другого, неизбежно противоречивая природа которого предвосхищает диалектическое “снятие” в третьем, синтетическом термине, благодаря которому учреждается гомогенное рефлексивное пространство.

С т. зр. парадигмы субъективности, любая философия, вопрошающая основания или условия возможности знания (по определению, гетерогенные относительно самого знания), является Г. “Философия жизни” Ницше, Дильтея и Бергсона, “фундаментальная онтология” Хайдеггера, феноменология “жизненного  мира” Гуссерля, психоанализ Фрейда или Лакана представляют тип философствования, гетерогенный относительно философии субъективности, ориентированный на поиск условий возможности познавательной деятельности. Понятия “жизни” у Ницше или Дильтея, Dasein у Хайдеггера, “жизненного мира” у Гуссерля, “бессознательного” у Фрейда обозначают такую действительность, в которой рефлексивные определения обнаруживают свои границы.

“Чистая гетерология” Флаха исследует моменты абсолютного отношения знания, которое, как объективная мыслительная форма, не может быть понято рефлексией, поскольку основание, по определению гетерогенное, Гегель понимает в смысле гомогенном с обосновываемым. Согласно Флаху, основание как абсолютное основание должно быть гетерогенным относительно любого обосновываемого (Р. Гоше). Следовательно, различные формы рефлексии невозможно объяснить рефлексией рефлексии, а чистой гетерогенностью как структурной характеристикой абсолютного отношения знания. Г. не может установить тождество абсолютного основания как чисто логического начала, она не может достичь подобной цели, определяя абсолютное основание в терминах отрицания, противоречия или диалектики, поскольку они не адекватны для формулирования структур гетерогенности. Термины, призванные концептуализировать структуру мышления, должны быть отличными от терминов “отрицание” или “противоречие”. Абсолютный синтез, согласно Флаху, может достичь подобной цели и выступить основанием рефлексии и знания, если он разделен, различен до такой степени, что из области чистой логики исключается любая возможность опосредования и, соответственно, “снятия”. В таком случае стороны, составляющие абсолютный синтез, находятся не в отношении противоречия и отрицания, а в отношении дизъюнкции, абсолютного, нередуцируемого разделения. Чисто логическое начало в себе должно быть различено, разделено т. о., чтобы исключить любую возможность опосредования и последующего “снятия” в третьем синтетическом термине, знаменующем торжество абсолютного единства. Стороны абсолютного отношения находятся в отношении взаимоисключения, где целое становится не через отрицание и противоречие, а через дополнительность одного и другого. Основание и обсновываемое дополняют друг друга как абсолютно гетерогенные стороны познавательного процесса. Отношение Я и другого — это не отношение опосредования, а чистого различия, изначального удвоения. Гетеротетический принцип утверждает, что абсолютное отношение складывается из Я и другого, где другое суть не отрицание, а абсолютно другое в отношении к Я. Другое, инаковость логически предшествуют возможности отрицания. Последнее не было бы возможным без априорного полагания другого (Риккерт) Приоритет не отдается никому, следовательно, никакого отрицания, никакого противоречия. Отрицание и противоречие принадлежат к сфере рефлексии, познания, тогда как гетеротетический принцип инаковости суть функция чистого полагания. Как чистый, минимальный принцип он принадлежит к гетеро-

==198

 

ГЕТЕРОЛОГИЯ

догичеекому пространству изначального отношения, которое, в отличие от познавательной сферы субъективности и рефлексии, суть пространство чистого полагающего мышления (Р. Гоше). Т. о. абсолютное единство знания может быть только гетерологическим. Как целостность, это единство неизбежно различено, и поскольку в одно целое связываются не противоположности, а стороны, взаимоисключающие и дополняющие друг друга, это единство исключает любую диалектику.

“Грамматология” Деррида также вопрошает гетерогенное основание познавательного отношения исходя не из отрицания и противоречия, а из альтеральности. Следуя Хайдеггеру, Деррида рассматривает не различие как различие тождества, а различие между тождеством и различием, различие как таковое, не феноменологизируемое, лишенное собственности, свойственности — differance, не редуцируемую множественность, каждый раз саморазличающуюся т. о., что сформированная целостность всегда оказывается “неразрешимой”, не полной. Г. для Деррида — это наука или учение о “неразрешимостях” как архисинтетических предпосылках западной метафизики. И поскольку другой — не положительный другой, Г., созданная Деррида, вписывает в философию возможность смещения ее собственных границ. Такая возможность обусловлена стремлением вписать внутрь мышления то, что — не другое мышления, а именно структурные границы самого мышления.

Если отношение к другому конституировало философию как философию и если в исторической ретроспективе другой всегда оказывался другим относительно себя, гетерологическое обобщение этого отношения к другому (без конкретного другого) даст основание самой возможности субъективности или рефлексии как гомогенного принципа, так же как возможности другого как гетерогенного принципа.

Гетерологическое учение Деррида отличается также от имманентной закономерности рефлексивных определений. Другое, инаковость сопротивляются диалектизации негативностью, т. о. подрывая онтотеологические и онтотелеологические основания метафизики. Как замечает Деррида в “Письме и различии”, “негативность есть запас. Назвав абстрактной “негативностью” невоздержанность абсолютной растраты, Гегель второпях закрыл глаза на то, что сам обнаружил в виде негативности”. Другое, инаковость, даже не негативное, выставляет точку не-возвращения, инстанцию абсолютной растраты “потому, что нет больше в запасе изнанки, потому что “это” не дает обратить себя в позитивность, потому что оно не может более сотрудничать в развертывании смысла, концепции, времени и истинности в дискурсе, потому что буквально оно не может более трудиться и дать себя рассматривать как “работу негативного” (Деррида). Как пустая форма негативности, другое — это неразрешимый запас негативности. Следовательно, это — не недостаток, отсутствие или пустота, и, еще менее, обратная сторона позитивности понятия или смысла. Это “радикально” другое обозначает пространство “неразрешимостей” (архиписьмо, след, differance, дополнительность и т. д.) на границе философии и любого другого дискурса, претендующего на целостность, полноту и непротиворечивость. Хотя “неразрешимости” и могут быть заменены друг на друга, они не образуют целое принципа (как Одного, так и Другого), поскольку любая замена означает трансформацию, смещение как самих терминов, так и, в результате, сформированной “системы”. Следовательно, “неразрешимости” не принадлежат к порядку оснований или фундамента, а к условиям возможности и невозможности. Поэтому Деррида считает, что Г. невозможна как наука (присутствия). Это то, внутри чего метафизика производится.

Гетерологические учения Делеза и Гваттари реализуются в ризоматике (см. “Номадология”). Ризоматическая модель противопоставляется репрезентативной. Последняя суть иерархическая система, содержит центры обозначения и субъек-

==199

 

ГЕТЕРОЛОГИЯ

тивации, копирования или воспроизведения. Ризоматическая и репрезентативная модели представляют собой не дуализм: ризома действует как имманентный непрерывно становящийся, прерываемый и возобновляемый процесс, подрывающий основания репрезентативной модели. Дуализм моделей — это только возможность выхода на процесс, свободный от всех моделей, кодирований, структурирований и генерализаций. В отличие от структурированных, упорядоченных и предустановленных систем, ризома представляет собой децентрированную, гетерархическую и неозначающую систему, определяемую только циркуляцией состояний. Нередуцируемая ни к единому, ни к множеству, не-раздваиваемая и неразмножаемая, ризома составлена из измерений, сделана из линий сегментарности, стратификации, также как и линий побега или детерриториализаций. Не будучи объектом воспроизведения (ни внешнего, ни внутреннего), ризома — это антигенеалогия, и действует вариантами, экспансией, захватом, пленением. В противоположность графике, рисунку или фотографии, ризома — это карта, которую следует сделать, построить, разобрать, модифицировать. Карта открыта: “...она разбираема, опрокидываема, способна к постоянным трасформациям. может быть развернута, адаптирована к любому монтажу, построена индивидом, группой, общественной формацией”. Одна из самых важных характеристик ризомы — быть всегда истоком для многого.

В ризоматических множествах любая точка может быть соединена с любой другой; разрыв линии означает, что ризома продолжается по другой линии. Эти линии постоянно проникают друг в друга. Все точки взаимозаменяемы, определяются только наличным состоянием т. о., что “локальности” координируют друг друга, а всеобщий порядок обеспечивается независимо от центрального органа или центра присутствия. Множественности берутся как субстантивные, не связанные единством (субъекта или объекта), сверхкодированием или дополнительным измерением. Для ризоматических множеств характерным является внешний для всех “план” устойчивости. “Множества определяются извне: абстрактной линией, линией побега или детерриториализаций, в зависимости от которой они изменяют природу, соединяясь с другими”. Ризома не подлежит структурным или генеративным обобщениям. По ту сторону всех дуализмов, Делез и Гваттари предлагают магические формулыуравнения: “плюрализм = монизм”; “ризоматика = шизоанализ = стратоанализ =прагматика = микрополитика”; “ризоматика = номадология”; “ризоматика =поп-анализ”.

Э. Левинас реализует опыт гетерологического анализа в “этическом отношении” Я и другого. “Этическое отношение” предшествует метафизике или онтологии. В бытии трансцендентность обращается в имманентность, другое редуцируется тождественным. Левинас “противопоставляет” самореференциаль ной природе автономии гетерономию как учение об абсолютном другом. Как философия тождества, автономия идентифицирует мир через деятельность опосредования самореференциального мышления. Необходимым атрибутом подобной деятельности будет насилие, “самолюбование в тождественном, непризнавание Другого”, поскольку реальность играет роль, предписываемую понятийной схемой. Именно понятия и категории как “интерпретативные ключи” позволяют идентифицировать мир в интеллигибельных структурах. Поэтому философия всегда тяготела к тому, чтобы вобрать всякое другое в тождественное, редуцировать другого до положения простого объекта познавательной деятельности (опосредования, снятия и т. д.). Любое другое трансформировано в самотождество, относительно которого сознание имманентно. Изначально исключается возможность “безвозвратного сознания”. трансцендентной цели. Другое — условие возможности гетерономии, поскольку люди, в отличие от других сущих, сопри тивляются власти мышления и ставят по л вопрос свободу автономии. Другое — не объект, а “чистая дыра в мире”, абсо

==200

 





ГЕТЕРОЛОГИЯ

лютная открытость. Левинас считает, что мы переживаем эту открытость, зияние как “загадку мира”. Последняя не есть неразрешимая или иррациональная проблема или абсурд. Необъективное “присутствие” загадки означает отсутствие средств идентификации причин или истоков этого присутствия. Следовательно, “этическое отношение” — это не отношение с "объективируемым присутствием, а “отношение без отношения”. “Опыт” гетерономии обнаруживает, что автономное существование не свободно в освоении мира. В “этическом отношении” Я встречается с абсолютно другим, которое проблематизирует автономное сознание.

Другое парализует любую власть своим бесконечным сопротивлением — “этическим сопротивлением” — сопротивлением тем, что не сопротивляется. В “этическом отношении”, предшествующем любой метафизике или онтологии, другое суть означающее само по себе, т. е. появление другого есть лицо, не встроенное в мир присутствие. Самовыражение или самопредставление другого не является как феномен (сокрывающий вещь в себе) или объект, но как ускользание от любых смысловых структур, навязанных автономным сознанием. Другое в “этическом отношении” описывается как след другого. След — это не след нечто. След относится к открытости, произведенной отсутствием другого. Явление другого никогда не закрепляется в горизонтах мира: другое отступает, отрешается. Эта связь с запредельным, с “абсолютно минувшим, абсолютно прошедшим отсутствием” значима так, как след присутствия (отсутствующего). Присутствие лица означает конец принадлежности сознания самому себе. Лицо — это не пластическая фигура; феноменальность лица состоит в том, чтобы быть лишенным своего облика, своих покровов, что означает наготу, незащищенность лица. “Нагота лица — это крайняя нужда и тем самым мольба в прямой направленности ко мне. Но эта мольба требовательна, это униженность с высоты”. Лицо требует от меня признания и ответ ственности за его нищету. Перед лицом другого Я бесконечно ответственно. Эта этическая направленность к другому подрывает самотождественность “экономического” мира, утверждает множественность и различие.

В социальной антропологии Ж. Батая Г. как наука об абсолютном другом нерасторжимо связывается с концепцией гомогенного и гетерогенного общества. Гомогенность означает соизмеримость элементов и осознанность этой соизмеримости и выражается в сведении всех социальных связей к устойчивым правилам, основанным на отождествимости индивидов, явлений и событий. В основе социальной гомогенности лежит производительная, полезная деятельность. Последняя всегда имеет некую общую меру — деньги, которые, как обособленный от реальных референтов всеобщий эквивалент, редуцируют все гетерогенные силы общественного развития. С т. зр. гомогенного общества, человек — всего лишь функция коллективного производства.

Гетерогенное общество основано на “непроизводительной растрате”. Гетерогенность, согласно Батаю, указывает на существование элементов, не поддающихся ассимиляции и подрывающих самотождественность и устойчивость гомогенного общества. Поскольку научное познание, как функция гомогенности, не исследует гетерогенные элементы как таковые, Батай считает необходимым учреждение такого типа научного познания, который изучал бы “различия, не поддающиеся объяснению”. “Коль скоро структурой познания гомогенной реальности является структура науки, структура гетерогенной реальности обнаруживает себя в мистическом мышлении первобытного человека и в образах сновидений: она идентична структуре бессознательного”. Батай описывает некоторые характеристики гетерогенной реальности. Сакральный мир составляет значительную часть гетерогенного мира; подобно сакральной, гетерогенная реальность мыслится как реальность “силового или шокового порядка”. Гетероген-

==201

 

гилозоизм



ный мир включает в себя всю совокупность результатов “непроизводительной растраты”, т. е. все то, что гомогенное общество отвергает либо как отходы, либо как трансцендентную ему высшую ценность. Гетерогенные элементы, как правило, провоцируют “аффективные реакции различной интенсивности” и вызывают безумие, неумеренность, исступленность, буйство, проявляющиеся в “деятельности”, направленной на разрушение законов гомогенного общества. Тогда как гомогенная реальность предстает в абстрактном и нейтральном облике строго определенного и самотождественного общества, гетерогенная реальность — это реальность силы и шока. Гетерогенность, • циркулирующая на уровне глубокой аффективности, согласно Батаю, воплощает абсолютное различие как подлинное основание общественной жизни.

В перспективе постмодернизма Г. обозначает “войну целому”, “свидетельство непредставимого”, активизирование различия, неопределенности, фрагментации, рассеивания. Г. — это не игра, становление и различие в мире, а игра-становление-различие мира, которая необходимо мыслится прежде всяких логических и других структур.



Т. X. Керимов

ГИЛОЗОИЗМ

(от греч. hyle - материя, zoe— жизнь) — взгляд на жизнь как на атрибут материи; учение, согласно которому вся материя жива, одушевлена, способна ощущать и мыслить.

Это учение восходит к глубокой древности. В античной Греции его придерживались философы ионийской школы. Так, Фалес предполагал, что все веши происходят из воды, наделены через воду жизнью, душой, а Вселенная полна богов. Анаксимен усматривал в воздухе, первоначале всего сущего, источник жизни и психических явлений, а душу трактовал как “дыхание” воздуха. Склонялся к Г. и Гераклит из Эфеса: мир, с его т. зр., есть огонь, из которого происходят вещи и души. Эмпедокл развил теорию самопроизвольного происхождения растений и отдельных органов будущих животных — из этих органов через естественный отбор постепенно порождалось множество форм животных. Аристотель обосновал понятие внутренней и бессознательной целесообразности природы; естественный отбор в мире животных он объяснил целесообразной деятельностью природы. Согласно пантеизму Зенона, Хрисиппа и других стоиков, божественная душа пронизывает всю материю, превращая мир в единое живое тело; космос есть рационально и целесообразно организованное живое существо.

Г. был характерен для философовпантеистов эпохи Возрождения и нового времени. Дж. Бруно был убежден во всеобщей одушевленности природы. Он учил, что мировая душа наполняет всю Вселенную и что все другие миры, как и наш мир, населены, обитаемы. Отождествляя Бога с природой, Спиноза приписал всей природе атрибут мышления. Во французской философии XVIII в. Г. был особо ярко выражен у Ж. Б. Робине, который в своем сочинении “О природе” утверждал, что вся материя является не просто органической, но также и животной. Д. Дидро доказывал, что вся материя обладает свойством, сходным с ощущением, но не приписывал органическим молекулам свойства быть живыми. Ныне интерес к Г. снова пробуждается на фоне активизации пантеизма и теизма. Д. В. Пивоваров

ГИПОТЕЗА

(от греч. ?ποθεσιζ — οредположение) — 1) подсистема теоретического знания; 2) форма развития знания (научного, философского, практического и т. д.). Г. — это суждение, истинностное значение которого является неопределенным.Т. широко используются в любой сфере осмысленной человеческой деятельности. Например, столкнувшись с проблемой диагностики заболевания, которым страдает данный пациент, врач начинает его обследование не с нуля, но исходит из целого ряда предположений, одни из которых функционируют как направляющие поиск Г., а другие — как Г. для интерпретации полученных результатов обследования.

Научная Г. — это частично обоснованное предположение о природе (сущ

==202

 





ГИПОТЕЗА

ности) какого-либо явления, о связях между явлениями (процессами, тенденциями и т. д.). Д. И. Менделеев писал о познавательной роли Г.: “Они науке и особенно ее изучению необходимы. Они дают стройность и простоту, каких без их допущения достичь трудно. Вся история наук это показывает. А потому можно смело сказать: лучше держаться такой гипотезы, которая может оказаться со временем неверною, чем никакой. Гипотезы облегчают и делают правильною научную работу — отыскание истины, как плуг земледельца облегчает выращивание полезных растений”. Отнюдь не всякое предположение является Г. с т. зр. требований современной методологии науки. Чтобы предположение получило статус научной Г., оно должно быть: а) логически непротиворечивым; б) принципиально проверяемым; в) не противоречащим ранее установленным фактам, не относящимся к предметной области Г.; г) приложимым к возможно более широкому кругу явлений. Это требование позволяет из нескольких Г., объясняющих один и тот же круг явлений, выбрать наиболее простую — поэтому его называют принципом простоты; д) эффективным в познавательном или практическом отношении (в частности, позволяющим разработать или конкретизировать программу дальнейших исследований).

В юридической деятельности используются Г., по-разному объясняющие одни и те же факты. Эти Г. называют следственными (или судебно-следственными) версиями (от лат. verto — поворачиваю). Указанные выше методологические требования (кроме принципа простоты) должны выполняться применительно к версиям. Способы опровержения версий не отличаются от способов опровержения Г. в других областях знания. Доказательство версий имеет следующие специфические особенности: а) косвенные логические доказательства требуют подкрепления прямыми доказательствами; б) доказательство считается завершенным лишь после вступления в силу обвинительного приговора. До этого момента, в силу презумпции невиновности, ли

цо, в

отношении которого ведется уголовное производство, считается невиновным; в) решение суда или прокурора по делу считается обоснованным, пока не будет установлено обратное, в порядке, предусмотренном законом (презумпция истинности решения по делу). (Подробнее об этом см.: Ивлев Ю. В. Логика. М., 1992; Кнапп

В.,

Герлах А. Логика в правовом сознании. М., 1987.)

Большинство научных и философских утверждений являются Г. Однако обыденным сознанием они догматизируются, воспринимаются как абсолютно неизменные, непосредственные и “твердые” заключения, основанные на фактах. “Русская интеллигенция обнаружила исключительную способность к идейным увлечениям. Русские были так увлечены Гегелем, Шеллингом, Сен-Симоном, Фурье, Фейербахом, Марксом, как никто никогда не был увлечен на их родине. Русские не скептики, они догматики, у них все приобретает религиозный характер, они плохо понимают относительное”, — отмечал Н. А. Бердяев. Догматики игнорируют очевидное обстоятельство: одни и те же факты допускают множество интерпретаций и реконструкций. Так, например, утверждения историка о событиях прошлого не есть непосредственное описание этих событий, а есть их реконструкция на основе известных в данное время фактов и поэтому имеет гипотетический характер. “Здесь ничего не меняет факт истинности или ложности этих утверждений: существенно лишь то, что сами прошлые события невозможно наблюдать и что их реконструкция может быть изменена при обнаружении новых документальных или материальных свидетельств, а также при изменении представлений о законах поведения исторических лиц или о законах развития общества в целом” (В. Н. Карпович).

Первые сведения о Г. относят к ранней греческой науке. “Современного мыслителя поражает гениальность догадок древних греков, которые, кажется, предугадывали все: и атомистическую теорию, и гелиоцентрическую систему, и

==203

 





ГИПОТЕЗА

теорию бесконечно малых, и идеи спектрального анализа, и эволюционное учение о развитии живых организмов и т. п. У одного Демокрита было столько гениальных предвосхищений, что их трудно перечислить, а не только подробно изложить”, — отмечал П. В. Копнин. В частности, математики-пифагорейцы широко применяли в качестве метода доказательства мысленный эксперимент, включавший в себя выдвижение Г. и вывод из них следствий посредством аналитической дедукции с целью проверки истинности первоначальных догадок. Они использовали также и другой исследовательский прием, где мысленный эксперимент выступал в форме синтетической дедукции из нескольких допущений. Первый кризис древнегреческой математики (IV в. до н. э.) актуализировал проблему философско-методологического обоснования математики. Созданная Платоном концепция научного знания — это исторически первый вариант решения указанной проблемы. Эта концепция основывалась на модели целенаправленной деятельности, допускающей примат конечного пункта, отождествляющегося с человеческой способностью к действию (см.: Хинтикка Я. Логико-эпистемологические исследования. М., 1980). В “Тимее” Платон утверждает, что положения геометрии, астрономии и гармонии носят характер Г., а положения “физики” — это “правдоподобный миф”. Аристотель опроверг концепцию Платона о том, что познание начинается с выдвижения Г., и свел вопрос об их проверке к косвенному логическому доказательству. То, что у Платона являлось конечным пунктом доказательства, результатом применения его аналитикосинтетического метода, у Аристотеля выступало только как посылка силлогизма. Методы Платона и Аристотеля современные авторы рассматривают как дополнительные. В эпоху эллинизма формируется инструментальный подход к Г. как “воображаемым фикциям”.

В науке средневековья первая формулировка принципа простоты была дана английским философом У. Оккамом (1300 — 1349), утверждавшим, что “сущности не следует умножать сверх необходимости” — это требование, направленное против излишних Г., называют “бритвой Оккама”. Н. Кузанский (1401 — 1464) в рамках своей философско-теологической концепции “ученого незнания” впервые обосновал тезис об относительной точности и предположительности всех человеческих знаний о мире, тем самым подготовив применение метода Г. в науке нового времени. Кардинал Н. Кузанский, близкий папе Пию II, оказал плохую услугу католической церкви своим теологически “безупречным” обоснованием гипотетической природы научного знания. Следуя его пути, Н. Коперник и Г. Галилей успешно защищали свои взгляды от обвинений ортодоксальных теологов.

Типичная для философской методологии XVII в. наивная вера в существование абсолютно истинного метода познания породила негативное отношение к Г. в системах Ф. Бэкона и Р. Декарта. Отношение И. Ньютона к Г. — это сложная проблема современной истории науки. Методологическое “недоверие” к Г. сочеталось в его творчестве с широким применением их в исследовательской практике. (Подробнее см.: Меркулов И. П. Метод гипотез в истории научного познания. М., 1984; Кирсанов В. С. Научная революция XVII века. М., 1987.)

В гносеологии И. Канта была предпринята попытка не только дать обоснование научным Г., но и сформулировать критерий их различения от спекулятивных предположений. Однако Кант неправомерно ограничил сферу применения научных Г. весьма узкой областью сугубо эмпирических исследований, что оказало значительное влияние на эмпиризм первой половины XIX в. (О. Конт, Дж. С. Милль и др.). В 70 - 80-х гг. XIX в. Ф. Энгельсом была разработана концепция Г., которая обосновывала их необходимую эвристическую роль в науке В “Диалектике природы”, прямо указывая на гносеологическую “однопорядковость” Г. и других форм научного знания, Энгельс писал, что “если бы мы захоте

==204

 





Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная