Философские эссе ФИЛОСОФСКИЕ ЭССЕ И.Б. Азаров Смотрите также: Учебный сайт
Учебные материалы


Философские эссе



ФИЛОСОФСКИЕ ЭССЕ



И.Б. Азаров



УЧИТЕЛЬ 1

Письмо 3


ДРУГ 3

Меня бесят 6

Подвиг 8

Сон 10


Ангелы беспечны 12

Взгляд изнутри  13

Каверы Helloween 22

Предисловие


Да, не каждый решится выразить словами глубину ощущений самого себя, и тем более доверить эти странные слова бумаге. Думаю, не каждому и стоит примеривать нижеследующие тексты на себе… или на авторе. Не всегда это весело, наоборот обычно. Ежели бы не слабо заметная, но всеобемлющая ирония текста, впору бы повеситься, так и не дочитав его. Впрочем, любой мыслящий человек имеет шанс найти здесь что-то свое.

М.В. Чертопруд


УЧИТЕЛЬ


Я торопился, мне не хотелось опаздывать, в его голосе чувствовалась тревога, когда он позвонил и сказал: «Нам необходимо встретиться, будь у Русского музея ровно в три». Появление его было весьма традиционным: неожиданно незнакомый человек оборачивался, говоря его голосом и постепенно приобретая его лицо, шарм, сухощавое французское обаяние, мечтательный взгляд заговорщика. На этот раз Он, говоря, глядел поверх меня. Одет Он был во все черное, небритые щеки и подбородок выдавали усталость и бесконечные ночные размышления. Чтобы не казаться из-за своего гигантского роста моим покровителем и наставником, хотя так, на самом деле, и было, Он облокотился на фонарный столб. Я решил начать первым:

  • В чем дело? Что-то случилось?

  • Да. Плохи наши дела.

  • Что, все так серьезно? Ничего нельзя исправить?

  • Как ты заставишь забыть человека то, что он знает?

  • Не понимаю, зачем что-то забывать? Ты все это прошел и теперь наш вождь, почему нельзя и им?

  • Я не говорю, что нельзя, но надо, чтобы они понимали, почему это омерзительно и недопустимо, а понять это нельзя, это можно только почувствовать, как почувствовал когда-то я. Только находясь на верном пути, ты можешь с уверенностью сказать, что окружающее тебя – дебри и если ты ступишь в сторону, то заблудишься. Подумай, ты же не дурачок: какая разница как ты начнешь этот путь? Большинство идет одним путем, они думают, что это свобода, это стадо просто не знает другого пути. Я же просто предлагаю обходной путь, даю возможность взглянуть на все это со стороны. Но вначале нужен проводник, иначе ты просто пойдешь по иной тропе. В чем ты упрекаешь меня, если твои друзья, только попав в руки надежного проводника, стремятся вырваться из-под его опеки, чтобы набрать ягод? В конце-то концов, я чувствую определенную ответственность за их судьбы.

  • Не заговаривайся, ты не проповедник, а мы не овцы. Знаешь, как приятен аромат свободы, как щекочет ноздри запах ее близости, как он манит, как увлекает! Как велик соблазн преступить и узнать что-то неизведанное. Это как полететь, как научиться дышать под водой. Весь мир твой, а ты частичка неразрывной, неделимой плоти мира. Ты со всеми, каждый тебе брат, все так просто, так безмятежно.

  • Опомнись, ты спятил, предатель, обманщик, сколько времени ты сидел под моим крылом, и, как я узнаю, совращаешь всех вокруг! Все узнают, все продаются и отступают, братство разваливается на глазах. Самые верные из преданнейших обвиняют меня в утайке всей правды, в тирании, в подчинении своей воле, но всего лишь хотел оградить их оттого, что прошел сам. Они не знают, как страшно отрекаться, как убивает осознание собственных ошибок. И во всем виноват ты! Что ж, хорошая наука мне! Впредь буду более осмотрительным.

  • Погоди, это не так. Вероятно, мы были обречены с самого начала. И моей вины вовсе нет в том, что все хотят изведать запретного.

  • Ну-ну, пожалуй, и ты продался, с тобой тоже покончено. Признавайся, что это было?

  • Какая разница, я с самого начала избрал отличный путь. Я хотел держаться тебя, но, проверяя свою волю, бороться с искушениями. Плутать, поднимаясь по склону, я хотел трудностей, я хотел выстоять в борьбе. Мне были нужны препятствия, заросли, бурелом. Ведь путь святого – путь мученика, тут нет царской дороги. Я должен был испытать реальность испытания, подавить желание, находясь в непосредственной близости, с объектом вожделения, ощутить засасывающее действие трясины.

  • Не знаю, не знаю. В любом случае, мне все это порядком поднадоело. Устал я. Иди своей дорогой, я верю в осмысленность твоего решения, я знаю, что будешь, действительно, свободным. А мне пора. И нам следует распрощаться.

Затем Он поднял руки, черная кожа плаща загородила мне небо. Резко опустив руки, он выпрямился стрелой и очутился на уровне кремлевских стен. Сделав прощальный круг над Красной площадью, Он стал стремительно уменьшаться и вскоре растаял в иссиня-белом небосводе. Я, опешив, глазел на небо и думал, как много можно испортить одним словом. Неожиданно ко мне подошел опрятный старичок в сером пальто и пестром индийском шарфе, улыбнулся и спросил: «А не откроете секрет, с кем это вы сейчас разговаривали?»

Письмо


Милый друг, я удивлен и обескуражен. Твои послания не дают мне покоя: я читаю их по множеству раз, забывая о времени суток, и прихожу домой далеко за полночь. Забываю имена родных, и они отказываются впустить меня. Я многим обязан тебе, мы исправно поддерживали добрососедские отношения в течение многих лет, и вдруг слышу от тебя о каком-то долге. Я не чувствую за собой никакой обязанности, кроме той которая дана нам изначально,- быть человеком. Я стремился потакать тебе в малейших твоих прихотях, но зачем же перегибать палку? Я разумен и могу чувствовать обиду, а, если это тебя ни капли не трогает, заведи домашнего трупа и выдели ему отдельное кресло. Ему ты можешь говорить все, что угодно, реакция на твой ленинский слог его желеобразных уст будет, думаю, весьма предсказуема.

Мне порой кажется, что я еду в тесном вагоне, и меня все плотнее и плотнее обступают глухонемые. Они не глядят мне прямо в глаза, но чудно перекидываются своими полузвериными знаками. Или заперт в областном центре душевнобольных на плаву. Где каждый глазеет на меня, будто не я сам брожу по галерее уродств. Здоровье мое за то время, что мы не виделись, изрядно пошатнулось; я поседел, задумчивость сменил унынием. Спаси меня, я теряю уверенность в собственное существование, я просочусь, как песок, через ваши пальцы, сменю нынешний облик ! Я корчусь от тоски в ярком полусумраке кружащихся платьев; дитя заснуло на коленях у монстра, а я вынужден делать вид, будто в этом нет ничего предосудительного …

Если бы я воспринимал все, подаваемое мне жизнью, как это делаешь ты, я бы давно удавился от жалости к самому себе, а я вот, как видишь, нахожусь в добром здравии и умудрился даже письмо тебе написать.


Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
author-karamzin.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная