Цивилистики Серия основана в 1992 году ______Осуществление и защита гражданских прав______ Сроки в гражданском праве 273 Учебный сайт
Учебные материалы


Цивилистики Серия основана в 1992 году




______Осуществление и защита гражданских прав______

срок, обеспечивающий «исправную работу» капитально отремонтирован­ных машин, двигателей и другого оборудования'.

Не вызывает сомнения тот факт, что технико-экономическая сторона гарантийных сроков имеет важное значение и должна найти свое выра­жение в определении гарантийных сроков. Однако только такое опреде­ление гарантийных сроков нельзя признать достаточным, так как оно не раскрывает юридических признаков и юридического значения гарантий­ных сроков.

Попытка раскрыть наряду с технико-экономическими также и юри­дические признаки гарантийного срока была предпринята Н. А. Яхниной, по мнению которой гарантийным следует признать срок, «в течение кото­рого изготовитель гарантирует безотказную работу изделия, т. е. как га­рантийное обязательство изготовителя по обеспечению стабильности ка­чественных показателей продукции в течение определенного периода»2. Попытку эту едва ли можно признать удовлетворительной, так как приве­денное определение исходит из неправильного отождествления гарантий­ного срока и гарантийного обязательства.

С юридической стороны гарантийный срок, как впрочем и всякий срок в гражданском праве, есть юридический факт, с которым закон свя­зывает определенные юридические последствия. Однако гарантийный срок - необычный юридический факт. Он представляет собою период времени, имеющий значение лишь в сочетании с другими юридическими фактами - только обнаружение недостатков в приобретенной (отремон­тированной) вещи в течение гарантийного срока влечет за собой опреде­ленные последствия.

Именно поэтому в новом гражданском законодательстве и в коммен­тирующей его литературе гарантийный срок и определяется как срок для обнаружения недостатков3.

При этом обнаружилась одна любопытная деталь. Статья 48 Основ и соответствующие статьи ГК союзных республик определяют гарантий­ный срок применительно к договору поставки продукции как срок для установления недостатков в поставленной продукции с последующим предъявлением претензионных требований об устранении недостатков

' См.: «Сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Минист­ров СССР», вып. 21. М., Госюриздат, 1963, стр. 77.



2 Н. А. Я х и и н а. Значение гарантийных сроков в повышении качества продукции («Со­ветское государство и право», 1966, № 7, стр. 94).

3 См. ст. ст. 42, 48 Основ. «Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», под ред. проф. С. Н. Братуся и проф. Е. А. Флейшиц. М., Госюриздат, 1962, стр. 213; «Научно-практический комментарий к ГК РСФСР», под ред. проф. Е. А. Флейшиц. М., «Юрид. лит.», 1966, стр. 306 - 307. 272

Сроки в гражданском праве

или замене продукции. В отличие от этого ст. 42 Основ применительно к купле-продаже лишь устанавливает, что «покупатель в течение гарантий­ного срока может предъявить продавцу претензию по поводу недостатков проданной вещи, препятствующих ее нормальному использованию».

Различное формулирование правил о гарантийных сроках в Основах и ГК применительно к купле-продаже и поставке породило в литературе два диаметрально противоположных суждения. Одни авторы полагают, что Основы и ГК таким образом дают два различных определения гаран­тийного срока. Так, по мнению О. С. Иоффе' и С. Г. Хиной2, если ст. 48 определяет гарантийный срок как срок для устранения скрытых недостат­ков, то ст. 42 Основ определяет его как срок претензионный. В отличие от этого Н. А. Яхнина полагает, что правила этих статей вообще не содержат понятия гарантийных сроков. Они рассматривают лишь одну сторону проблемы - порядок выявления недостатков3.

Ни первое, ни второе мнение не представляются правильными. Едва ли есть основания утверждать, что Основы гражданского законодательст­ва дают различные определения гарантийного срока для купли-продажи и для поставки. Прежде всего, это не вытекает из самого текста ст. ст. 42 и 48 Основ, так как ст. 42 Основ никакого определения гарантийного срока не дает, а лишь определяет срок для предъявления претензий в случаях, когда товар продан с гарантийным сроком. Определение гарантийного срока содержится в ст. 48. Оно полностью распространяется и на гаран­тийные сроки при купле-продаже. Сущность гарантийного срока на това­ры народного потребления при поставке их изготовителем торгующей организации и при продаже их торгующей организацией гражданам одна и та же. Поэтому никаких оснований для того, чтобы закон давал различ­ные определения, нет. Различие же в сроках предъявления претензий в связи с обнаружением недостатков в период гарантийного срока не меня­ет существа дела. Специальная оговорка в ст. 42 Основ относительно предъявления претензий покупателем в течение всего гарантийного срока лишь подчеркивает, что в данном случае претензионные сроки, установ­ленные для организаций, не действуют. Предоставление покупателю-гражданину права заявить претензию в течение всего гарантийного срока имеет важное значение в обеспечении интересов покупателя.

' О. С. И о ф ф е, Ю. К. Т о л с т о и. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Изд-во ЛГУ, 1965, стр. 257. Примечание 3.

2 С. Г. Х и н о и. Роль гарантийных сроков в повышении качества продукции (сб. «Акту­альные вопросы советского гражданского права». М., «Юрид. лит.», 1964, стр. 103).

3 Н. А. Я х н и н а. Указ. раб, стр. 93.

273



______Осуществление и защита гражданских прав______

Нельзя согласиться и с тем, что ст. 48 Основ не дает определения га­рантийного срока. Определяя гарантийный срок как срок для обнаруже­ния недостатков, ст. 48 Основ, во-первых, определяет гарантийный срок путем раскрытия прав приобретателя продукции (товара) и, во-вторых, обращает внимание лишь на юридическую сторону гарантийных сроков, оставляя в стороне их технико-экономическое значение.

Обе эти особенности в значительной мере оправданы. Определяя га­рантийный срок посредством раскрытия прав приобретателя имущества, закон тем самым подчеркивает характер этого срока именно как срока осуществления субъективного гражданского права. Вместе с тем отсутст­вие указаний на технико-экономическую сторону гарантийного срока вполне естественно для закона, задача которого сводится прежде всего к установлению основных юридических его признаков.

Однако то, что в известной мере оправдано с точки зрения законода­тельной практики, не всегда приемлемо для научного определения того или иного правового явления, задача которого не сводится к охвату чисто юридических признаков, но заключается в раскрытии всех остальных су­щественных сторон определяемого явления. С этой точки зрения указание в определении на технико-экономическую сторону гарантийного срока представляется особенно важным не только потому, что это в известной мере оправдывает само название гарантийного срока, а прежде всего по­тому, что этим подчеркивается необходимость научной обоснованности устанавливаемых гарантийных сроков.

Таким образом, под гарантийным сроком следует понимать срок, в течение которого изготови­тель (поставщик, продавец) гарантирует безот­казную службу изделия, а приобретатель при обнаружении в нем в течение указанного срока неисправностей вправе потребовать их ис­правления либо замены вещи на доброкачест­венную.

В литературе нередко делаются попытки определить гарантийный срок как срок ответственности продавца за недостатки проданной ве­щи.

С этим трудно согласиться. Сомнительно прежде всего утверждение о том, что исправление недостатков вещи или ее замена есть ответствен­ность. Ответственность всегда связана с применением санкции. Она пред­ставляет собою принудительное применение к лицу, допустившему про­тивоправное поведение, гражданско-правовых санкций, влекущих для него невыгодные имущественные последствия.

274

Сроки в гражданском праве

В данном же случае речь идет об исполнении гарантийного обяза­тельства, сущность которого состоит в том, что покупатель при обнару­жении недостатков в продукции в течение гарантийного срока вправе требовать от продавца исправления недостатков или замены вещи, а по­следний обязан безвозмездно эти требования исполнить. При этом, на­пример, при поставке продукции обнаружение скрытых недостатков в течение гарантийного срока влечет за собой не только обязанность изго­товителя (поставщика) исправить недостатки или заменить вещь, но и влечет за собой возложение на него ответственности за поставку недоб­рокачественной продукции в виде установленного Положениями о по­ставках штрафа. В последнем случае речь идет об ответственности.

В отличие от этого, например, при купле-продаже товара граждани­ну через торговую сеть никаких санкций, связанных с продажей недобро­качественного товара, законом не предусмотрено. Обнаружение недос­татков товара в течение гарантийного срока в этих случаях влечет за со­бой безвозмездное исправление недостатков либо замену вещи. Причем, если недостатки могут быть исправлены только в заводских условиях либо требование об их исправлении заявлено неоднократно, возникает обязанность заменить вещь... Но в магазине, продавшем товар, аналогич­ной вещи может не оказаться. Тогда при отказе покупателя приобрести иную марку того же товара последний возвращается магазину, а покупа­телю возвращается его стоимость. Именно в этом последнем случае со всей наглядностью выступает тот факт, что ни о какой ответственности в данном случае не может быть и речи, так как закон ничего подобного не предусматривает.

Но даже если и согласиться с тем, что исправление недостатков или замена вещи есть ответственность, то и в этом случае нельзя говорить о том, что гарантийный срок есть срок, установленный для возложения от­ветственности на изготовителя (поставщика, продавца) вещи. Дело в том, что такая «ответственность» изготовителя продукции связана с гарантий­ными сроками не непосредственно, а через посредство претензионных и давностных сроков. Поэтому обнаружение и актирование в надлежащем порядке недостатков продукции в течение гарантийного срока дает воз­можность приобретателю вещи требовать исправления недостатков или замены вещи в пределах установленных законом претензионных и давно­стных сроков.

275

Осуществление и защита гражданских прав

Так, при купле-продаже, подряде, где претензионный срок совпадает с гарантийным сроком, такое требование может быть заявлено в пределах гарантийного (претензионного) срока.

Вместе с тем, как предусматривает, например, ст. 365 ГК РСФСР, если в договоре подряда предусмотрен гарантийный срок и заявление (претензия) по поводу недостатков работы сделано в пределах гарантий­ного срока, течение исковой давности начинается со дня заявления о не­достатках, а в отношениях между социалистическими организациями - со дня обнаружения недостатков в работе. Из этого следует, что гарантий­ный срок не совпадает со сроками «ответственности» должника по гаран­тийному обязательству.

При поставках продукции это требование должно быть предъявлено в течение установленных Инструкцией о порядке приемки продукции (товаров) по качеству претензионных сроков, которые не совпадают с гарантийными сроками. И если, например, скрытый недостаток продук­ции будет обнаружен в последний день гарантийного срока и в тот же день будет составлен надлежащий акт, то требование об устранении не­достатка может быть предъявлено и по истечении гарантийного срока, но в пределах срока для предъявления претензий. При отклонении претензии или при ее частичном удовлетворении покупатель вправе обратиться с соответствующими требованиями к изготовителю через арбитраж в тече­ние установленных законом давностных сроков.

Особенность гарантийных сроков состоит в том, что они установле­ны в пользу приобретателя продукции или товара. Поэтому очевидно са­мо собой, что они ни в коем случае не могут уменьшать предусмотренные законом сроки для возложения ответственности на должника, ибо иначе они утратили бы вообще характер гарантии. Но если исходить из того, что гарантийный срок есть срок, установленный для возложения ответст­венности на изготовителя (поставщика, продавца) и т. п., то очевидно, что при таком положении ни претензионные, ни давностные сроки принимать во внимание не следует, а это значит практически, что возможности ре­ального осуществления и защиты права приобретателя товара не только не увеличиваются, но, наоборот, сокращаются. Из этого следует, что и с практической точки зрения такое понимание гарантийных сроков нельзя признать приемлемым.

Всякое обязательство, в том числе и обязательство гарантийное, должно быть исполнено в соответствии с его содержанием. Должник лишь в двух случаях освобождается от исполнения этого обязательства:

во-первых, когда приобретатель нарушил технические правила эксплуа-

276

Сроки в гражданском праве

тации изделия, результатом чего и явились обнаруженные в течение га­рантийного срока недостатки, и, во-вторых, когда в силу каких-либо при­чин замена проданной вещи не представляется возможной, например, вследствие отсутствия аналогичного товара в магазине. В последнем слу­чае покупатель вправе потребовать возврата ему уплаченной суммы (ст. 42 Основ).

В связи с этим представляется неприемлемым и противоречащим Основам решение вопроса о гарантийном сроке в ряде технических усло­вий, которые предусматривают, что исправление недостатков или замена вещи может иметь место лишь в случае, когда эти недостатки возникли по вине изготовителя продукции'. Такое решение неприемлемо и с прак­тической точки зрения, в особенности в случаях, когда поставщик отгру­жает покупателю сложную продукцию, в изготовлении которой прини­мают участие многие смежники. Поскольку гарантия дана поставщиком на всю продукцию в целом, поскольку и недостатки, обнаруженные в от­дельных ее деталях или узлах, изготовляемых смежниками, должны уст­раняться поставщиком, хотя бы в возникновении их он и не был виновен.

Поскольку гарантийный срок с юридической стороны есть срок для обнаружения недостатков, то важно точно знать, о каких недостатках ве­щи идет речь в том или ином случае. С этой точки зрения между гаран­тийными сроками при купле-продаже и поставке есть существенные раз­личия.

Статья 48 Основ предусматривает, что гарантийные сроки при по­ставках продукции относятся к обнаружению не всяких вообще недостат­ков продукции, а лишь к выявлению скрытых недостатков. В соответст­вии с ч. 1 ст. 48 к скрытым относятся такие недостатки, которые не могли быть обнаружены покупателем при обычной приемке продукции.

К обычным для данного вида продукции способам проверки качест­ва следует, в частности, относить способы и методы проверки, преду­смотренные ГОСТами, техническими условиями или иными обязатель­ными для сторон правилами. Распространение гарантийных сроков лишь на обнаружение скрытых недостатков продукции обусловлено тем, что сторонами договора поставки являются социалистические организации, которые обладают достаточными техническими возможностями и специ­альными кадрами для обнаружения подавляющего большинства дефектов продукции и используют для проверки качества научно обоснованные способы контроля. Вместе с тем это в известной мере повышает ответст­венность покупателей продукции при качественной приемке продукции.

См , например, РТУ РСФСР 678 - 60, РТУ РСФСР 658 - 59, РТУ РСФСР 668 - 59, РТУ РСФСР 683-60 и др

277


_____Осуществление и защита гражданских прав______

В отличие от этого ст. 42 Основ, регламентируя отношения сторон по купле-продаже товаров, устанавливает, что в течение гарантийного срока покупатель вправе предъявить претензию продавцу по поводу та­ких недостатков вещи, которые препятствуют ее нормальному использо­ванию. Аналогичные правила применительно к розничной торговле пре­дусматривают и гражданские кодексы (см. ст. 248 ГК РСФСР, ст. 236 ГК УССР и др.).

Закон не раскрывает, что следует понимать под нормальным исполь­зованием вещи. Поэтому можно лишь предположить, что речь идет в данном случае о возможности использования вещи по ее прямому назна­чению и обычным для данного рода вещей способом.

Практически важное значение имеет вопрос о моменте, с которого начинает течь гарантийный срок. Статья 48 Основ предусматривает, что в отношении товаров народного потребления, продаваемых через рознич­ные торговые организации, гарантийный срок исчисляется со дня рознич­ной продажи вещи. В отношении продукции производственно-техни­ческого назначения гарантийные сроки начинают течь с момента, преду­смотренного ГОСТами или техническими условиями. В настоящее время в ГОСТах используются два основных способа установления момента начала течения гарантийного срока. В одних ГОСТах начало течения га­рантийного срока определяется «со дня отгрузки продукции», в других -«со дня ввода в эксплуатацию», но не более определенного срока со дня отгрузки продукции.

Так, например, ГОСТ 69 - 62 на шахтные погрузочные машины пре­дусматривает, что предприятие-поставщик обязано в течение 12 месяцев со дня ввода машин в эксплуатацию, но не более 18 месяцев со дня

их

отгрузки безвозмездно заменять или ремонтировать вышедшие из строя узлы и детали при условии соблюдения потребителем правил эксплуата­ции и хранения, указанных в инструкции предприятия-изготовителя.

В связи с этим в литературе было сделано предложение исчислять гарантийные сроки эксплуатации изделия со дня ввода изделия в эксплуа­тацию, а если этот момент установить невозможно, то со дня получения продукции потребителем'. Установление в ГОСТах начала течения гаран­тийного срока со дня отгрузки продукции не представляется правильным для всех без исключения случаев. Такой способ определения начала тече­ния гарантийного срока целесообразен лишь применительно к срокам хранения и срокам годности продукции. В отношении продукции, пред-

' Н. А. Я х н и н а. Значение гарантийных сроков в повышений качества продукции («Со­ветское государство и право», 1966, № 7, стр. 94). 278

Сроки в гражданском праве

назначенной для эксплуатации, более целесообразно было бы установить начало течения гарантийного срока со дня ввода изделия в эксплуатацию.

Однако такое решение было бы правильным, если бы во всех случа­ях изделие не залеживалось на складе и сразу же после получения его потребителем вводилось в эксплуатацию. Если же продукция длительное время не вводится в эксплуатацию, то едва ли следует ждать того момен­та, когда ее начнут эксплуатировать. В целях стимулирования быстрей­шего ввода в действие предназначенной для эксплуатационных целей продукции следовало бы, на наш взгляд, определять начало течения га­рантийных сроков либо с момента получения продукции потребителем, либо, как это и делается в настоящее время в некоторых ГОСТах, опреде­лять начало течения срока с момента ввода продукции в эксплуатацию, но не позднее определенного срока со дня отгрузки (или со дня получе­ния) продукции.

Претензионные сроки

Всякое субъективное право за очень небольшими исключениями предоставляет управомоченному лицу возможность требовать непосред­ственно от обязанного лица совершения определенных действий либо воздержания от совершения таковых, не прибегая к помощи компетент­ных государственных или общественных органов, призванных защищать нарушенные права организаций и граждан. Эта возможность вытекает из самого содержания субъективного права, которому в гражданском право­отношении противостоит обязанность другой стороны.

Такое обращение управомоченного лица непосредственно к лицу обязанному до передачи дела в суд, арбитраж либо иной юрисдикцион-ный орган носит название претензионного (досудебного, доар-битражного) порядка разрешения гражданско-правовых споров. В ряде случаев для осуществления этой возможности управомоченному лицу предоставляются законом определенные сроки, которые соответственно и получили название Претензионные сроки.

Законодательством предусмотрены различные виды претензионных сроков, различающихся между собой как по размеру, так и по характеру их действия, а в ряде случаев и по тем правовым последствиям, к кото­рым приводит пропуск такого срока...

279

Осуществление и защита гражданских прав

Но несмотря на некоторые различия сроки эти обладают целым ря­дом общих черт, которые позволяют объединить их в единую категорию претензионных сроков.

В чем же состоят эти общие черты претензионных сроков?

Всякий претензионный срок есть прежде всего срок, установ­ленный для обращения упра в ом о ченно г о лица непосредственно к обязанному л и ц у с требованием совершения последним определенных действий или воздержания от со­вершения таковых. Уже это само по себе отличает претензионные сроки от сроков исковой давности, которые предоставлены управомоченному лицу не для непосредственного обращения к обязанному субъекту право­отношения, а для обращения к компетентным юрисдикционным органам, призванным защищать нарушенные или оспариваемые субъективные гражданские права.

Исполнение обязанности должником неразрывно связано с осущест­влением субъективного права управомоченного лица. Более того, в боль­шом числе случаев, например в обязательственных правоотношениях, реализация субъективного права управомоченного лица (так называемого права требования) может быть достигнута, как правило, только посредст­вом исполнения обязанности должником. Даже в тех случаях, когда обя­занность должника состоит в воздержании от совершения каких-то дейст­вий, она является своеобразной мерой обеспечения реального осуществ­ления субъективного права управомоченного лица. Поэтому с известным основанием можно сказать, что претензионные сроки, установленные для предъявления требования к должнику об исполнении им своей обязанно­сти, есть сроки осуществления субъективного права.

Но претензионные сроки - это своеобразные сроки осуществления субъективного права. Дело в том, что при нормальном развитии правоот­ношения, когда стороны точно соблюдают свои права и обязанности, у управомоченного субъекта, как правило, не возникает какой-либо по­требности в заявлении претензий другой стороне. Использование этой возможности становится для управомоченного лица необходимостью лишь в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанно­сти должником, когда принадлежащее управомоченному лицу субъектив­ное гражданское право оказывается нарушенным. Поэтому претензион­ные сроки имеют практическое значение и устанавливаются законом лишь для случаев, когда права одной из сторон правоотношения наруше­ны.

Конечно, требования к обязанному лицу предъявляются управомо-ченным субъектом не только по поводу исполнения должником своей

280



Сроки в гражданском праве

обязанности, но и в связи с применением к нему предусмотренных зако­ном санкций, установленных за неисполнение или ненадлежащее испол­нение обязательства, например, о взыскании неустойки (штрафа, пени), о возмещении убытков.

Претензионные сроки распространяются и на эти виды требований, так как они неразрывно связаны с неисполнением либо ненадлежащим исполнением должником своих обязанностей, с нарушением прав другой стороны. Эта связь претензионных сроков с нарушением субъективных гражданских прав четко выражена в нормативных актах. Так, п. 10 Поло­жения о рассмотрении хозяйственных споров государственными арбит­ражами прямо устанавливает, что претензию другой стороне обязано предъявить предприятие (организация, учреждение), «права и интересы которого нарушены». Следовательно, особенностью претензионных сро­ков является и то, что они есть сроки осуществления нарушенного права.

Рассматривая претензионный порядок и претензионные сроки с этой позиции, нельзя не заметить, что основное юридическое острие этого по­рядка в том виде, в котором он сложился в законодательстве и в практике, направлено прежде всего на своевременное осуществление субъективно­го права управомоченным лицом. По общему правилу предъявление пре­тензии управомоченным лицом является не только его правом, но и обя­занностью. Неисполнение этой обязанности, являющейся по существу неосуществлением управомоченным лицом своего субъективного права в установленный срок, влечет за собой различные правовые последствия, вплоть до утраты права на предъявление иска.

Таким образом, претензионный порядок и претензионные сроки по­буждают управомоченного субъекта использовать все возможности, пре­доставленные ему субъективным правом, в частности, принять меры к тому, чтобы должник добровольно, без применения мер государственного принуждения, выполнил свои обязанности и тем самым добровольно со­действовал бы осуществлению субъективного права управомоченного лица, даже если он сам нарушил это право, добровольно ликвидировал последствия своего правонарушения.

Исходя из этого, претензионные сроки с известным основанием можно назвать сроками добровольного осуществления нарушенного пра­ва, в отличие от сроков исковой давности, которые являются сроками его принудительного осуществления и защиты.

Между тем в литературе претензионные сроки иногда отождествля­ют со сроками исковой давности. Так, Я. И. Раппопорт, исходя из того, что право на иск в материальном смысле возникает у кредитора «на той

281



Осуществление и защита гражданских прав

стадии развития принадлежащего ему права требования, когда ввиду не­выполнения должником соответствующей этому праву обязанности это право становится способным к принудительному осуществлению», счи­тает, что претензионные сроки «по существу своему аналогичны срокам исковой давности»', являются частью «единого давностного срока»2.

Эта идея в значительной мере была вызвана к жизни тем, что ст. 44 ПС 1922 г. среди сокращенных сроков исковой давности упоминала о шестимесячном сроке, установленном транспортными уставами и кодек­сами. Новое гражданское законодательство устранило этот недочет. Ста­тья 79 ГК РСФСР предусматривает, что к искам, вытекающим из пере­возки грузов, пассажиров и багажа, применяются сокращенные сроки давности, указанные в ст. 384 ГК. В статье же 384 ГК указано, что на предъявление иска к транспортным организациям клиенту дается двухме­сячный срок, который течет со дня получения ответа или истечения сро­ка, установленного для ответа на претензию. Из этого следует, что дейст­вующее законодательство считает сокращенным давностным сроком лишь этот двухмесячный срок и не отождествляет его со сроком на предъявление претензии.

В литературе уже отмечались недочеты такой позиции и по ряду теоретических соображений3. Следует в дополнение к этому отметить, что отнесение автором претензионных сроков к давностным покоится в значительной мере на ошибочном отождествлении таких понятий, как «способность права к принудительному осуществлению» и «возможность права к принудительному осуществлению».

Я. И. Раппопорт верно отмечает, что способность права к его при­нудительному осуществлению возникает с момента его нарушения долж­ником. Но только самой «способности права» к его принудительному осуществлению для возникновения права на иск в материальном смысле еще недостаточно. Необходимо, кроме того, чтобы управомоченному ли­цу была предоставлена возможность такого принудительного его осуще­ствления.

Статья 16 Основ гражданского законодательства предусматривает, что право на иск возникает со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Вместе с тем она допускает и изъятия

' Я. И. Р а п п о п о р т. Давностные сроки в обязательствах по грузовым железнодорож­ным перевозкам. Харьков, 1969, стр. 14-15.

2 Там же, стр. 22.

3 М. А. Г у р в и ч. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М., ВЮЗИ, 1961, стр. 47 - 49; «Советское гражданское право», том I, под ред. проф. В. А. Рясенцева. М., «Юрид. лит.», 1965, стр. 248.

282



Сроки в гражданском праве

из того правила. Одним из таких особых случаев и является ст. 384 ГК, где в качестве юридического факта, с наступлением которого возникает право на иск, закон предусматривает сложный фактический состав, вклю­чающий в себя не только факт нарушения права обязанным лицом и воз­можность получения об этом сведений лицом управомоченным, но и обя­зательное соблюдение претензионного порядка. Право на иск к транс­портной организации возникает здесь лишь с момента получения заяви­телем претензии полного или частичного отказа в ее удовлетворении ли­бо после истечения срока, установленного для ответа на претензию. Только с этого момента у управомоченного лица возникает реальная воз­можность осуществлять свое право в принудительном порядке.

В отличие от давностных претензионные сроки - это сроки добро­вольного осуществления должником нарушенного им права, сроки доб­ровольного исполнения им своей обязанности.

В литературе иногда относят претензионные сроки к срокам пресе-кательным. Рассматривая срок, установленный для предъявления претен­зий к транспортным организациям, М. А. Гурвич пишет: «Это - пресека-тельный срок, часть фактического состава условия возникновения права на иск к железной дороге...»'.

Основанием для такого решения послужил тот факт, что несоблюде­ние управомоченным лицом претензионного порядка преграждает ему доступ в суд или арбитраж и тем самым не дает возможности воспользо­ваться для осуществления своего права мерами государственного прину­ждения.

Однако в данном случае с истечением срока для предъявления пре­тензии и несоблюдением претензионного порядка у управомоченного лица вообще не возникает права на обращение в суд или в арбитраж за защитой своего права ввиду отсутствия существенного элемента факти­ческого состава, с которым закон связывает его возникновение. А по­скольку право на иск в данном случае и не возникало, то оно не может быть и пресечено с истечением претензионного срока.

Но если в отношении сроков предъявления претензий к транспорт­ным организациям сама по себе постановка такого вопроса в какой-то мере оправдана, то в отношении иных видов претензионных сроков об их пресекательном характере вообще не может быть и речи.

Так, например, в соответствии со ст. 42 Основ, ст. ст. 247, 248 ГК РСФСР предъявление претензии по поводу недостатков проданной вещи вообще является только правом, но не обязанностью покупателя. С исте-

М. А. Г у р в и ч. Пресекательные сроки в советской гражданском праве, стр. 48.

283



Осуществление и защита гражданских прав

чением срока для предъявления претензии, если таковая не была заявле­на, только начинается (а не пресекается) течение срока на предъявление иска (ст. 249 ГК РСФСР), а следовательно, право на иск только с этого момента и возникает. Особенность этого претензионного срока состоит, следовательно, в том, что он является дополнительной временной гаран­тией реального осуществления права покупателя на приобретенный товар и тем самым обеспечивает наилучшее удовлетворение потребностей гра­ждан.



В настоящей работе кратко рассмотрены основные вопросы, связан­ные с осуществлением гражданских прав социалистическими организа­циями и гражданами во времени. Из сказанного вытекает, что точное со­блюдение гражданами и организациями сроков осуществления принад­лежащих им гражданских прав является необходимым условием реально­го обеспечения материальных и культурных потребностей граждан, иму­щественных интересов социалистических предприятий и организаций и их коллективов, условием, способствующим выполнению государствен­ных народнохозяйственных планов.

Печатается по:

В. П. Грибанов, кандидат юридических наук. Сроки в гражданском праве. М.: Знание, 1967.



Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная