Возьми эту книгу с собой на рыбалку. Она объяснит, как, когда, на что и что ловить и в каких местах, ответит на многие вопросы, предупредит об опасности, в - 11 Учебный сайт
Учебные материалы


Возьми эту книгу с собой на рыбалку. Она объяснит, как, когда, на что и что ловить и в каких местах, ответит на многие вопросы, предупредит об опасности, в - 11




  • Нас,- говорят, - общество направило к тебе с просьбой вернуть водку. Хотим пообедать пока бесклёвье.

  • Не дам – отрезал я. Приехали так ловите, а пить будете в автобусе.

От моих друзей подозрительно попахивало спиртным, видно одну бутылку кто-то из них всё же припрятал.

  • Не дам и не просите.

  • Да брось ты чепухой заниматься, пошли обедать - предложил Геннадий и потянул мою удочку к себе.

  • Осторожно, чёрт, леску порвёшь.

В этот момент Валера с другой стороны потянул к себе рюкзак с водкой. Я ухватил рюкзак свободной рукой и не собирался отпускать. На момент все трое застыли скульптурной группой. Вдруг Валерка, не выпуская рюкзака, упал перед ним на колени и не сильно укусил меня за руку. От неожиданности я её отдёрнул и выпустил рюкзак. Налётчики, оглашая округу жеребячим хохотом, унесли добычу к ожидающим их собутыльникам, а я, обидевшись на весь мир, с угрюмым упорством продолжил поиски клёва. Вечером мы вместе посмеялись, вспоминая нашу борьбу и моё упорство, и больше я чужими желаниями никогда не пытался руководить.
Одно время, мне особенно досаждали “хвосты”, и я после рыбацкой субботы воскресение посвящал учёбе, а потому на обратном пути вина старался не пить. Когда ребята останавливались у магазина, что бы купить водки, я покупал кефир и, несмотря на насмешки друзей, пробавлялся им. Всякий раз перед отъездом с рыбалки Геннадий обходил друзей, собирая деньги на выпивку.
-Скидываемся на бутылку, давай деньги – говорил он.
-Да, наверно, не буду пить – вяло возражал я.
-Будешь, не будешь – дело твоё, а деньги давай.
Я понимал, что Гена прав, не надо менять порядок вещей, и деньги сдавал.
На озере.
На дворе середина апреля. Ещё на неделе кому не скажу, что собираюсь на лёд, в ответ или крутят пальцем у виска, или пытаются отговорить. Москва уже пол месяца, как забыла о снеге. Тепло, пыль на асфальте, народ на улицах без шапок, в лёгких куртках. Отправились в последний поход вдвоём с Альбертом, остальные отказались по разным причинам, наверно, не поверили в прочность льда. Я и сам сомневался, но Альберт был абсолютно уверен. Дело в том, что на озере, куда мы направлялись, нет течения, и в таких водоёмах лёд может держаться вплоть до начала мая. Проблема в том, как перебраться через закраину и не будет ли лёд слишком тонким и гнилым. Путь до озера не близкий. Сначала электричкой до Савёлова, там ночь продремали до четырёх утра на вокзале. В четыре подошёл рабочий автобус, и на нём доехали до автостанции. Затем на рейсовом автобусе до Ильинского. Ни в электричке, ни в Савёлове, ни на автостанции не встретили ни одного рыбака. Чувствую, прогуляемся зря, но с пол пути не повернёшь, молчу. В автобусе задремал. Альберт будит:

  • Подъехали, вставай. Смотри лёд.

На озере лежал лёд, но закраина метра три, четыре. Подошли к берегу, сложили вещи в кучу и стали искать выход на лёд. Пробовали, в чунях по воде пройти к льдине, но дно во всех местах круто уходит вниз, не подобраться. Вернулись к вещам. Недалеко от них в предрассветных сумерках чернели деревянные мостки, лодочный причал. Под мостками и вокруг лёд растаял, но старая натоптанная тропинка к майне, где зимой брали воду, была от мостков совсем близко. Я принёс доску, Альберт по ней по ней осторожно перешёл на лёд, всё время щупая его перед собой развёрнутым коловоротом, как пешнёй. Держит. Птички поют, тёплый ветер шумит в оживающих ветках прибрежных кустов. Сошёл с мостков и я робко сзади, стараясь не отходить от цепочки следов товарища. Прошли метров триста до места, где ловили прошлый раз.
Готовых лунок много, но мы просверлили свои. Удивительно сверлить лёд в середине жаркого апреля. Многие рыболовы уже и забыли о зиме, а мы, как ни в чём не бывало, стоим на льду и сверлим лунки. Общая толщина льда – 30 см. Сверху на 10 см снежная гниль, а дальше крепко. Было ветрено, но сухо. Подошли двое местных и стали блеснить без особого успеха. Клёв плохой, но я на свою 0,06 мм нет, нет да и вытяну темноватого толстенького полосатика. Окунишка на льду важно переваливается с боку на бок, радуя глаз ярко-красным оперением. Когда вытягиваешь очередного разбойника, видишь в освещенной через скопление лунок воде, как он широким зигзагом ходит на крючке.
Не далеко от нас два мужика с острогами, в болотных сапогах бродли по закраине среди прошлогоднего камыша и время от времени цепляли нерестящихся щук. Да, это не хорошо, да это браконьерство, но может им есть нечего, а я надуваю щёки в благородном гневе.
Ловили до четырёх дня. Поймал килограмма два и на бесклёвье обловил всех. Ветер сильно мешал, путал мою сверхтонкую леску. За день почти забыл страх, но всё же по возможности старался держаться Альбертовых следов. Скоро автобус. Идём назад по нашему утреннему следу. Альберт впереди без опаски, а я за ним в отдалении. До мостков осталось метров сто. Как раз посмотрел под ноги, боялся ввалится в размытую лунку. Слышу хлюпанье и плеск. Смотрю, Альберт в мокрой камуфляжной куртке, как большая зелёная щука ворочается в снеговой жиже, выбираясь на твёрдый лёд. Две, три секунды и он на ногах. Вернулся немного назад и обошёл промоину мористие, ведь ближе к берегу лёд ещё гнилей. Со страхом повторил его манёвр, и вот мы снова на мостках. Откуда ни возьмись, притащилась староватая баба. Альберт стаскивает одежду, отжимается, а она болтает всякую чушь и таращит глаза на Альберта, явно получая удовольствие от происходящего. Пришлось нагрубить и отогнать, словесно, конечно. Товарищ снял мокрые рубашку и тельник, надел мой свитер и на него тонкий непромокаемый комбинезон из синтетики, припасённый им для защиты от дождя, а потом отжатые мокрые брюки и куртку. Благо на улице 10-12 тепла и можно не сушиться у костра. По дороге к автобусу наперегонки вспоминали, кто, где купался, как отогревались и как безнадёжно сушить ватные брюки. Хорошо, что купание было уже в финале рыбалки, а то пропал бы день.
- Ну, Альберт и повезло тебе – пошутил я. Ты сразу закрыл зимний сезон и открыл летний купальный.
На обратном пути в Савёлово традиционно съедаем по порции мороженного. В этот раз мороженным прельстился только я.
Порох гнева.
По моему рыболовы самые мирные люди на свете. Их миролюбие не от излишней природной скромности и недостатка темперамента, а как обратная сторона увлечённости и целеустремлённости. Рыболов промолчит в ответ на грубость, уступит наглецу, отойдёт от распоясавшегося хулигана. Зачем ввязываться в спор или драку, даже с хорошими шансами на успех, если под угрозой потеря рыболовного дня, отказ от осуществления надежд и мечтаний. Вот и покажется некоторым легкомысленным гражданам, что нынешние рыбачки уж больно трусоваты.
Не знаю, как было раньше, но, что до меня, то я терплю и сдерживаюсь до точки взрыва. Вспыхнет порох гнева, остановится время и все резоны побоку. В молодости год перед армией занимался боксом. На тренировках с удовольствием и азартом обменивался ударами с товарищами – партнёрами, стараясь работать грамотно и эффективно. Когда же дело доходило до официальных боёв, со мной случался один и тот же казус. Стоило гонгу известить о начале раунда, как у меня, наверно от переизбытка эмоций, отключался слух до конца раунда, до следующего удара гонга. От той поры остались навсегда слегка помятый нос, правильная постановка руки во время удара и умение управлять весом тела, вкладывая его в удар. В вихре молодых лет вино и петушиный задор порой заставляли применять спортивные навыки, но во взрослой рыболовной жизни они пригодились только однажды.
Как-то зимой ехал из Москвы угличским поездом на рыбалку в Струково. Среди ночи в Савёлово в вагон вошёл пьяный попутчик и уселся неподалёку. Мужик крупный, видный, а главное нервный. Сначала он недовольно бубнил себе под нос, потом окрепшим голосом стал отчётливо выговаривать матерные слова. Пьяницу раздражали и духота, и теснота, и физиономии соседей. Его гнусный монолог лез в уши и никому не давал уснуть. Теряя терпение, попытался урезонить распоясавшегося матершиника (занятие бессмысленное и не безопасное). Бушующий выпивоха тут же переключился на меня. Придвинулся вплотную и, обдав винными парами, громогласно и откровенно высказал всё, что он обо мне думает. Потом, наверно, для большей убедительности, схватил за полу мою хилую тряпочную жилетку, дёрнул и порвал. Треск рвущегося материала прозвучал, как удар гонга. Отключился слух, и через несколько секунд я обнаружил, что сижу верхом на растянувшемся на полу в проходе хулигане и кулаками полирую ему физиономию, а он бормочет извинения. Вспомнил, гад, приличные слова.
Давно это было. Седые и лысые, как перезревшие одуванчики, мои ровесники уже разменяли по седьмому десятку лет. Но и у старости есть свои плюсы. В поездах и электричках придирчивые контролёры, суровая милиция и задиристая молодёжь нас уважают и не беспокоят.
Фотография на память.
Конец декабря. В Красном, это последняя остановка поезда перед Угличем, весь день ловили в Гребневском заливе, на выходе к основному разливу Угличского водохранилища. Ловилась некрупная плотва вперемешку с таким же окунем. День тихий, серый, пасмурный. И у меня, и у Гены, и у Славы уловы небогатые, но мы не в обиде. Тонкий лед легко сверлить. Часто меняли лунки в поисках ускользающей удачи, шутили, смеялись, травили байки и анекдоты. В общем, вели себя, как и положено сильным здоровым мужчинам на отдыхе, на природе, вдали от дел и забот. Мороз небольшой, безветренно, снега мало, Ходить по льду легко и приятно. Руки не стынут, лунки не засаливаются. По берегам деревья в инее, великолепие резного орнамента, будто Бог подготовил роскошные декорации для праздничного представления в день своего рождения. Замер лес. Торжественно и тихо. Уходить со льда немного грустно. Идем молча, словно опасаемся, что от нашего шума исчезнет и тишина, и красота заиндевевших ветвей.
Пока ловишь, некогда смотреть по сторонам. Все внимание на сторожок и взгляд от лунки отводишь только, когда сверлишь следующую, а мысленно там подо льдом, в серых глубинах водоема. Свернув снасти, на время освобождаешь себя от рыбацких страстей и воспоминания, как волны, набегают одно за другим. Вот справа небольшая заводинка, где прошлый раз безотказно клевала плотва, а метров двести дальше, за мысом, почти на треть перегораживающим залив, мы как-то целую зиму успешно ловили хороших окуней, которые упорно держались в приглянувшемся им месте. Немного дальше, где к левому берегу вплотную подходит лес, однажды спасались от пронизывающего ледяного северного ветра, но он даже в затишье не оставлял нас в покое. По льду кружились медленные фантастические вихри из сухих снежинок, по-хулигански путая лески, и запуская нам снег за воротники. Дальше залив, протянувшийся строго с запада на восток упирается в, как бы перегораживающую его, деревню Гребнево, поворачивает направо, обходя ее, и опять упрямо устремляется на восток. В районе ближнего к деревне колена зигзага на ночные потайные донки (см. пункт V - д) неплохо ловился налим. У второго колена зигзага - глубокая яма, где держалась стая крупных окуней. Там не редко на блесны добывали солидные экземпляры. Раз в апреле, когда на улице температура зашкаливала за + 12 и лед от жары шипел и раскисал, вдоль берега протаяла широкая, метра в три, закраина. Искали, где бы перебраться на лед. Сердце щемило от нехорошего предчувствия. Казалось, что лед уже размягчился, особенно по краям и не будет держать. Дошли до окуневой ямы. Здесь в одном месте закраина сужалась до двух метров. Геннадий решил рискнуть. Ящик и коловорот на землю, скинул полушубок, ушанку, расправил и подтянул чуни-химчулки и осторожно вошел в воду. Край льдины все ближе, но и глубина все больше и больше. Когда он коснулся руками льда, вода едва не доставала до верхнего края чунь. Гена быстро и ловко, как бывалый солдат под огнем, лег на лед, параллельно берегу, и откатился от края. С опаской встал на четвереньки, на колени, наконец, в полный рост. Топнул ногой, проверяя крепость льда, и улыбнулся:
- Все в порядке! Давай сюда!
Он стоял, широко расставив ноги, с торжествующим видом победителя и его взъерошенная огненно-рыжая шевелюра сияла оранжевым светом, соревнуясь с солнцем. Я подтянул чуни, перенес вещи, и забрался на льдину. Целый день под палящим по-летнему солнцем бродили по сизому, шершавому льду и ловили в прозрачной воде хорошо видных по-весеннему бойких окуней. Вот они кольцом окружили мормышку и замерли в нерешительности. Непрерывно играю мормышкой на одном месте. Один окунь чуть сдвинулся вперед, остальные тут же повторили его маневр и снова замерли. Смельчак снова тронулся вперед. У соседнего окуня не выдержали нервы, он стрелой метнулся к мормышке, проглотил и, не останавливаясь, попытался удрать. Резко подсекаю. Шустрый полосатик краснопёрой птицей вылетает из лунки на лёд, а его товарищи исчезают из поля зрения, чтобы вновь собраться у мормышки, как только ее опущу. Небо синее-синее, жаворонки поют, снега нет и в помине, и такое чувство, будто мы на льдине приплыли в теплые края.
Догорает короткий январский день. После четырех часов начинает быстро смеркаться, как в зрительном зале театра перед спектаклем. На небе ни звезд, ни луны. Когда, отшагав по застывшему заливу километра четыре, возвращаемся к полотну железной дороги и идем по шпалам к станции между стен сумеречного леса, темнота становится все непрогляднее. Впереди еще отчетливо видна спина Геннадия, а силуэт Вячеслава будто растворяется, исчезает в нахлынувших черных глубинах. Все светлое, радостное позади. Вечер. Ночь.

Моя зима.
Когда начинается новый год? Смешной вопрос, - скажете вы, - конечно, 1 января. Ничего подобного. Новый год начинается в первой половине ноября, бывает, и 30 октября. Однажды я выходил на первый лёд 16 октября, а лёд стоял с 12-го. У нас своя точка отсчёта. Появился первый лёд – начинаем новый год. Помните, для рыболовов в году бывает только два времени года: зима от ледостава до ледохода и лето - от момента просветления воды после половодья и до октябрьского оцепенения рыбы перед ледоставом. Значит, начало нового года совпадает с началом зимы. И так всё по порядку:
Ноябрь.
Весь октябрь зимники плакались друг другу в жилетку о недосягаемости холодного времени, и мелкие, нудные дожди, как бы из солидарности, плакали весь месяц вместе с ними. Пришёл ноябрь, и наступила пора затишья, оцепенения природы. Вместо дождя на ещё сырую землю опустился первый десант снежинок сначала крупных, а потом всё мельче и мельче. Небо просветлело, и температура, будто прибитая гвоздём, остановилась чуть ниже нуля. День, два, три, неделя и, как подарок, в ночь на пятницу –10, а днём в пятницу –5 и прогноз на субботу обещает мороз. Зазвенели телефоны, засуетились рыболовы. Надо ехать! Надо ехать! Что взять с собой? Еду, питьё, запасной свитер на случай купания, пыльную пешню из-за шкафа. Валенки сели, придётся ехать в ботинках. Комбинезон лопнул по шву ещё весной. Ладно, и так сойдёт. А мотыль? Где достать мотыля? Ага, товарищ обещал купить и на мою долю. Теперь плащ. Куда его задевали? Не дай Бог, дождь – промокнешь до костей. Впрочем, обойдусь. Возьму кусок плёнки. Верёвка, верёвочка нужна. Ножовку взял, омлет взял, деньги, документы, нож, фонарь. Ну, кажется, всё. Гружусь как мул и с нетерпением жениха перед первой брачной ночью, выхожу за порог. Сколько мне лет, кто я такой, чем занимаюсь – ничего не отвечу. В голове ни одной лишней мысли. Мучает неизвестность. Будет ли лёд, и если будет то какой?
-Так. Раз нулевая температура продержалась неделю, значит, вода отдала запас тепла и нагрянувших морозов должно хватить, для того чтобы в мелководных заливах и бухтах появился первый лёд. Одно волнует – хватит ли у него толщины, чтобы выдержать тяжёлого мужика? Если лёд в три пальца, тогда ура. Бегай, ищи, лови рыбу. А если тоньше?
Когда на вокзале встречаемся с друзьями в первый раз после летней разлуки, вместо приветствия обзываем друг друга дураками и интересуемся, почему товарищ не захватил с собой летней удочки. В пути с тревогой глядим в окна вагона, проверяем, не пошла ли оттепель. Пассажиры и проводники подозрительно на нас посматривают и стараются ни в чём не перечить. Перешёптываются между собой:
1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 22
Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
author-karamzin.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная