ТАК ПОЧЕМУ РУХНУЛ СССР? - Дипломат как вредитель разрушительные теленовости Учебный сайт
Учебные материалы


ТАК ПОЧЕМУ РУХНУЛ СССР? - Дипломат как вредитель разрушительные теленовости



ТАК ПОЧЕМУ РУХНУЛ СССР?


   На подобный вопрос можно отвечать на разных уровнях – и все будут вроде верные.
   Потому что Горбачев был слабохарактерен и неумен. А Ельцин властолюбив и эгоцентричен, и мстителен. Потому что страна надорвалась экономически, вкладываясь в вооружения. Потому что всем надоела тотальная ложь и лицемерие. Потому что нацреспублики хотели самостоятельности. Потому что компартия деградировала и партчиновники только хотели хапать себе. Потому что враги-американцы всеми способами разлагали, растаяли, подкупали и вредили.
   Господа. Но ведь на самом деле мы спрашиваем о другом. Если бы на смену СССР пришла процветающая Россия, о которой мы мечтали: свободная, изобильная, возродившаяся, оптимистичная, богатая – мы что, хмуро морщили бы лбы над вопросом о падении Союза? Да нет! Союз был бы мрачным прошлым, а Россия – светлым настоящим, и рухнула военно-тоталитарная машина поделом, чтоб дать людям возможность жить счастливо, справедливо и разумно в новом, лучшем государстве. И все было бы в порядке.
   Но. Мы были недовольны непередовым советским производством – а получили вовсе рухнувшее взамен. Мы были недовольны низким уровнем жизни – а стали в большинстве вовсе бедными и нищими. Мы были недовольны советской бюрократией – и получили такое расплодившееся и коррумпированное чиновничество, что вообще тихий ужас. Мы были недовольны несправедливостью замалчиваемой – и получили несправедливость циничную и откровенную. Нравы упали, преступность выросла, продажно все, мозговики бегут, несколько процентов населения наслаждаются жизнью.
   Так раньше народ имел отраду: сообща чувствовать себя великим, а лично каждый – сознавать себя частью этого великого. Ныне и того нет. Напротив.
   Чувству личной униженности и бедности личности соответствует чувство униженности, бедности и развала державы. Народ поражен в обоих планах – как личном, так и общественном.
   Повторяю: процентов пять населения обрели личное все: достаток, свободу, перспективы. А девяносто – проиграли во всем. И не в том дело, что они не умеют еще бороться за место под солнцем – а в том, что если рушится экономика, пряников на всех хватить не может, и отчаявшийся безработный едет в московские бесправные гастарбайтеры.
   ВОПРОС: ПОЧЕМУ РУХНУЛ СССР -
   ОЗНАЧАЕТ: ПОЧЕМУ РУХНУЛА ЛУЧШАЯ
   ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ?
   Сменили бы худшее на лучшее – не было бы проблем. Но – иначе – вопрос стоит так:
   ПОЧЕМУ ЗНАЧИМОЕ ГОСУДАРСТВО
   СМЕНИЛОСЬ МАЛЫМ?
   Или – еще иначе:
   КАК СЛУЧИЛОСЬ,
   ЧТО МЫ РЕЗКО СДЕЛАЛИ СЕБЕ ХУЖЕ?
   2. А почему рухнул Древний Египет? Он долго существовал, не раз поднимался, и столько же раз рухнул. Жаловались на упадок нравов, на чиновников. Подвергались нашествиям гиксосов и «народов моря» – дикарей по сравнению с собой. До и после – отлично жили: могучая армия, мощная структура чиновников, развитая экономика, высокий жизненный уровень (по тем временам).
   3. А почему рухнула Ассирия? А Вавилон? Какая территория в апогее царств, какая армия, какое развитое хозяйство, какая архитектура! И вечно в конце концов приходили враги и губили… А до поры до времени не губили.
   4. Ну так великая и могучая Персия тоже рухнула. Уж такая великая, богатая и мощная, столько войн провела – и вот под Александром Македонском с куда меньшим войском – развалилась легко и бесславно.
   5. Наука виктимология изучает особенности и поведение жертв, провоцирующих нападение преступников. Шляются не там и не тогда, выглядят не так, осанка не такая, ценности на виду, от подозрительных не идут сразу быстро за угол и тд. Преступник – он тоже не любого грабит и убивает.
   Опять же волки, санитары леса. Он жрать хочет, а не за добычей мчаться, тем более что добыча обычно быстрее в беге, и хрен ее догонишь, только энергию зря растратишь. И он, стало быть, отбирает хроменьких, слабеньких, больных – кто полегче.
   Аналогично тому – многие инфекции в организме человека. В том смысле аналогично, что пока с общим фоном и иммунитетом все в порядке – хилые и затаившиеся возбудители болезней «таятся по углам», контролируемые антителами: как кто окрепнет – бац ему по башке и выкидывать. А ослаб организм, не хватает сил иммунным телам – и бодрые бациллы с вирусами идут в рост и начинают шарашить вплоть до тяжелых осложнений с летальным исходом. Если только не напасть типа чумы – с «обычной» инфекцией здоровый организм справляется сам, не заболевая.
   Веками и веками могучие государства давили дикарей – пока дикари не приканчивали ослабевшее государство.
   6. Спарта. Ее никто никогда не победил. Ликург дал ей беспрецедентные в истории по суровости и нетерпимости законы. Воспитание – суровей некуда. Хилых младенцев – в пропасть. Мальчиков – вон из семьи в казармы. Жить впроголодь, тренироваться до упаду, украсть и не попасться – доблесть. Страдания терпеть, смерти не бояться, пощады не знать. Роскошь запрещена, деньги в общем тоже, все стороны жизни регламентированы Законом и Советом старейшин. Военный коммунизм в военном лагере. Общее питание, общие жилища, женщины с маленькими детьми сидят по домам, видя мужей на побывках.
   В битвах Спарту несколько раз победили только Фивы, но их Эпаминонд был гениальный полководец, изобретший «косую атаку» и «кочергу», когда отборная часть войска концентрированно наваливается на небольшой участок вражеского строя близ его фланга и смешивает сбоку вражеский строй, а потеря строя в античной войне – это конец. Агрессивным спартанцам дали по рукам, но сама Спарта осталась в неприкосновенности.
   Прикончила ее победа над Афинами. Суровые спартанцы нюхнули роскоши. Они отведали вкусных яств и изысканных вин, которых в Спарте не то чтобы не было – но сама мысль о каковых роскошных излишествах уже было преступлением против законов Ликурга. Они познали ласки «секс-рабынь» и походили в дорогих тонких тканях. А ведь сначала им давали взятки со страхом и сомнением – и только дорогим оружием! Коготок увяз. Сладость хорошей жизни мгновенно сделала спартанских чиновников продажными. Спарта лихорадочно вознаграждала себя за века аскетизма, наслаждаясь благами эллинской цивилизации. Немедленно вслед за чем мужчины не захотели жить в казармах и жрать «черную похлебку», зато женщины захотели тканей и притираний, то бишь модных шмоток и косметики. И все хотели много и вкусно есть и пить. В результате стали продавать свои земли, что было строжайше запрещено раньше, и свобода торговли по афинскому образцу мигом расколола спартанцев на богатых и бедных, и кончилось братство военного коммунизма, и никто больше не хотел умирать, а наоборот, все хотели получать максимум удовольствия от жизни. Дальше? Дальше все. Название осталось. А народ и страна кончились.
   Введение монетаризма и свободного рынка быстро уничтожили Спарту. Можно сказать и так – чистая правда будет.
   КОГДА ВСЕ ХОТЯТ СЛАДКО ЖИТЬ И НИКТО НЕ
   ХОЧЕТ УМИРАТЬ – СТРАНЕ СКОРО КОНЕЦ
   7. Рим. Уж его античная история изучена вдоль и поперек, как никакая другая. Тысяча лет непрерывного существования Древнего Рима – это эталонный исторический полигон для анализа и проверок политических моделей государства и их перетекания из одной в другую.
   Он – чего рухнул? Враги завоевали? Фига. Он и не таких врагов веками побеждал, подчинял, растворял. И писали историки наступившего Раннего Средневековья (они еще не знали, конечно, что их время так назовут), что наказан был Рим за свои злодеяния, несправедливость, разврат и лицемерие.
   Золотую статую Воинской Доблести! – перелили в слитки и отдали в выкуп, только б их не тронули.
   Разврат расходился от императорского двора, и не было управы на беспредел чиновников, и шваль со всего мира ехала в Рим делать деньги и жить роскошно, и хлеба со зрелищами требовал плебс, развращенный бездельем, и только варвары еще хотели служить в легионах, и никто не хотел за Рим умирать, а все хотели Рим доить.
   Аллес капут.
   8. Философы лишь различным образом объясняли людям то, что люди и так всегда знали. Фраза не припоминается? В большой степени она верна. На уровне, так сказать, практической и прикладной психологии и социологии люди поняли все основы давным-давно. И выразили их так, и повторяли миллионкратно: от долгих лет сытной мирной жизни люди жиреют, дрябнут, слабеют духом, и бывшие бойцы становятся легкой добычей новых голодных и храбрых. Ротация.
   9. Дорогие мои. Любая система эволюционирует. Государство – это система Государство эволюционирует. Изменяется. Неизбежно. Законсервировать нельзя. Ликург пытался.
   Любая система имеет начало, подъем, пик, спад, конец. Ибо есть время, а время – это изменения. Вечная система невозможна в принципе. Вечных государств не бывает. Не было их. И не будет.
   По мере развития системы она изменяется. Она совершенствуется. У государства появляются новые органы, законы, функции и блага. Это изменения качественные.
   А еще оно растет. Это изменения количественные. И они ведут к качественным изменениям: делать так, как годилось для ста человек – уже не годится для пяти тысяч. Делегирование функций. Разделение обязанностей. Отделение власти от народа все выше. И т.д.
   Государство делается все более могучим – но одновременно все менее родным для каждого. По мере роста – отчуждение государства от человека все увеличивается.
   Государство структурируется все сложнее, все совершеннее – в этом его сила и мощь, его энергоемкость и совершенство. Но при этом все менее полно совпадают интересы каждого отдельного человека с интересами госструктур! Они для всех – а он для себя единственный.
   И неизбежно наступает момент, когда дистанция между государством и человеком делается критической. Оно пожертвует любым – ради себя. А он – постарается безопасно для себя обойти его в интересах своей личности.
   НАРАСТАНИЕ ДИСТАНЦИИ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ
   И ЧЕЛОВЕКОМ ДО ГРАНИ АНТАГОНИЗМА ЕСТЬ 
   СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС
   Преследуя свои интересы, государство и человек начинают тянуть скорее в разные стороны, чем в одну.
   10. Эволюция государства заключается в том, что: а). Оно расширяет свою территорию с небольшой начальной до максимально возможной реально (и всегда не прочь иметь еще). б). Оно увеличивает свое население с начально небольшого и однородного (или двуродного) до куда большего, реально максимально возможного для этой территории. в). Оно увеличивает свою комфортность, обустроенность, удобство и безопасность для своих граждан. Богатство увеличивает. г). Оно как институт неизбежно отделяется над гражданами и с личного-общегруппового общения переходит к общению с людьми как с массами, абстрагировано, по закону больших чисел. д). Установив в войнах свои границы, оно переносит акцент с военного патриотизма на мирное существование. е). В него едут и вселяются люди из других мест и других народов, желая и настраиваясь на хорошую жизнь.
   То есть. По своим основным параметрам государство меняется количественно и качественно. Крупнее, населеннее, разнороднее, мирнее, мощнее, культурнее, богаче, удобнее, безопаснее – и обезличеннее, равнодушнее к отдельному человеку. Вот таков естественный ход событий.
   Функция завоевательно-охранительно-усилительная по мере своего выполнения – в возрастающей степени сменяется функцией обустройства и комфорта. Даже если государству продолжают угрожать соседи – неизбежный культурно-технический прогресс высвобождает увеличивающуюся часть энергии общества на устройство лучшей жизни.
   Государство в начальной фазе своего существования неизбежно и естественно устроено не так, как на пике могущества.
   Вопрос: если меняется система – может ли это никак не влиять на ее составные части? Может ли человек в разных жизненных обстоятельствах оставаться как личность одинаковым? Может ли он в качествах солдата, музыканта и отца проявлять одни и те же стороны своей натуры? Проявлять одну и ту же ментальность и одинаково реагировать на вопли врага, дирижера и ребенка? Врага – убить, дирижера – послушаться, ребенка – приласкать. Разные социальные роли, да?
   По мере эволюционирования государства эволюционирует и его гражданин.
   А еще правильнее сказать:
   ПО МЕРЕ ЭВОЛЮЦИИ ГОСУДАРСТВА
   ЭВОЛЮЦИОНИРУЕТ СОДЕРЖАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ
   РОЛЕЙ ЕГО ГРАЖДАН
   То есть: люди как таковые не вырождаются, не изменяются, они физически и умственно остаются те же. (Мутации цивилизованных народов последних десятилетий мы сейчас не рассматриваем – это отдельно: гиподинамия, переедание, фармацевтика, спасение физически дефектных особей.) Но – в новых условиях складываются новые отношения между людьми, и между гражданами и государством. И эти новые отношения требуют иных, чем прежде, моделей поведения, иных критериев правильности и неправильности поступков, иных приоритетов и ценностных шкал.
   Постепенно гражданин для государства начинает значить не то, что раньше, и оно для него тоже начинает значить не то.
   На войне требуется храбрость, сила и дисциплина. В мирном труде – трудолюбие, лояльность, неагрессивность. Преуспевают в двух этих занятиях обычно люди разные. Идеал солдата сменяется идеалом законопослушного богача, импульс «Убей врага!» сменяется импульсом «Кто платит – друг!».
   Почему революции пожирают своих детей? Почему первооткрыватели земель губятся волной стяжателей-чиновников следом? Потому что стабильной гос. системе не нужны возмутители спокойствия: сделал свое дело – и вон!
   ВОЙНА ПРОВОДИТ ОТРИЦАТЕЛЬНУЮ СЕЛЕКЦИЮ
   Самые храбрые, сильные и агрессивные погибают. Система нуждается в ровных, терпимых, послушных людях – которые будут валить строем, не дергаться, выполнять гос. задачи, а от активных – много беспокойства.
   «Один мамлюк справится с двумя французскими кавалеристами, но сотня на сотню уже равны, а тысяча французских кавалеристов всегда разобьет две тысячи мамлюков». Система избавляется от мамлюков.
   Посмотрите на «старые народы» – среди них так много некрасивых и плохо сложенных!
   ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА
   ОСЛАБЛЯЕТ ГЕНОФОНД НАЦИИ
   И вот средний гражданин, генетически менее энергичный и агрессивный, чем создатели и подниматели его государства, разбавляется людьми пришлыми, которым важна только хорошая жизнь. А воспитывается он в том духе, что надо наживать добро и преуспевать. И не надо обижать других. И не надо лезть на рожон. А если он куда хочет сунуться по активности своей, государство его тормозит: «Не твое собачье дело. Без тебя разберемся». Мол, ты подай прошение по инстанции, а сам по себе ты червяк мелкий.
   Благородство, доблесть, справедливость, альтруизм – государством не поощряются! А поощряется законопослушание, конформизм, невмешательство ни во что. А плоды приносят: жадность, эгоизм, хитрость, равнодушие.
   ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА
   В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ ВСЕГДА ПРИВОДИТ
   К МОРАЛЬНОЙ ДЕГРАДАЦИИ НАРОДА
   (Все это – следствия не какого-либо «пассионарного толчка» или последующей «утраты пассионарности», но логика и законы развития системы (в данном случае государственной) и неизбежного изменения соотношения «система – монады».)
   Государство все более отделяет свои интересы от интересов личности, оперируя понятиями: «Мы», «Страна», «Государство», «народ». Система становится и субъектом права, и объектом интересов.
   Для чиновника первично благо государства. Через государство и люди блага получают, без государства – хана. Для личности все первичнее делаются блага свои, раз государство это декларирует, а само всегда недодает, а чиновники всегда злоупотребляют.
   Грубо говоря, гражданин в государстве проходит примерно следующие стадии эволюции (не как психотип личности, а как носитель социопсихологической роли!): а). Государство – это мы, вопросы решаем сообща по справедливости, а чужаков гоним, грабим, давим. б). Наша власть – правильная, подчиняемся ей по уму – в этом необходимость и доблесть, мы патриоты, благо государства превыше всего, а варваров брать в рабы. в). Власть круга, берет себе много, кряхтим, но государство превыше всего, все-таки оно справедливее и лучше других, мы должны подчиняться, все-таки живем не так плохо. г). Власть дерьмо, погрязла в роскоши, творит беспредел, а мы тоже имеем право жить хорошо, и не фиг за эту власть умирать, мы хотим и можем жить получше, кое-где жизнь справедливее.
   Если учесть, что человек по природе своей переделыватель, и никакое положение вообще для него не идеал, и удовлетворить его потребности невозможно в принципе…
   ОПРЕДЕЛЕННОЙ (ПОСТОЯННОЙ) ВЕЛИЧИНОЙ
   ЯВЛЯЕТСЯ НЕ СУММА ПОТРЕБНОСТЕЙ,
   А ПОТРЕБНОСТЬ В УВЕЛИЧЕНИИ ЭТОЙ СУММЫ
   И вот человек для государства делается смесью удобрения и рабочего материала, позволяющего и оправдывающего существование государства. А государство для человека – кровососом, которого надо больше использовать как дойную корову!
   А чиновники, чиновники! Они существуют в двух ипостасях: в качестве государства гнобят народ – а в качестве людей грабят государство. Вот этот дуализм его приканчивает!
   11. Возьмем-ка вспомним 91-й год. И ответим себе: советский народ образца 1991 года устроил бы революцию и Гражданскую войну, перестрелял бы аристократов и офицеров, пошел бы делить помещичьи земли и жечь усадьбы? Обманом и кровью миллионов жертв присоединил бы обратно к Империи отпущенные было национальные провинции? Загорелся бы идеей переустроить весь мир и дать ему счастье? Си-чазз!
   Запел бы: «Если смерти – то мгновенной»? Ага, куплеты Лубянки.
   Горели глаза пионэров восторгом ненависти к империалистам?
   Презирали комсомольцы мишуру заграничного барахла?
   Готовы были миллионы идти на жертвы вслед за родной Партией ради торжества дела коммунизма?
   Кашляли от голодной чахотки аскеты-самосожженцы из райкомов и обкомов?
   Милан. В стране-то жил совсем не тот народ! СССР был военным государством для борьбы и победы над мировым капитализмом! А населяли его уже разочарованные обыватели без идеалов прошлого, желавшие материальных и духовных благ для себя. Причем под благами понимали много хороших вещей и свободу делать как можно больше чего хочется, а отнюдь не добродетель.
   СССР рухнул, потому что все полагали, что можно жить лучше, и видели, что другие живут иначе и лучше.
   12. И для этого не нужны ни гигантская армия, ни держание в своем составе других стран с их народами.
   Армия с оружием прожирали все народное добро!
   А нацреспублики были нахлебниками, дотационниками на теле богатой и самодостаточной России! Забыли, забыли это убеждение?! Отстегнуть «этих нацменов», цивилизацию которым мы же создали и с тех пор только вкачиваем в этих тупиц деньги, чтобы был «расцвет наций при социализме»!
   У России есть все – энергоресурсы, вода и земля, лес и металл, люди и заводы, авиация и флот – на фига кормить республики?! Отцепим их, будем все свое добро потреблять сами – и сразу больше у нас всего будет!
   И армию сократить – сразу насколько больше всего будет! Сколько ресурсов, сколько людей будет работать не на войну, которой, слава Богу, нет, а на производство товаров и услуг для народа, то есть для себя! Из непроизводительной, расходной сферы производства мы какой поток гигантский переводим в сферу полезную!
   А если еще вместо плановой системы, окаменившей нашу экономику, как Медуза Горгона, введем свободное предпринимательство, чтоб все работали по уму, на месте и сразу решали рабочие вопросы, удовлетворяли спрос людей и сами богатели на этом – да мы же рванем вверх, как ракета!
   Так на фиг нам эта тюрьма народов – что, мало настрадались, мало натерпелись унижений, мало нахлебались бедности? Имперских амбиций мы уже вкусили сверх меры – пора и людям пожить достойной человеческой жизнью.
   «Песняры»! Затягивай «Беловежскую пушу»!
   13. Советский Союз рухнул, потому что исчерпался. Он не мог уже ни завоевать мир, ни сделать своих людей более счастливыми, чем другие страны. Он проиграл политически, экономически, идеологически, психологически и социально. И в военном плане он уже тоже победить – и не хотел, и не мог, и не рассчитывал.
   Это и так ясно.
   14. Его падение, кроме эволюции системы, было подтолкнуто еще фактором природно-энергетическим. Солнечная активность, комета, землетрясение – и соответствующие этому периоду Чернобыль, утопление лайнера «Нахимов», столкновение «паровоза с пароходом» – теплохода «Суворов» (какова парность имен!) с шедшим по мосту поездом, взрыв двух поездов в газовой вспышке и тд. Общее повышение «единого энергетического поля» природы – которое при прохождении Союзом «точки бифуркации», т.е. Неустойчивого периода с вариабельным продолжением, сказалось в повышении возбудимости, повышении психической и физической активности масс по сравнению с обычными периодами. То есть: и так все качается в варианты, а тут еще народ дополнительно возбудился – природные волнения, как часто в истории случается, отразились в социальных.
   Это тоже достаточно понятно…
   15. Эпоха Наполеона явилась величайшим взлетом Франции – первой державы мира. С уходом со сцены героев наполеоновских войн и их детей – из Франции вышел пар. Французы сделались некрасивы, проигрывали войны (лишь союзники спасали), вытеснялись из колоний, и сверхдержавой великая Франция никогда больше не была. В мощном усилии были взяты вершины и выбит цвет нации.
   Эпоха Виктории была тем же для Англии. Величайшая империя, гордые владыки полумира. Еще до Первой Мировой – пар вышел после англо-бурских войн: завершающего аккорда.
   Полвека с 1918 по 1968 был вершиной взлета Русской Империи. Наши достижения известны. Наша мощь памятна. Наши жертвы чудовищны. Мы были великими, гордились многим, с нами крепко считались все и боялись многие.
   Система надорвалась в усилии апогея.
   16. Но интересно другое. Пятнадцать лет назад большинству русских думалось и было понятно, почему, размонтировав Союз и зажив в свободной и независимой России без командиров-коммунистов и нахлебников-националов, да прижав толпы генералов с горами бомб, нам будет хорошо. Чао, Союз!
   Сегодня эти соображения и настроения начисто забыты. Нам кажется, что морок помутил нам мозги и зрение, и крепкий хороший дом как-то вот развалился к нашему несчастью. Загадка, недоразумение, ошибки идиотов-реформаторов и козни врагов – тоже реформаторов и американцев.
   СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ
   Слоеная и многоэтажная человеческая психология устроена так, что мотивация наших поступков, ведущих к нежелательным следствиям, вытесняется – и заменяется более комфортной для сознания, чтоб не было комплекса вины и собственной дури. Ни один народ никогда не был виноват в том, что он дурак и живет плохо по своей вине. Он себя может ругать за глупость и лень, но не в состоянии вспомнить, как искренне хотел и логично обосновывал свои правильные поступки – если сейчас так же искренне хочет и обосновывает противоположное как единственно верное.
   Коллективное сознание не диалектично. Коллективному сознанию подай белое либо черное, плохое либо хорошее, правильное либо неправильное. То, что правильное по ходу дела может стать неправильным – это для него слишком сложно.
   Стремление жить лучше неизменно и помнится. Но рецепты корректируются и отвергаются временем и опытом. Мы хотели лучше, стало хуже, но поскольку мы сами не могли хотеть хуже и не можем быть виноваты в том, что нам же стало хуже, надо решить загадку: как и почему случилось, что нам стало хуже, если при этом не было явных врагов. Тайные, конечно, были, но все равно загадка, ведь мы были так могучи и неплохо жили!
   ЛЮДИ И ТОЛПЫ СКЛОННЫ КАРДИНАЛЬНО
   ЗАБЛУЖДАТЬСЯ НАСЧЕТ СВОЕЙ РОЛИ В
   СОБСТВЕННОМ ПРОШЛОМ
   17. Системные социальные законы проявляются через массовую идеологию и личностную мотивацию. Системный кризис и исчерпанность СССР на личностном уровне проявились через то, что минусы Союза всем осточертели и почти все ассоциировали желательную жизнь не с ним. От разнокалиберных боссов КПСС, которые прикидывали хапнуть большой кусок и сравняться с западными роскошными миллионерами, до простого народа, осведомленного о западных зарплатах и благах.
   18. Государство – это люди. (В понятном смысле – из людей оно состоит!)
   Когда люди перестают отождествлять себя с государством и теряют видение смысла в нем – то срок его исчезновения верен и скор.
   19. (Поэтому бойтесь игнорировать и насиловать справедливость. Нарушая ее – вы пилите важнейший устой государства.)
 
1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 43
Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
author-karamzin.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная