Я, в свое время, опубликовал сборник Лениных стихов, который имел определенный успех. Сам я в стихах себя не пробовал, а занимался исключительно прозой. Это у - 42 Хочу покоя. Как соловей. Не бей меня. Учебный сайт
Учебные материалы


Я, в свое время, опубликовал сборник Лениных стихов, который имел определенный успех. Сам я в стихах себя не пробовал, а занимался исключительно прозой. Это у - 42




Хочу покоя.


«Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть»!
М. Ю. Лермонтов.
Беспокойные соседи живут за стенкой у меня,
Весь день они сверлят, долбят, а я хочу покоя,
Свободы не требуется для меня,
В своих поступках и так свободен я,
Тишины хочу я, и элементарного покоя,
Чтобы в тишине свои стихи мог сочинять я,
Тогда они качественнее получаются у меня.

Как соловей.



«Как соловей о розе
Поет в ночном саду,
Я говорил вам в прозе,
На песню перейду».
Лесик, любимая моя, ты моя роза, твой соловей я,
Правда петь, как соловей не умею я,
Раньше прозу о тебе сочинял я,
А теперь стихи стали получаться у меня,
Которые тебе я посвящаю, роза моя алая.

Не бей меня.


Ева, собачка милая и любимая моя,
Прошу тебя, не бей, пожалуйста, меня,
Всё по морде ударить норовишь меня,
Когда считаешь, что мало внимания уделяю тебе я,
А лапа у тебя увешена когтями и очень тяжелая,
И больно мне, когда по морде бьешь меня,
Ева, прошу тебя, не по морде бей меня,
А по моей костлявой жопе ударяй меня,
Тогда намного меньше буду страдать я.

Воскресение.


Сегодня воскресение, и этому с утра радуюсь я,
Хоть и обосралась Ева, собачка любимая моя,
Но я её прощаю, и наступающему дню радуюсь я,
А почему, не стану рассказывать вам я,
Сами должны вы догадаться,
Чему по воскресениям радуюсь я.

Расскажи мне.


Расскажи мне Ева, собачка любимая моя,
Как ты живёшь, как чувствуешь себя,
Я знаю, животик твой болеет у тебя,
Не бойся Ева, вылечу тебя я,
Таблетка волшебная есть у меня,
Эту таблетку дам тебе я,
И снова весёлой станешь ты у меня,
Хвостиком замашет собачка милая моя,
Есть попросит Ева у меня,
Но пока кормить тебя не стану я,
Поверь мне, голод вылечит тебя,
Собачка милая и любимая моя.

Л. М.


Людмила Парамонова, свояченица любимая моя,
Не верю я, что ты выглядишь, как стареющая гусыня,
Тем более, что на экране монитора давно не видел я тебя,
А что касается моих стихов, не только о любви пишу их я,
Очень разнообразная тематика стихов у меня,
О Еве, о сыне, о внуке и сантехниках стихи сочиняю я,
В этом вопросе с тобой позволь не согласиться,
Жены моей сестра любимая,
Не только о любви стихи сочиняю я,
Хотя любовь была и останется ведущей темой у меня.

Таблетка не спасла.


Чудо таблетка не помогла, опять обкакалась собачка милая моя,
Теперь по другому поступлю, и в шприц лекарство наберу я,
Процедура, скажу вам прямо я, очень не приятная,
Но питаю надежду я, после этого, перестанет какать собачка милая моя.

Поэма и я.


Задумал сегодня с утра поэму сочинить я,
Только начал, показались знакомыми слова для меня,
Действительно, Александр Сергеевич опередил меня,
Другую поэму начал я, опять знакомые слова для меня,
В этот раз Сергей Александрович опередил меня,
Третью поэму начал я, слова свои подобрались у меня,
Начал поэму я сочинять, и сам ничего не могу в ней разобрать,
И понял я, что мое призвание не поэмы сочинять,
А хорошие или не очень, а то совсем плохие стихи писать,
А поэмы больше не стану сочинять я,
Другие поэты давно их сочинили за меня.

Душа моя.


Душа моя рвется к тебе, родная и любимая моя,
Но, наверное слишком тороплив стал я,
Вчера вечером, когда совершал молитву я,
Глас незнакомый мне послышался,
Он мне сказал, не торопись,
И душой своей к жене не рвись,
Мне не нужна пока душа твоя,
Настанет время и для тебя,
Я приду, и душу твою к себе возьму,
А пока, усерднее молись за упокой жены своей,
Придет твой час, он известен только мне,
И вот тогда, ты встретишься с женой твоей.

Не надо знать.


Обычно фильм «Римские каникулы» смотрю в оригинале я,
Потому, что английским языком не плохо владею я,
Но есть в этом фильме сцена, мне она нравится,
Где главные герои ничего не говорят,
Для того, чтобы эту сцену понимать,
Английский язык ни кому не надо знать.

Последний аккорд.


Мой стих «Не надо знать» стал последним аккордом для меня,
И тут же перестала Ева какать, собачка любимая моя,
Она всё соображает и понимает, серунья милая моя.

Доброе утро.


Когда просыпаюсь я, и встаю,
Доброго утра всем желаю,
Желаю наступающему дню,
Тебе, моя родная, доброе утро говорю,
Моей собачке доброго утра я желаю,
Доброго утра, всем, кто мои стихи читает, я желаю,
И пусть не все в моей и вашей жизни ладится,
Грустить не надо, а надо радоваться,
Радоваться каждом прожитому дню,
Вот поэтому доброе утро я вам говорю.

Никого не пощадила.


«Никого не пощадила эта осень,
Даже солнце не в ту сторону упало,
Вои и листья разлетаются, как гости,
После бала, после бала, после бала».

Осень, осень, почему ты беспощадная такая?
Этого я не понимаю и никогда не пойму я,
С деревьев листья обрываешь,
Обнаженными их оставляешь,
Зимой дрожать от холода их заставляешь,
Не только листья, людские судьбы обрываешь,
Осенью ушла из жизни любимая моя,
За то, что ты беспощадная такая,
Осень жестокая, не люблю я тебя.

Страна моя.


«Широка страна моя родная,
Много в ней лесов полей и pек.
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек».

Лебедев-Кумач.
В очень удивительной стране проживаю я,
Другой такой страны на целом свете не найдётся,
Где по несколько конституций принимают,
И один гимн, но на разные слова, распевают,
Где по закону Черномырдина до сей поры проживают,
И как сделать, чтобы лучше стала моя страна, не знают,
Зато знаю я, надо Сталинскую конституцию опять принять,
И в гимне моей страны слова не надобно менять,
И станет моя страна обыкновенная, а не удивительная.

Не хватает тебя.


«Ты ведь знаешь, что мне
Не хватает тебя».
Лесик, родная, милая, любимая моя,
Если бы ты знала, как не хватает мне тебя,
Не хватает твоих рук, чтобы ты обняла меня,
И тихо мне сказала, - Гига, я люблю тебя.

Что делать мне.


Что делать мне, не понимаю я,
Стихи, все время сидят в голове у меня,
Может голова у меня такая дурацкая,
Необходимо голову заменить у меня,
Но где подходящего донора взять, не знаю я,
Бедные читатели моих стихов, вас жалею я,
Буду и далее я свои стихи писать,
А вам несчастным придётся их читать,
А если стихи мои вас стали доставать,
Вы донора мне пожалуйста найдите,
И голову мою дурацкую мне замените.

Моя награда.


«Я не прошу судьбу вернуть тебя ко мне,
Я знаю, счастье не приходит дважды».
Я не прошу судьбу вернуть тебя,
С судьбою не поспоришь, любимая моя,
Счастье дважды не находится,
Спасибо, говорю тебе судьба моя,
За то, что однажды тобой, наградила она меня,
И эту мою награду никогда не забуду я.
Как не забуду я тебя, моя родная
Любовь к тебе я бережно храню,
И сохраню на всю жизнь свою.

Плохо спал.


Сегодня я очень плохо спал,
В половина третьего ночи встал,
Сел за компьютер, и стихи написал,
И понял, что напрасно их я написал,
Не понравились мне мои стихи,
Отсюда сделал вывод я,
Не выспавшемуся стихов писать нельзя,
Сейчас к себе на диванчик пойду и досплю я,
Быть может после этого, что-то приличное получится у меня.

Мой Кон-Тики.


Зависть к Тур Хейердалу замучила меня,
И решил свой Кон-Тики построить я,
Но не из бальсовых бревен он будет у меня,
Из моих стихов сложу свой Кон-Тики я,
И посмотрю, выдержит ли он меня,
Если выдержит, то парус приделаю я,
Весла достану и к тебе направлюсь я,
И будет у нас свой Кон-Тики, моя любимая.

Поцелуй.


«В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный».
А. С. Пушкин.
Есть обычай у меня плюшевого мишку целовать,
Который у меня на банке с сахаром стоит,
Порой мне кажется, что он просто спит,
Все ожидаю я, что от поцелуя моего мишка проснется,
А он всё ни как не просыпается,
Наверное потому что он на банке с сахаром стоит,
А не у себя в берлоге, в гробу хрустальном, мишка мой лежит.

Итоги дня.


Не смотря на то, что сегодня плохо спал,
Пять стихотворений я написал,
Бельё постельное и голубого зайца постирал,
Фильм «Римские каникулы» два раза посмотрел я,
Итогами сегодняшнего дня доволен я остался,
А больше всего довольна Ева, собачка любимая моя.

Суеверие.


Не знаю я, как вы к этому отнесетесь, мои друзья,
Но никогда прежде не был суеверен я,
А теперь число тринадцать стало пугать меня,
Сам не понимаю почему стал бояться его я,
Но, слава Богу, сегодня четырнадцатое декабря,
И целый месяц есть в запасе у меня,
Чтобы опять поверил я в себя,
И суеверным перестал быть я.

Апостол.


Ты первый за Христом последовал,
Потом родного брата к нему привел,
Потому Первозванным тебя прозвали,
А когда настало время и тебя призвали,
За Господа нашего жизнь свою отдать,
С молитвой сам взошел на место казни.

Моё утро.


Моё утро, как обычно, стихами начинается,
Потом глажкой решил заняться я,
Одновременно песни Высоцкого слушая,
Ты помнишь, Лесик, как утром стихи писала ты, любимая,
Глажкой всегда занимался я, утюг тебе не доверяя,
Песни Владимира любили слушать мы, хриплому голосу внимая,
Всё, как раньше, ничего не изменилось, моя родная,
За исключением самого малого, ты тогда была живая,
И стихи теперь сочиняю я, тебе их посвящая.

За столом.


Когда сижу за кухонным столом я,
Привыкнул напротив видеть я тебя,
А теперь один за столом сижу я,
Мне это надоело, хочу видеть за столом тебя,
Но нет тебя, и нашел простой выход я,
Есть у меня цветная фотография,
На которой за столом сидим ты и я,
Эту фотографию на холодильник прикреплю я,
И будет казаться мне, что за столом вижу я тебя.

Подготовка.


К наступлению Нового Года начинаю подготовку я,
Вот только с подарками вышла загвоздка у меня,
Что подарить моей любимой собачке Еве знаю я,
А вот, что тебе подарить, моя родная,
Совершенно не понимаю я,
Там, куда ушла ты от меня,
Почта не работает, и не могу я,
Отправить подарки для тебя.

Скажите почему.


«Ведь знаю я, что вы меня любили,
Но вы ушли, скажите почему».

Оскар Строк.
Скажите мне, почему и зачем тебя, моя родная,
С тобой нас разлучили навсегда, любимая моя?
Господь тому свидетель, как я любил тебя,
Но, несмотря на это, ушла ты от меня,
Бог, это любовь к ближнему, так полагаю я,
Но любовь моя не смогла спасти тебя,
А ведь самой близкой была ты для меня.

Гусыня.


Жены моей сестра любимая,
Если ты стареющая гусыня,
То кто же, ответь мне, тогда я?
Старым гусаком можешь назвать меня,
Из которого супа не сварить,
И яблоками не начинить,
Слишком жесткое мясо у меня,
Гожусь я только на гусиные перья,
Которые зачиняли, а потом стихи писали.

Капуста.


С сегодняшнего дня я решил на повара учиться,
Для первого раза, не плохо получилась капуста тушеная,
Не хватает только белого колпака у меня,
И стану разные, но вкусные блюда готовить я,
А вам останется только кушать, и хвалить меня, приговаривая,
Не плохие он стихи писал, а теперь, смотрите, поваром он стал.

Не тот колпак.


Что делать, не вышло повара из меня,
Не получилась у меня капуста тушеная,
Не поварской, а дурацкий колпак обязан носить я,
Моё призвание стихи сочинять, а не еду готовить должен я,
Это дело гораздо лучше получается у меня.

Против ветра.


Мэру города Королева письма я писал,
В ответ только противоречивые отписки получал,
Не Дон Кихот я, мне надоело с ветряными мельницами бороться,
Видно чиновникам на население плевать,
С начальством спорить, все равно, что против ветра ссать.

Умом Россию не понять.


«А Васька слушает, да ест»
И. Крылов.
Свою страну совершенно не понимаю я,
Моя гражданская позиция простая,
Весь народ должен на благо страны трудиться,
Кстати, чиновников, всех мастей, это тоже касается,
Но, «Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить»,
А я не верю, что в нашей стране может, хоть что-то изменится,
Со времен Тютчева, Крылова, Некрасова, Салтыкова- Щедрина,
Неизменную остаётся моя страна,
Честных людей не хватает стране моей,
А честных чиновников, днём с огнем не найдётся в ней,
Может наступят времена, когда изменится моя страна,
Жаль только, до той поры, когда наступят эти времена,
Не доживу не только я, но и внук любимый мой, не дождется,
И не увидит, как к лучшему изменится страна моя.

Хорошо, что ты ушла.


Любимая моя, нет со мной тебя,
Ты ушла из страны, в которой живу я,
И не видишь, как Родина моя к худшему меняется,
Совсем иначе живу я, чем в СССР проживали ты и я,
И как не парадоксально звучит, то, что пишу я,
Хорошо, родная, что ушла ты от меня.

Ты королева моя.


«Король Кастилии однажды
Влюбился в девушку-красу,
Пленившись песней юной жницы,
Когда охотился в лесу».

Жалею, почему не король я,
Однажды, когда в Одессе встретил я тебя,
Твоей игрой на скрипке я пленился,
И немедленно королевой Одессы сделал бы я тебя,
На Франца Меринга под балконом твоим стоял бы я,
Прекрасной музыке внимая,
И слушал бы, как Мендельсона ты исполняла бы только для меня,
Почему я не король, а ты не королева, любимая моя?

Всё чаще.


Не знаю почему, но всё чаще мне Усть-Нера вспоминается,
Школа деревянная моя,
Разноцветные полярные сияния,
Стадион, где мяч гонял с товарищами я,
Наши умные и не очень школьные учителя,
Протока, зимой не замерзающая,
Автобаза, где жестянщиком и медником работал я,
Комнатка маленькая, где с мамой обитал я,
Тётя Фрида, соседка старенькая,
Говорят, что перед смертью всё лучшее, что в жизни было вспоминается,
Нет, Валюша, умирать не собираюсь я,
Но мне всё чаще Усть-Нера вспоминается,
Скажи мне Валентина, а с тобой такое случается? 1 ... 38 39 40 41 42 43 44 45 ... 87
Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
author-karamzin.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная