Виктор Иванович Мережко Сонька Золотая Ручка. История любви и предательств королевы воров - 8
Учебные материалы


Виктор Иванович Мережко Сонька Золотая Ручка. История любви и предательств королевы воров - 8




Соня сбросила с себя одежду, вошла в моечную комнату и стала наполнять ванну теплой водой.
Проснулась Соня оттого, что ей почудились в номере чьи-то вкрадчивые шаги. Она приподнялась на постели, пытаясь разглядеть гостя в темноте, прислушалась — в номере действительно кто-то был.
Девушка достала из-под подушки пистолетик, встала с постели и пошла туда, откуда доносились шаги. Высокий мужчина копался в ее сумке. Соня выставила вперед оружие, негромко приказала:
— Не оборачивайся.
Мужчина замер, положил вещи, вытащенные из дорожной сумки.
— Подними руки.
Тот выполнил ее команду.
— Теперь повернись.
Грабитель повернулся, и Соня от неожиданности даже ахнула — мужчина был настолько хорош, что стрелять в него было невозможно.
— Как тебя зовут? — спросила она.
— Миша. Точнее, Арон Фиксман.
— Что здесь потерял, Арон?
Он, широко улыбаясь, смотрел на очаровательную хозяйку номера.
— По-моему, сердце.
— Я сейчас вызову портье, и тебя отведут в полицию. — Соня, не сводя с него пистолета, двинулась к звонку на столе.
— Не стоит, мадам, — попросил грабитель, — я еще ничего не успел взять. Клянусь.
— Покажи.
Тот вывернул карманы, показал пустые руки.
— Оружие есть?
— Мы с пушками на дело не ходим. Мы — люди мирной профессии.
Соня внимательно осматривала его.
— Значит, ты вор?
— Грабитель. Работаю по квартирам, по гостиничным номерам.
— Кто тебя вывел на меня?
— Как кто? Портье! Сказал, что очень богатая дамочка.
Соня опустила оружие, приказала:
— Подойди ближе.
Тот повиновался.
— Сядь.
Он сел.
— Один работаешь, Арон?
— Почему один? С братом.
— Брат где?
— На шухере.
Соня подумала о чем-то, улыбнулась.
— Может, это судьба. Ты мне нравишься, — и велела: — Сейчас уйдем отсюда, познакомишь меня с братом.
— Зачем?
Она весело засмеялась.
— Взгляну на вас обоих. Может, брат больше понравится.
— Не-е, — хохотнул Фиксман. — Я лучше.
Дом, где проживали братья, был старым и неухоженным, хоть находился в узком переулке самого центра столицы. Комнат здесь было много, и во всех грязь, разбитая мебель, валяющиеся на полу одеяла и матрацы.
Соня брезгливо походила по квартире, оглянулась на братьев.
Лева, младший брат Арона, тоже оказался видным парнем, однако уступал тому в росте и стати.
— Вот что, — как бы подытожила Соня. — Это пока не дом, а свинарник. — Она достала из сумочки приличную пачку денег, протянула старшему. — Здесь хватит, чтобы вывезти весь этот хлам, помыть полы и стены, купить новую мебель. Будете воровать — пеняйте на себя. Я умею разговаривать так, что штаны намокнут и сзади, и спереди.
— Хорошая бабеха, — утробно хохотнул младший брат. — С понтами! Мне нравится.
Соня зло взглянула на него.
— Бабехи торгуют семечками на базаре, а с тобой разговаривает ваша хозяйка!
— Ой ли? — присвистнул тот. — Так уж и хозяйка? Щи когда будете готовить, госпожа хозяйка?
— Когда денег заработаешь.
— Ты, любезная, — вмешался Арон, — круто так не бери, а то надорвешься. У нас хозяин один — темная ночь да острая фомка!
Девушка помолчала какое-то время, прикидывая, как поступить, прошла к продавленному креслу, смахнула с него грязь, села. Кивком показала братьям на диван напротив.
Те повиновались.
— Значит, вы работаете вдвоем?
Братья кивнули.
— Кого из воров вы еще знаете?
— Ну, Степка Косой, — пожал плечами Арон, — потом Лексей Шарик.
— Мелюзга. Есть воры посерьезнее?
— Тебе зачем? — не выдержал Лева.
— Затем, что сами мелочь и с мелочью общаетесь.
— Так серьезные люди с нами не хотят иметь дела, — хмыкнул Арон.
— Кто эти серьезные люди?
— Есть такие. К примеру, Васька Лютый.
— Еще?
— Ну, Сеня Ясный.
— Обойди их и пригласи на встречу.
— С нами?
— Со мной.
— А ты кто такая, чтоб они пришли?
— Узнаешь. — Сонька поднялась. — Скажешь, зовет Сонька Золотая Ручка.
— Это ты, что ли, Сонька Золотая Ручка?
— Я. С сегодняшнего дня так будете меня величать.
Она двинулась к выходу, Арон несмело догнал ее.
— Уходишь, что ли?
— А что ты предлагаешь?
— Остаться, к примеру.
— В этом свинарнике?
— Ну, ты мне приглянулась…
— И мне! — хохотнул Лева.
— Когда хавиру приведете в порядок, тогда и останусь, — бросила Сонька и покинула квартиру братьев Фиксман.
Следующим утром Сонька, элегантная, хорошо одетая, не спеша дефилировала по шумному проспекту, отвечала улыбкой на восхищенные мужские взгляды, останавливалась возле витрин, любовалась выставленными там нарядами и украшениями. Среди прочих магазинов проспекта особенно выделялся ювелирный салон с эффектной надписью «БРИЛЛИАНТЫ ОТ А. П. САВЕЛЬЕВА». Соня вошла внутрь.
Ювелирный салон был действительно богатый. Ящики-столы с украшениями располагались вдоль стен, — на них падал из окон дневной свет, так что клиенту был виден камень во всей красе. Покупателей здесь не было. Лишь у дальнего ящика толкался пожилой господин в черном сюртуке, высматривая что-то придирчиво и внимательно.
В дверях Соньку немедленно встретил крайне вежливый продавец и проводил к украшениям.
Из подсобки вышел крупный мужчина с окладистой бородой, поклонился изящной покупательнице.
— Спасибо, что зашли в наш магазин. Что госпожа желает?
— Посмотреть желаю, — с сильным иностранным акцентом ответила Соня и стала внимательно изучать выставленные украшения.
От обилия и качества ювелирных изделий разбегались глаза.
— Мадам не русская? — поинтересовался человек с бородой.
— Я из Франции.
— Очень приятно. Клиентами моего магазина являются многие иностранцы — от немцев до ваших земляков.
— Вы есть господин Савельев? Хозяин магазина?
— Именно.
Сонька прошлась вдоль ящиков-витрин, указала на дорогое колье.
— Покажите, пожалуйста, это…
— У вас отличный вкус, мадемуазель.
— Мадам, — поправила его покупательница.
— Простите.
Савельев извлек из ящика колье, положил перед госпожой.
Пожилой господин из дальнего угла бросил в сторону Соньки заинтересованный короткий взгляд.
Она повертела колье в руках, приложила к шее, попросила:
— Не убирайте. Я его возьму наверное.
— Будем весьма благодарны.
— Покажите еще это.
Хозяин магазин извлек еще одно колье.
— И перстень, пожалуйста.
— Как прикажете.
Два колье и перстень с большим бриллиантом изящно переливались в ладонях покупательницы, и господин Савельев, наблюдая за манипуляциями Соньки, улыбнулся:
— У вас редкой красоты пальчики.
— Золотые, — улыбнулась госпожа и снова попросила: — Не откажите в любезности, еще вот это колье и вот этот перстень.
Хозяин магазина с удовольствием выполнил просьбу красивой молодой женщины. Теперь перед Сонькой лежали три колье и два перстня. Она изучала их, перебирала в руках, смотрела, как драгоценные камни играют на свету. К Савельеву подошел один из продавцов и сообщил:
— Вас просят в конторку, там господин Морозов.
— Да, да, конечно, — засуетился Савельев и виновато прижал руки к груди: — Простите, мадам, важный клиент, сам господин Морозов прибыл! — Он велел продавцу: — Займись прелестной барышней, Александр.
Пожилой господин в черном сюртуке по-прежнему не покидал магазина и, делая вид, будто изучает украшения, внимательно следил за привередливой покупательницей. Хозяин исчез за тяжелой бархатной шторой, и в тот же миг Сонька незаметно опустила одно колье в карман своей широченной юбки. Ей вдруг показалось, что ее манипуляцию заметил пожилой господин в черном сюртуке. Она капризно поманила продавца пальчиком:
— Подойдите!
Тот приблизился, замерев в подобострастном поклоне.
— Чего изволите, госпожа?
— Отложи все это, я посоветуюсь с моим мужем, и к вечеру мы выкупим.
— Будем иметь удовольствие, госпожа, видеть вас в числе самых уважаемых покупателей.
Он перебрал колье и перстни, вопросительно посмотрел на госпожу.
— Мне кажется, здесь было три колье.
— Простите? — вспыхнула Сонька.
— Мне казалось, вы смотрели три колье и два перстня.
— То есть вы хотите сказать, что я украла?! — выкрикнула покупательница, отчего ее акцент еще больше усилился.
— Я этого не сказал, госпожа. Просто мне показалось.
— Есть русская поговорка: если кажется, надо креститься! — возмущенно произнесла Сонька и двинулась к выходу. — Ноги моей больше не будет в вашей паршивой лавке! — И сильно хлопнула входной дверью.
Продавец растерянно смотрел ей вслед, держа в руках два тяжелых колье и два дорогих перстня.
Вслед Соньке смотрел и господин в сюртуке.
Братья Фиксман привели свой дом в надлежащий порядок: стены были покрашены, полы начищены, по комнатам расставлена новая мебель.
В большой комнате сидели сами братья и еще пятеро мужчин разного возраста — от тридцати до шестидесяти лет. Угрюмые, недовольные, подозрительные.
Сонька стремительно вошла в комнату, осмотрела гостей и поинтересовалась:
— Чем недовольны, господа?
— Дурацкой сходкой, — процедил самый старший из них, с шрамом через все лицо, — Васька Лютый. — Чего хочешь, шкворка?
— Как ты меня назвал? — двинулась к нему девушка.
— А как тебя еще по-нашему величать? Ну, допустим, муся или метла.
— Еще как?
— Коза, ханша, ракля, шмоха.
Соня зло смотрела на вора.
— Не обращай внимания, Сонь, — попытался вмешаться Арон. — Он по-другому с бабьем не общается.
— Запомни, — Сонька не сводила с Васьки огромных черных глаз. — Меня зовут Соня. Соня, и больше никак. Все запомните!
— Сонька Золотая Ручка, да? — хмыкнул смазливый блондин, Сеня Ясный.
— Да, парень, именно Сонька Золотая Ручка.
— И чего от нас хочет Сонька Золотая Ручка? — поинтересовался Шарик, веселый и улыбчивый вор.
Соня полезла в карман юбки, достала толстую пачку рублевых купюр, положила на стол.
— Это мой первый взнос.
— На что? — удивился Арон.
— На поддержку воров.
— Не понял, — долговязый Тима Рыжий даже привстал. — Каких воров?
— Которые попали, допустим, в острог. Или в полицию. Мы должны думать о своих братьях, помогать им в тяжелых случаях.
— Это что ж, нам тоже должно отвалить тебе денежек? — ехидно спросил Васька Лютый.
— Не мне, сказала! Это должны быть наши общие деньги.
— Общак, да? — заржал Лева.
— Пусть будет общак, — согласилась Сонька.
— Хитра кобылка! — мотнул головой Сеня Ясный. — Дадим каждый, кто сможет, а она хвостом круть — и ищи свищи.
— Хорошо. — Сонька сгребла со стола свои деньги, сунула ему. — Пусть будут у тебя. Теперь ты — наш кассир.
— Не-е, — замахал тот руками и под общий смех заявил: — Чужое не беру. Тем более у воров.
Васька тяжело поднялся, двинулся к выходу.
— Мне б твоего мозгу… задницу намазать. — И уже от самой двери заключил: — Не на тех фраеров напала, Сонька. Мы не просто воры, мы воры питерские. Запомни это, пеструха.
— Смотри, — предупредила его вслед Соня, — попадешь в передрягу, сам явишься с протянутой рукой.
— Знай, Сонька, — приблизился к ней вплотную Степка Косой, — воры — народ вольный. И никакими деньгами, никаким общаком, как вы здесь с этими еврейчиками придумали, нас не купишь. Мы все друг за дружку, но главное — каждый за себя!
Воры ушли один за другим, в комнате остались лишь Арон и Лева. Молчали.
Чуть погодя Арон поднял на Соньку глаза, спросил:
— Что, Сонька, решила кинуть воров?.. — Он оскалился. — Этот народ крутой, на такие фортеля не клюет.
Сонька помолчала, о чем-то сосредоточенно думая, затем произнесла:
— Нужен человек в банке. Лучше всего кассир. Есть такие?
— В каком банке? — переспросил Лева.
— В крупном.
— Есть вроде один, — пожал плечами Арон, — но он не из наших. Как к нему подъедешь?
— Отыщи его. А как подъехать — мои проблемы.
— Деньги все любят — и воры, и кассиры.
Вечером порог дома переступил обещанный кассир из банка. Им оказался маленький щуплый человечек с бегающими глазками. Он подозрительно посматривал то на красивую молодую женщину, то на братьев.
— Когда в банке меньше всего клиентов? — спросила Соня кассира.
— В полдень. В двенадцать дня.
— Значит, схема будет такая, — стала объяснять она. — В полдень к вам в банк придет Арон.
— Зачем? — не понял вор. — Брать кассу?
— Класть в кассу.
— Деньги?
— Да, деньги.
— Зачем? И потом, откуда у меня столько денег, чтобы положить в банк?
— Я дам тебе. — Сонька изо всех сил старалась не потерять терпение, продолжала объяснять дальше: — Ты стоишь, ждешь своей очереди.
— То есть ко мне? — уточнил кассир.
— К вам. В это время в зале появляется Лева… — Она взяла его за руку, поставила рядом с Ароном. — И тоже становится в вашу кассу, господин кассир.
— Зачем? — удивился тот. — Зачем в одну и ту же кассу? Есть же другие рядом!
— Не перебивать! — прикрикнула Сонька. — Ты, Лева, стоишь к кассе буквально пять минут и уходишь.
— Почему?
— Допустим, передумал класть деньги в этот банк. Теперь слушай ты, Арончик: когда Лева поравняется с охранником, начинаешь орать, что он ограбил банк.
— Но он же ничего не взял! — почти одновременно выкрикнули кассир и Арон. — Он пустой!
— В том-то и дело, — засмеялась Сонька. — Начинается паника, Леву держит охранник, весь служивый люд бежит смотреть на грабителя. А вы, господин кассир, в это время передаете Арону пачки денег, он кладет их в широкий карман и спокойно покидает банк. Подчеркиваю — спокойно!
— А что со мной? — не понял Лева.
— С тобой? — улыбнулась девушка. — Тебя ведут в полицейский участок, шмонают, никаких денег не находят и отпускают.
Была короткая пауза, после которой Арон прошептал. 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 51

Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная