Шурф развалился в огромном золотом отцовском троне как на диване и со скучающим видом окинул Главную Залу, из которой только что ушли боги. Дурацкое помещение, будь его воля, он бы обставил всё по-другому
Учебные материалы


Шурф развалился в огромном золотом отцовском троне как на диване и со скучающим видом окинул Главную Залу, из которой только что ушли боги. Дурацкое помещение, будь его воля, он бы обставил всё по-другому




Шурф развалился в огромном золотом отцовском троне как на диване и со скучающим видом окинул Главную Залу, из которой только что ушли боги. Дурацкое помещение, будь его воля, он бы обставил всё по-другому. Зачем стулья золотые, да ещё с этой ужасающей бордовой обивкой? Не изящней ли здесь смотрелись бы стулья черного дерева, украшенные узором из тонкого серебра? Так нет же! Надо было забабашить золотой монолит, по типу этого трона! А столы? Огромные, неповоротливые, никакой элегантности… Ужас! Тёмный ужас. Но разве его, Шурфа, мнение здесь кого-то интересует? Конечно же, нет! Он вздохнул и, устроившись по-удобней в троне отца, закинул ноги на стол.
Сам он выглядел на фоне величественной махины как-то неуместно, но его это не смущало. Шурф был высок, худ, с тонкими чертами лица, обрамленного длинными черными волосами, чёлка свисала на лицо, закрывая светящиеся зелёные глаза – один светлый, другой тёмный, почти чёрный, тонкие губы обычно складывались в ехидную улыбку, таким же тонким был его лисий нос.
Мать постоянно ругала его за то, что он ходит в одежде не подобающей богу. Да, он бог, который носит джинсы и черную рубашку. Ну, что тут такого?! ЧТО?!
Отца же беспокоило совершенно другое. Например, тот факт, что слуги шарахаются от его сына как от чумного. А всё почему? Потому что он ведёт себя как псих и занимается магией! Особенно когда они вместе с братом Хаосом.
Шурф слегка улыбнулся, вспомнив брата. Они любили похулиганить вместе, например, однажды, они с Хаосом связали и облили клеем волосы спящим близняшкам-слугам Рейна, бога покровителя людей. О, ненавистный Рейн! Сколько себя Шурф помнил, Рейн не давал ему покоя, портил жизнь, стучал на них с Хаосом. Когда Шурф привязал к расчёске Шен, богини покровительницы океанов, электрошокер, и она слегка поджарилась, именно Рейн рассказал об этом Всеотцу и Шурф получил нагоняй.
Шурф был Богом Покровителем Цинизма и Всех Живых Тварей на Земле. Это был его официальный титул. Конечно, бог-циник не может уживаться с любителем людишек. Вспомнив про Рейна, он вспомнил и его дочь. Шурф раздраженно запрыгнул на стол и стал прохаживаться по нему взад вперёд. Его настроение, и так унылое, испортилось окончательно. Джекс была покровительницей технического прогресса. Симпатичная, с угловатыми чертами, спокойным жестким характером, любительница посмеяться над Шурфом. Тот с яростью пнул миску с салатом, который не успели убрать слуги, к своему несчастью. Плошка пролетела по воздуху метров 20, фонтаном разливая содержимое, врезалась в стену. Картофельный салат погиб, слуги по привычке бросились врассыпную, но бог не обратил на них никакого внимания. Потом он вспомнил про ссылку. Это воспоминание сломало в нем гнев, и он снова плюхнулся в трон, закрыв лицо руками. Шурф был готов зарыдать от безысходности, как вдруг услышал скрип огромных дверей залы и послышались тихие шаги. Шурф отнял от лица руки и увидел брата. Тот тоже был в плохом расположении духа. Стоит отметить необычную внешность Хаоса. Она всегда притягивала к себе внимание окружающих. На сравнительно тонкой шее находилась аккуратная головка, короткие прямые рыжие волосы обрамляли идеальных форм лицо, самым притягивающим объектом на его лице были огромные изумрудно зелёные глаза, над которыми располагались светлые ресницы, а выше рыжие дуги бровей. Под аккуратным маленьким заостренным носиком находились тонкие коралловые губы. Его лицо напоминало личико хрупкой фарфоровой куклы. Миниатюрный рост бога Хаоса всегда являлся предметом насмешек и не только богов Асгарда но и многих других существ из разных миров. Его рост составлял всего 140см, из-за чего он часто комплектовал. Хаос был довольно худощав и хрупок, одежда, которую он носил с огромной гордостью, идеально подходила под его кукольную внешность. Узкие тёмно-зелёные джинсы обтягивали тонкие ножки бога хаоса, черные узкие кожаные сапоги всегда блестели, так как старательно начищались слугами каждое утро перед выходом в свет, иногда он надевал лаковые шнурованные остроносые полуботинки. В таких случаях под штаниной не раз можно было увидеть нелепого вида носки в зелёную полоску. Тёмно-зелёное пальто было скорее похоже на удлинённый камзол с серебряными пуговицами, выполненными в военном стиле. Под камзолом находились такой же тёмно-зелёный жилет и белая рубашка. На левой руке он всегда носил серебряное кольцо с древними иероглифами. На шее на черном кожаном шнурке висел серебряный амулет, изображающий Ёрмунганга: змея, свернувшаяся в кольцо, кусающая свой хвост. На серебряной пряжке пояса также была изображена змея, к поясу всегда был подвешен небольшой льняной мешочек с колбочками для зелий и небольшие ножны, являющиеся хранилищем для кинжала.
Его внешность всегда вызывала тихое хихиканье, а то и громкий гомерический смех, который окружающие просто не могли сдержать при виде огромных зелёных шляп с декоративными украшениями, которые так любил Хаос. Он выглядел как нелепая картинка, ожившая и спрыгнувшая со страниц какой-то сказки. В адрес своей экзотической внешности он часто выслушивал насмешки своих божественных собратьев, что не раз являлась причиной серьёзного конфликта или даже драки. Особенно бурная реакция начиналась, когда Хаос находился рядом со своим высоким братом. Перед богами представала воистину комичная картина: рядом с высоким Шурфом, чей рост составлял не менее 190 см, находилось миниатюрное создание, еле достающее ему до пояса. Эта парочка всегда находилась в центре всеобщего внимания.
Шурф улыбнулся:
- Ну, здравствуй.
- Ну, что, мой брат, как делишки?
- Нормально – вяло ответил Шурф, но потом отчаянно воскликнул - Как нас могли сослать!? – он замолчал и с горя хлебнул остатки вина из бокала Всеотца, поморщился и раздосадовано разбил бокал об пол.
- О, боги Асгарда! За что вы на нас так прогневались?! Ваша кара слишком жестока! – саркастично воскликнул в ответ Хаос, хотя мысль о ссылке тоже вызывала у него бурю эмоций.
- Я... Я... – Шурф ударился головой о стол. Раздался звон посуды, и пара кружек опрокинулась набок – Зачем я так себя вел!?
- Да, брат, ты сглупил, – согласился Хаос - Но я тоже хорош! Взял, раздолбил пол Асгарда, а из-за чего?! Из-за пролитой чашки чая!
- А помнишь, как Рейн злился из-за слуг? – Шурф улыбнулся – Но с клеем ты тогда переборщил.
- Да... Но он сначала не клеился, вот я и решил побольше плеснуть! Кто ж знал, что он суперстойкий!!! Но, ты тоже молодец! Еще и каждую прядку к спинке кровати присобачил! И с троном отца плоховато вышло... Я же говорил, что поменьше гвоздей надо вбивать, так ты: "Нет, нет! У него доспехи крепкие!" Ага! Особенно на заду! – он чуть помолчал, а потом с досадой сказал - А олимпийские игры! Ну кто нас просил лезть туда со своими козлами! А?!
- А козлов -то ты привёл! Я тогда на тигре припер, и, помнится, как тогда от меня сиганули слуги Рейна. Бедняга Рейн! – с деланной жалостью сказал Шурф, а потом мстительно добавил - Нечего было нас в детстве лупить!!!
-Согласен! И вообще, они просто наших шуток не понимают! Слишком серьезные. А я вообще бог хаоса! Такова моя природа!
- Я тоже по-другому не мог! Как они могли нас сослать!? Разве наша любовь, выраженная правда специфическим образом, их не волнует! Я люблю Всеотца! Мать, конечно, была против, но он, видите ли, не мог пойти против большинства! Мы же его дети! – Шурф всегда был очень эмоционален. Вот и сейчас его руки отчаянно метались, как вдруг он скривился и рванул рукой за ворот рубашки. На пол полетели пуговицы. На плече красовалась короткая запёкшаяся рана, которая после его отчаянной жестикуляции снова вскрылась. - Чёрт! Глубокая зараза! Я тебе не рассказывал, но это мне Рейн нож в плечо всадил. Я хотел залечить её, но всеотец сказал, что в наказание за моё поведение, я не должен её заживлять. Недавняя ранка… - он натянул рубашку и раздраженно продолжил - Мы с Джекс спорили на разные темы, в том числе про загрязнение природы – Хаос знал, что его брату эта тема особенно близка и сочувственно на того посмотрел – Ну, я случайно рукой смахнул его шар познания. Она на меня как накинется, что я идиот, следить за собой не могу, руки из задницы. Ну, я рассердился и… и…- Шурф запнулся и замолчал - и кинул в неё осколок. Попал прямо в глаз! – он вздрогнул. Шурф с Джекс постоянно собачились, а потом бог Цинизма вдруг начал скрываться от богини Технологий. Хаос недоумевал почему, хотя и догадывался, теперь понял. – Рейн вывернул из-за угла – продолжал Шурф – Он увидел, как его дочь кричит, хватаясь за окровавленный глаз, а я растерянно сижу перед ней в груде осколков. Я просто не знал, что делать! – в отчаянье крикнул он и стыдливо закрыл лицо руками. Шурф конечно недолюбливал Джекс, но он никогда не был сторонником действий, если не мог победить в споре – Я… Я так растерялся… А потом он выхватил нож, и когда я его заметил, было уже поздно что-либо делать. Он всадил мне кинжал в плечо, до самой кости, а потом кинулся к Джекс. Извини, что сразу не рассказал. Я тогда так испугался, что даже говорить боялся.
- Не переживай, - Хаос решил своим примером подбодрить брата - Мне тоже много доставалось... помнишь, сколько меня пытали... Не извиняйся... Я понимаю, как это больно. Но мы всегда будем вместе. Я думаю, нас когда-нибудь простят, а сейчас надо держаться вместе, любить друг друга.

- Но мы не сможем. Нас сослали в разные миры с возможностью лишь иногда писать друг другу и надеждой раз увидеться. – Шурф был очень расстроен. Брат был его единственным и лучшим другом, а теперь их разлучат - Аур! А мне столько надо рассказать! И тебе тоже. Я не знаю про пытки! Что было? Скажи!
- Помнишь, они меня забрали из Асгарда после очередной проделки? Я не рассказывал, что со мной делали этот мучительный месяц! – Хаос начал нервничать - Знаешь, почему я такой псих!? Они меня в клетке держали! С сумасшедшими и уродами, которые дни и ночи рассказывали мне о своих ужасающих видениях! Мне было так плохо, так страшно! – Хаос начал дрожать, а Шурф сидел и не знал, что сделать, только с жалостью смотрел на брата. Лицо Бога Цинизма начал подрагивать. Он сжал зубы, чтоб не заплакать. Как они могли так поступить с Хаосом?! Вдруг, на лице самого Шурф начал проступать уродливый шрам, пересекающей по диагонали лицо, но он не заметил.
- Почему... почему ты мне не говорил?
- Ты не представляешь, как это, лежать в клетке, среди окровавленных трупов И НИЧЕГО НЕ МОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ! Остается только сходить с ума! - сквозь слезы прокричал Хаос - Я хотел быть сильным! Хотел забыть!!! – бог Хаоса упал на колени и почти беззвучно мёртвым глухим голосом произнёс - Ты не понимаешь, когда такое состояние, что все бы отдал, что бы умереть... – его речь стала бессвязной.
- О, боги… – Шурф был в шоке, через слезы посмотрел на брата, валяющегося на полу и рыдающего – Прошу успокойся – он сел рядом с Хаосом на корточки и положил ему ладонь на голову, готовясь произнести заклинание, как двери распахнулись и вошли стражи в пятипудовых латах. За ними тихо и с достоинством вошли Всеотец и Мать Богов. Они с сочувствием посмотрели на Хаоса. Один что-то прошептал и тот, успокоившись, сжался на полу в комочек. Шурф, гневно глянув на стражей, поднялся с пола и загородил брата.
-Именем Одина, мы берём вас под стражу, - один из охранников уверенно приблизился к братьям.
-Мать, Отец, - произнес Шурф совершенно не обращая внимания на охранника – Хаос ещё не готов к ссылке, ему надо подлечиться.
- Сын, не надо. Я его успокоил, а теперь вам пора отправляться. И не надо увиливать. Я понимаю, что ваше положение не из приятных, но это всего лишь временное тюремное заключение. Для ваших бесконечных жизней ничто, - спокойно ответствовал Всеотец.
Шурф хотел запротестовать, но тут к нему бросилась мать и повисла на шее, со слезами на глазах она прошептала на ухо сыну:
- Я буду по тебе скучать, милый… Берегите себя, прошу… - она отпустила Шурфа и сквозь слёзы улыбнулась ему. Тот посмотрел на мать и поцеловал её в щёку:
- Не волнуйся, мама. Всё будет хорошо… - Шурф очень любил мать. Она всегда ему все прощала, в отличие от Всеотца. Потом она присела рядом с успокоившимся Хаосом, погладила его по голове и прижала к себе.
Шурф в это время холодно смотрел на Всеотца, тот ответил ему всё так же спокойно:
- Не смотри так на меня. Ты знаешь, что я был вынужден и не мог пойти против большинства. Мне не доставляет ни малейшей радости мысль о том, что мои дети будут томиться в тюрьме.
- Когда его сослали в прошлый раз, его пытали! – крикнул Шурф – Откуда ты знаешь, что это не повторится?!
- Молчи! Я не мог приказать его пытать! – Один рассердился и ударил посохом об пол – Как ты вообще мог такое придумать?!
- Я это не придумал! Это факт! Почему бы тебе не проверить информацию? – ехидно поинтересовался дерзкий бог.
- Хватит оттягивать время, – сухо ответил Всеотец – Берите их.
Страж спокойно подошел сзади к Шурфу и положил ему на плечо тяжелую холодную руку. Шурф вздрогнул и рванул вперёд, запрыгнув на стол, крикнул:
- Я не пойду в тюрьму, и Хаос тоже останется здесь – Хаос запрыгнул к Шурфу на стол. Вдруг Шурф дернулся и, пошатнувшись, обессилено упал со стола. Один опустил сияющую ладонь.
- Прекратите представление! – рявкнул Всеотец, а потом, повернувшись к Хаосу, который спрыгнул со стола и наклонился над братом, спокойно добавил – Не заставляй меня применять к тебе заклятье, - Хаос скрипнул зубами, но был вынужден подчиниться. Охранник подошел к нему и, схватив за руку, одним легким движением закинул миниатюрного бога в клетку. Другой схватил за шиворот всё ещё лежащего под столом Шурфа и протащил к дверям, где стояла другая клетка. Мать закрыла лицо руками и всхлипнула, видя всё это.
Вот их вывезли за врата Асгарда, где ночь уже вступила в свои законные права. Шурф очнулся и схватился за голову. Она болела так, что, казалось, сейчас расколется. Потом он повернул голову и увидел рядом телегу с его братом. Он свистнул и тот повернулся, увидев, что брат очухался, немного приободрился и подполз к решетке:
- С тобой все в порядке?
- Да, нормально. Только голова немного болит. А что? Нас всё-таки сослали в одну тюрьму?
- Нет, к сожалению… - Хаос приуныл – Сейчас, будет развилка…
И правда: впереди показался перекресток. Телеги были в нескольких метрах от него. И Хаос чувственно зашептал:
- Мы обязательно увидимся, брат. Береги себя.
- Ты тоже… - Шурф хотел сказать что-то ещё, но стражник развернулся и с ревом: «Не болтать!», ударил дубиной по клетке. Клетка пошатнулась, Шурф, от неожиданности взмахнув руками, смачно вписался подбородком в один из прутьев и упал на пол. Телеги разъехались.

Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная