Глава 4 ^ Нежданный гость - Джули Кагава Потерянный принц ^ Нежданный гость
Учебные материалы


Глава 4 ^ Нежданный гость - Джули Кагава Потерянный принц



Глава 4


^ Нежданный гость



Грозы наводят на меня уныние, я становлюсь даже угрюмей обычного.
Не знаю почему. Может быть, они напоминают мне о детстве, о жизни на нашей маленькой ферме на болотах — там часто шли дожди, и барабанящие по жестяной крыше капли меня почему-то усыпляли. Или, может быть потому, что совсем маленьким я тайком вылезал из своей постели, пробирался в комнату сестры и, обнимая меня под грохот грозы, она рассказывала мне разные истории, пока я не засыпал.
Мне не хочется вспоминать то время. Эти воспоминания лишь напоминают мне о том, что сейчас сестры рядом нет, и никогда уже не будет.
Засунув в посудомоечную машину последнюю тарелку, я закрыл ее коленом. От удара грома снаружи свет в доме замигал, и я поморщился. К счастью, в этот раз он не погас. Можете называть меня параноиком, но в темноте с одной лишь свечкой в руке так и кажется, что в темных углах и ваннах прячутся фейри, только и ждущие того, чтобы накинуться на меня.
Закончив убирать со стола, я прошел в гостиную и плюхнулся на диван. Отец уже ушел на работу, мама была у себя в комнате наверху, так что в доме стояла тишина. Я включил телевизор и сделал громче звук, чтобы не было слышно грозы.
Раздался звонок в дверь.
Я не пошел открывать. Пришли точно не ко мне — у меня нет друзей, никто и никогда не приходит к нам домой, чтобы пообщаться со странным, недружелюбным фриком. Скорее всего, это наша соседка, миссис Тулли — подружка мамы, любящая посверлить меня глазами сквозь прорези жалюзи. Она будто боится, что я закидаю ее дом яйцами или дам пинка ее тявкающей собачонке. Миссис Тулли любит давать маме советы по поводу меня, заявляя, что знает парочку хороших военных школ, которые в миг меня исправят. Скорее всего, она прибежала к нам с зонтом и свечами, используя бурю как предлог для того, чтобы прийти и посплетничать — надо полагать, обо мне. Я фыркнул себе под нос. Мама слишком добра, чтобы сказать ей проваливать откуда пришла, я же добротой не страдаю. Пусть торчит на улице, мне плевать.
В дверь снова позвонили — громче и настойчивее.
— Итан! — позвала меня мама сверху, в ее голосе слышалась резкость. — Открой, пожалуйста, дверь. Кто бы там не пришел, не оставляй его стоять на пороге под дождем!
Вздохнув, я поднялся и пошел к двери, ожидая, открыв ее, увидеть пухлую пожилую женщину, которая наверняка удостоит меня неодобрительным, убийственным взглядом. Но это была не миссис Тулли.
Это был Тодд.
Сначала я его не узнал. На нем была огромная камуфляжная куртка, больше его раза в два, и на глаза падал капюшон. Когда Тодд поднял руку и отодвинул его, открывая лицо, в свете фонаря сверкнули оранжевые глаза. Его волосы и пушистые уши промокли, и в своей громадной куртке он выглядел мельче обычного. За ним на траве лежал велосипед, от дождя его колеса крутились.
— О, хорошо, значит это тот дом, — встретил меня широкой улыбкой Тодд, сверкая клыками в тусклом свете. Из его капюшона на меня таращилась черными глазищами пикси. Я аж отступил.
— Здорово, Итан! — бодренько продолжил полукровка, заглядывая в дом. — Противная погодка, да? Пустишь меня?
Я немедленно прикрыл дверь, оставив лишь маленькую щель.
— Что ты здесь делаешь? — прошипел я, испепеляя его взглядом.
Он прижал уши к голове, напуганный моим тоном.
— Мне нужно с тобой поговорить, — прошептал он, оглядываясь через плечо. — Это важно, и только ты сможешь помочь. Пожалуйста, позволь мне войти.
— Ни за что. — Полукровка попытался протиснуться в дверь, но я зажал ее ногой, не давая ей раскрыться. — Если у тебя неприятности из-за Них, то ты их заслужил, общаясь с фейри. Я уже говорил тебе — не хочу иметь с Ними ничего общего. — Я наградил скорчившуюся в капюшоне пикси злобным взглядом. — Проваливай. Иди домой.
— Не могу! — Тодд лихорадочно вжался в дверь, его глаза расширились. — Я не могу пойти домой, потому что Они ждут меня там.
— Кто?
— Не знаю! Странные, противные, призракоподобные существа. Они со вчерашнего дня бродят возле моего дома, наблюдают за мной и все приближаются и приближаются.
Похолодев, я внимательно осмотрел улицу, ища хоть какое-нибудь движение, какие-нибудь тени существ не отсюда.
— Что ты натворил? — прорычал я, зло уставившись на съежившегося полукровку.
— Я не знаю! — Тодд отчаянно и беспомощно взмахнул рукой, и его подружка пикси взвизгнула. — Я никогда еще не видел таких фейри. Но они преследуют меня и наблюдают за мной. Думаю, они пришли за нами, — он показал на пикси на своем плече. — Фиалка и Жук жутко напуганы, и я нигде не могу найти Чертополох.
— И ты пришел сюда, чтобы втянуть в это еще и мою семью? Ты спятил?
— Итан? — подошедшая со спины мама заглянула мне через плечо. — С кем ты говоришь?
— Ни с кем! — Но было поздно, она уже увидела его.
Тодд робко улыбнулся ей и помахал рукой.
— Эм… здравствуйте, — поздоровался он с ней, вдруг весь из себя такой милый и вежливый. — Я Тодд. Мы с Итаном договорились сегодня обменяться тетрадями, но я попал под дождь. Это ничего, я привык ездить из одного конца города в другой на велосипеде. Под дождем. И в холод. — Шмыгнув носом, он кинул печальный взгляд на лежащий в грязи велосипед. — Простите за беспокойство, — сказал он, посмотрев на нее такими жалобными щенячьими глазами, каких я еще ни у кого не видел. — Уже поздно. Поеду домой…
— Что? По такой погоде? Нет, Тодд, ты насмерть простудишься. — Мама отогнала меня от двери и махнула полукровке рукой, чтобы он заходил. — Хотя бы зайди, обсохни. Твои родители знают, где ты?
— Спасибо. — Тодд ухмыльнулся, перешагивая порог, и я сжал кулаки, сдерживая себя, чтобы не вышвырнуть его снова под дождь. — И да, я сказал маме, что навещу друга.
— Ну, если дождь не прекратится, ты можешь остаться у нас на ночь — мы будем только рады, — сказала мама, решив тем самым мою печальную судьбу. — У Итана есть спальный мешок, ты можешь воспользоваться им, а завтра Итан отвезет тебя в школу на своем пикапе. — Она припечатала меня стальным взглядом, сулившим всякие ужасы, если я не буду мил к Тодду. — Ты же не против?
— Мне все равно, — вздохнул я. Бросив взгляд на чересчур довольного Тодда, я отвернулся и позвал его за собой: — Идем уж. Устроим тебе спальное место.
Войдя в мою комнату, Тодд принялся с жадностью разглядывать ее, и я прервал это интересное занятие, громко хлопнув дверью, отчего он подпрыгнул.
— Ладно, — прорычал я, наступая на него и притесняя к стене. — Давай выкладывай. Что такого чертовски важного произошло, что ты приперся сюда и втянул мою семью в проблемы, которые создал себе сам?
— Не горячись, Итан. — Тодд поднял руки с когтистыми пальцами. — Ты был прав, окей? Я не должен был валять дурака и связывать с фейри, но сейчас уже слишком поздно, нельзя вернуться назад и изменить сделанного… чего бы там я не сделал.
— А что ты сделал?
— Я же сказал — не знаю! — Полукровка раздосадовано обнажил клыки. — Всякую ерунду, то, что и раньше. Пустяковые сделки с Чертополохом, Фиалкой и Жуком, чтобы они помогали мне в моих проделках. И все! Но я думаю, на нас обратил внимание кто-то более значительный, и теперь я реально попал в беду.
— И что ты хочешь от меня?
— Я просто… — Тодд замолчал, нахмурившись. — Подожди-ка, — пробормотал он и скинул капюшон. Он был пуст. — Фиалка? Куда она делась? — Он стянул с себя куртку и потряс ее. — Она была здесь несколько минут назад.
Я усмехнулся.
— Твоя подружка-пикси? Ах да, прости, она не может пройти через входную дверь — на ней защита. Никто из фейри не может пересечь порог моего дома без моего разрешения, а я не хочу, чтобы это существо свободно болталось по моему дому. К сожалению, на полукровках защита не работает.
Он поднял на меня расширившиеся глаза.
— Она все еще на улице?
В окно постучали. Насквозь промокшая пикси хмуро смотрела на нас через стекло — подоконник пересекала новая полоска соли. Я самодовольно ухмыльнулся.
— Я знал, — прошептал Тодд и бросил мокрую куртку на кресло. — Я знал, что ты тот, кто мне нужен.
— О чем ты? — уставился я на него.
— Просто… — он бросил взгляд на пикси и сглотнул, увидев, что она прижалась лицом к стеклу. — Слушай, можно я… эээ… впущу ее? Я боюсь, что эти существа все еще где-то там.
— Если я скажу «нет», ты будешь изводить меня, пока я не соглашусь?
— Ну, примерно так, ага.
Я раздраженно смахнул с подоконника соль и раскрыл окно, впуская в комнату жужжащую пикси и влажный воздух. Две фейри в моей комнате за одну ночь — это какой-то кошмар наяву.
— Ничего не трогай, — сердито взглянул я на опустившуюся на плечо Тодда пикси. — У меня есть старая железная клетка для птиц, в которой ты окажешься, если у меня что-нибудь пропадет.
Пикси раздраженно что-то прожужжала, показывая на меня и махая своими ручками. Тодд покачал головой.
— Я знаю, знаю! Но он брат Железной Королевы. Он единственный, кто пришел мне на ум.
При упоминании Железной Королевы мое сердце бешено скакнуло в груди, и я сузил глаза.
— Что это было?
— Ты должен помочь нам, — воскликнул Тодд, не замечая моей внезапной ярости. — Эти существа преследуют меня, и выглядят они не очень-то дружелюбно. Ты брат Железной Королевы и знаешь, как не подпускать к себе фейри. Дай мне что-нибудь, чтобы они не могли приблизиться ко мне. Обычная защита помогает, но не думаю, что она достаточно сильна. Мне нужно что-нибудь помощнее. — Он подался вперед, возбужденно подняв уши и жадно глазея на меня. — Ты же знаешь, как не подпустить Их к себе, да? Должен знать, ты же занимаешься этим всю свою жизнь. Покажи мне как.
— Даже не думай об этом, — злобно ответил я, и его уши поникли. — Ну, раскрою я тебе все свои секреты, и что? Ты используешь их для своих дурацких проделок. Я не собираюсь открывать тебе их, чтобы потом мне это вышло боком. — Его уши опустились еще ниже, и я скрестил руки. — Кроме того, как же твои маленькие друзья? Известные мне средства защиты рассчитаны на всех фейри, а не каких-то выборочных. Что случится с ними?
— С этим мы что-нибудь придумаем, — поспешно ответил Тодд. — Мы как-нибудь это решим. Итан, пожалуйста. Я в полном отчаянии. Что ты хочешь получить взамен? — Он подался вперед. — Намекни. Подскажи. Я в лепешку расшибусь. Помоги мне сейчас, и, клянусь, после этого я оставлю тебя в покое.
Я изогнул бровь.
— И твои друзья тоже?
— И они тоже — я об этом позабочусь.
Я вздохнул. Наверное, я совершал большую глупость, но я знал, каково это — чувствовать себя загнанным в ловушку и не иметь рядом никого, к кому можно было бы обратиться.
— Ладно, — неохотно согласился я. — Помогу. Но дай мне слово, что с этого дня с твоей стороны не будет никаких договоренностей и сделок. Я тебе расскажу, что знаю, но ты больше не будешь обращаться за «помощью» к «Добродушным Соседям». Понял?
Пикси грустно зажужжала, но Тодд без колебаний кивнул.
— Договорились! То есть… ага. Клянусь.
— Никаких договоренностей и сделок?
— Никаких. — Он вздохнул и нетерпеливо обнажил клыки. — А теперь мы можем перейти к делу?
Очень сомнительно, что он сдержит свое обещание — полуфейри договоренности не связывают так, как связывают фейри, но что еще мне оставалось? Ему нужна была моя помощь, и если что-то охотилось за ним, я не мог оставаться в стороне и сидеть, сложа руки. Потерев веки, я подошел к столу, открыл нижний ящик и вытащил из-под стопки бумаги старый кожаный дневник. Поколебавшись секунду, я кинул его на кровать.
Тодд удивленно моргнул.
— Что это?
— Все что я нашел по «Добродушным Соседям», — ответил я, достав с книжной полки полупустой блокнот. — И если ты об этом кому-нибудь расскажешь, я надеру тебе задницу. — Я бросил ему блокнот, и он неловко его подхватил. — Запишешь в него. Я расскажу, что тебе нужно знать, а ты уж сам решишь, что с этими знаниями делать.
Весь остаток вечера Тодд, сидя на моей постели, поспешно записывал обереги, талисманы и способы защиты от фейри, которые я зачитывал ему из дневника, облокотившись о стол. Начали мы с обычных средств защиты, таких как соль, железо, надетая наизнанку одежда, а потом перешли к тому, что может привлечь фейри в дом: дети, всякие блестящие штучки, большие запасы сахара или меда. Быстренько пробежались по самому сильному способу защиты, записанному в дневнике — кругу из ядовитых грибов, которые нужно посадить вокруг дома, прочитав заклинание. Вырастая, грибы делают невидимым для фейри все, что заключено в их круге. Но этот способ чрезвычайно сложен тем, что для заклинания требуются редкие и недоступные ингредиенты, и тем, что прочитать его должны на убывающей луне либо друид, либо ведьма. Ну и так как я не знаком ни с одной местной ведьмой, и под рукой у меня нет истолченного Корня единорога, в ближайшем будущем воспользоваться этим заклинанием нам не удастся. Разочарованного Тодда я успокоил тем, что он может поставить вокруг дома кованую изгородь — сделать это легче, а эффект от нее не меньший.
— Слушай, — в конце концов, не выдержал Тодд после пары часов непрерывных записей. Я видел, что все это ему уже давно наскучило, и удивлялся, что он продержался так долго. — Хватит разговоров о фейри. По школе ходят слухи, что ты вел себя как полный засранец с Маккензи Сент-Джеймс.
Я взглянул на него, оторвавшись от дневника, где делал мелкие исправления в записях про обереги, в которых использовались амброзия полыннолистная и омела.
— Угу. И что?
— Ты бы поостерегся так себя вести с этой девчонкой. — Положив ручку, Тодд посмотрел на меня серьезными оранжевыми глазами. Пикси с жужжанием слетела с верха книжной полки на его плечо. — В прошлом году за ней все ходил один пацан, пытался на свидание пригласить. Не оставлял ее в покое, даже когда она ему отказала. — Он покачал лохматой головой. — Футбольная команда в полном составе отвела его за трибуны, чтобы «поговорить» о Кензи. Бедолага после этого даже взглянуть на нее не смел.
— Меня ни капли не интересует Кензи Сент-Джеймс, — невозмутимо ответил я.
— Рад это слышать, потому что с Кензи связываться нельзя. Не только таким, как мы с тобой, а вообще — все в школе об этом знают. Не беспокой ее, не распускай слухи о ней, не болтайся рядом и не раздражай ее, иначе придет Команда Отморозков и размажет тебя по стене.
— Немного радикальный метод, — пробормотал я, заинтригованный помимо своей воли. — Она что, некрасиво порвала с одним из здоровяков, и он теперь не хочет видеть ее ни с кем другим?
— Нет, — помотал головой Тодд. — У Кензи нет парня, и никогда не было. Ни одного. Тебе не интересно, почему? Она красива, умна и, как все говорят, имеет богатого папочку. Но она никогда ни с кем не встречалась. Почему?
— Потому что никто не хочет, чтобы ему оторвали голову накачанные тестостероном гориллы? — предположил я, закатив глаза.
Но Тодд снова помотал головой.
— Нет, не думаю, — сказал он, нахмурившись, когда я недоверчиво фыркнул. — Ну, сам прикинь — если бы Кензи хотела с кем-то встречаться, то разве ее смог бы остановить даже Главный Хрен Кингстон?
Нет, не смог бы, подумал я. Никто бы не смог. У меня создалось отчетливое ощущение, что если Кензи чего-то захочет, то добьется своего, чего бы ей это не стоило. Она вытрясла из меня интервью — это о чем-то да говорит. Слова «нет» для этой девушки не существует.
— Ну, ведь странно же, — размышлял Тодд, — такая красивая девчонка без парня и совершенно никем не интересуется. Как думаешь, может она…
— Мне плевать, — оборвал я его, задвигая мысли о Маккензи Сент-Джеймс подальше. Мне нельзя думать о ней. Несмотря на то, что Кензи очаровательна, добра и относится ко мне как к нормальному парню, хотя я веду себя с ней как полный придурок, я не могу позволить себе втянуть ее в свой опасный, запутанный мир. Я весь вечер учил полукровку и пикси, как защитить себя от фейри — по-моему, довольно серьезное доказательство того, насколько заворочена и странна моя жизнь.
Одновременно с раскатом грома, от которого затрясся потолок и замигал свет, раздался стук в дверь, и в комнату заглянула мама. Я поспешно закрыл дневник, а Тодд схватил с постели блокнот, закрывая от мамы его содержимое.
— Как дела, мальчики? — спросила она, улыбаясь Тодду, отвечающему ей широченной улыбкой. Я внимательно следил за пикси, боясь, что она юркнет в приоткрытую дверь. — Все в порядке?
— Все нормально, мам, — быстро ответил я, надеясь, что она закроет дверь. Наградив меня хмурым взглядом, она повернулась к моему нежеланному гостю.
— Тодд, похоже, буря продлится всю ночь. Мой муж на работе, поэтому не может отвести тебя домой, а я в такую погоду не выпущу тебя на улицу одного. Придется тебе остаться у нас на ночь. — На лице полукровки отразилось облегчение, и я еле сдержал недовольный стон. — Обязательно позвони родителям и скажи, что переночуешь у нас, хорошо?
— Конечно, миссис Чейз.
— Итан уже приготовил для тебя спальный мешок?
— Пока еще нет, — Тодд ухмыльнулся мне. — Но он как раз собирался заняться этим, да, Итан?
— Да, Тодд, — испепелил я его взглядом.
— Хорошо. Тогда увидимся утром, мальчики. Итан?
— А?
Она взглядом дала мне понять, что лучше бы я был с Тоддом вежлив и мил, иначе мне достанется от отца.
— Завтра в школу. Ложитесь спать пораньше, ладно?
— Ладно.
Дверь со щелчком закрылась, и Тодд повернулся ко мне с округлившимися от удивления глазами.
— Вау, а я-то думал, что у меня родители строгие. С десяти лет не слышал «ложись спать пораньше». Может тебе еще и запрещают гулять после девяти?
Я так на него глянул, что он съежился и сменил тему:
— Эм… так где, говоришь, у тебя ванная?
Я встал, вытащил из шкафа спальный мешок и кинул его на пол вместе с подушкой.
— Направо по коридору, — проворчал я, вернувшись к столу. — Только не шуми. Отец возвращается очень поздно и может перепугаться — он же не знает о тебе. И пикси останется здесь. Из этой комнаты она не выйдет, усек?
— Да о чем речь! — Тодд закрыл блокнот, свернул его и засунул в задний карман. — Дома попробую что-нибудь из этого, посмотрим, сработает ли. И Итан, спасибо тебе за помощь. Я твой должник.
— Проехали. — Повернувшись к нему спиной, я открыл ноутбук. — Ты мне ничего не должен, — пробормотал я, когда он направился в ванную. — Можешь отблагодарить меня тем, что никогда и никому об этом не расскажешь.
Тодд остановился в коридоре. Наверное, он хотел что-то сказать, но я не поднял на него глаз, поэтому он отвернулся и молча ушел, закрыв за собой дверь.
Вздохнув, я воткнул в компьютер наушники и надел их на голову. Хоть мама и настаивала на том, чтобы мы легли пораньше, мне вряд ли удастся уснуть. Только не в одной комнате с пикси и полукровкой — или я проснусь с приклеенной к плинтусу головой, или обнаружу, что мой комп привязан к потолку, или еще что-нибудь в этом же роде. Я бросил на сидящую на книжном шкафу, болтающую ногами пикси раздраженный взгляд, и она злобно зыркнула на меня в ответ, оскалившись и обнажив острые зубы.
Сон тебе сегодня, Итан, не светит. Да поможет мне кофе и онлайн-трансляции!
— О, клево, тебе нравится «Светлячок»? — вернувшийся из ванной Тодд заглянул мне за плечо. Он подвинул стул и плюхнулся рядом со мной, не замечая моего настороженного взгляда. — Ну до чего отвратно, что его отменили. Я на полном серьезе подумывал о том, чтобы наслать на FOX Чертополох с ее друзьями, чтобы канал преследовали одни неудачи, пока он не возобновит показ сериала. — Он постучал по моим наушникам. — Чувак, включи звук, это мой любимый эпизод. Лучше бы они продолжили показ сериала, чем сняли тот дурацкий фильм.
Я стянул наушники.
— Да ты чего? «Миссия «Серенити» обалденный фильм. И им нужно было увязать в сюжете все провисающие концы. Например, объяснить, что случилось с Ривер и Сайманом.
— Ну ага, только сначала они прикончили всех их друзей, — съехидничал Тодд, возведя глаза к потолку. — Ужасно одно то, что они пастора убрали, но когда умер и Уош, я понял, что с меня хватит.
— Да это было гениально, — заспорил я. — Заставило посидеть и подумать: хей, если уж умер Уош, то теперь никто не в безопасности.
— Господи, да как скажешь. Гибель Ани в «Баффи» тебя, наверное, тоже возрадовала.
Я поймал себя на том, что это вызвало у меня усмешку. Что происходит, блин? Мне это совершенно не нужно. Мне не нужно, чтобы со мной кто-то смеялся, шутил и обсуждал спорные моменты из фильмов Джосса Уидона. Тодд мне не друг. И что еще важнее, у меня вообще нет друзей. Я не могу быть чьим-то другом, меня нужно избегать любой ценой. Даже Тодд и тот подвергается опасности, находясь рядом со мной. Я уж не говорю о боли, которую он может мне принести.
— Ладно. — Я положил наушники на столе перед полукровкой, не убирая с них руки. — Прикалывайся сколько влезет. Только помни… — Тодд потянулся к наушникам, но я их отодвинул. — С завтрашнего дня ты оставляешь меня в покое. Не говоришь со мной, не смотришь на меня, и уж точно не заявляешься ко мне домой. Мы приедем в школу, и ты пойдешь своей дорогой, а я — своей. И больше никогда сюда не приходи. Понял?
— Угу, — расстроенно, но покорно ответил Тодд. — Понял.
Я поднялся, и Тодд насупился, надевая наушники на пушистые уши.
— Ты куда?
— За кофе. — Я мельком глянул на пикси, пересевшую на подоконник и таращившуюся в окно на дождь, и, примирившись с неизбежным, спросил: — Тебе принести?
— Обычно я кофе не пью, — с унылым лицом проговорил Тодд. Проследив за моим взглядом, он прижал уши к голове. — Но сейчас да, сваргань мне кофе. Супер-крепкое… черное… любое. — Он глядел на разбушевавшуюся за окном бурю, и по его телу прошла дрожь. — Не думаю, что кому-либо из нас сегодня удастся поспать.

4 5 6 7 8 9 ... 19
Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная