Евгений Обухов Веселин Георгиев Самые смешные рассказы - 18
Учебные материалы


Евгений Обухов Веселин Георгиев Самые смешные рассказы - 18




Получалось, майор не шутил и не морочил мне голову. Мало того, спустя несколько лет мы чуть ли не с суеверным страхом обнаружили вдруг, что из всего нами написанного повесть «Когда отступают ангелы» — наиболее лояльное произведение. Слышались в нём твердая поступь рабочего класса, шелест алых знамен и бой курантов. А первым кирпичиком был именно образ лохматого симпатичного Мухтара.

Меня до сих пор тревожит эта загадка. Очень бы хотелось встретить майора и поговорить начистоту, но такая встреча, к сожалению, маловероятна. По слухам, он сейчас охраняет банк где-то в Иркутске, а нынешних виртуозов щита и меча лучше ни о чем не спрашивать. Секреты предшественников, насколько я понимаю, утрачены ими напрочь.

И вот еще что непонятно: если наша госбезопасность и впрямь работала на таком уровне, что и Фрейду не снился, то как же это они, гады, Родину-то проспали, а?
Антон МАКУНИ
Вечный двигатель

Учреждение. По коридору идет человек, смотрит на таблички на дверях, в руках у него толстая папка. Видит нужную дверь, на ней табличка «Комитет по изобретениям», стучит в дверь, входит. В кабинете за столом Чиновник.

Чиновник. Изобрели?

Изобретатель кивает.

Чиновник. А что изобрели?

Изобретатель кладет перед ним папку, на ней крупно: «Вечный двигатель».

Чиновник. И что, действительно работает?

Изобретатель горячо кивает. Пытается что-то объяснить, показывает фигуры в воздухе, пытается показать какие-то формулы (или достает из-за пазухи некий приборчик).

Чиновник поднимает руки перед собой, вертит головой, со словами «Нет, нет, этого у нас и так полно!» отодвигает папку от себя.

Обескураженный Изобретатель забирает папку и уходит.

…Через некоторое время. То же учреждение, та же дверь, Изобретатель снова с толстой папкой стучит, входит. За столом тот же Чиновник. Изобретатель подходит к столу, кладет перед ним папку, на ней крупно «Вечный двигатель-2» Чиновник снова машет руками, отрицательно качает головой, отодвигает папку. Изобретатель уходит.

…Через некоторое время сцена повторяется, на этот раз Изобретатель принес толстенную папку, на которой написано «Вечный двигатель-3». Чиновник снова отказывает, но на прощанье говорит: «Вы все что-то не то изобретаете! Вы бы изобрели что-нибудь ценное практически, ну, вот, хотя бы что-то ценное, например, для нашего учреждения!» Изобретатель ничего не отвечает, понуро идет со своей папкой к двери.

…Через некоторое время снова стучит в дверь того же Чиновника. Входит. В руках у него тонюсенькая папочка. Подходит к столу Чиновника. Кладет папку перед ним (в кадре не видно, что на ней написано). Чиновник берет папку в руки, читает надпись, потом резко вскакивает, кричит: «Вот! Нкконец, батенька!.. Вот это нам очень-очень нужно! И не только нам — всем учреждениям нашей великой страны!» Выскакивает из-за стола, бросается с поцелуями к Изобретателю!» (Камера крупно показывает оставленную на столе папку — на ней жирная надпись «ВЕЧНЫЙ ТОРМОЗ».)
На рыбалку! (дневник рыболова)

*

Сегодня собирался на рыбалку: купил опарышей, накопал больших жирных червей, наловил мух. Пока я налаживал удочки, наживка расползлась и разлетелась по всей квартире. Жена сказала, чтобы я скорее ехал на рыбалку. И желательно больше не возвращался.

*

Приехали с другом на лесную речку, закинули удочки. У меня клюнуло что-то большое. Вытащить не смог, пришлось прыгать в воду. Оказалось — мореный дуб. С помощью друга и случайного бульдозера вытащили дуб. Выпили водки за удачный экземпляр. Дуб продали мебельщикам. На вырученные деньги купили осетрины. Жена результатами рыбалки довольна.

*

Поехали на озеро Соленое. Клевала исключительно вобла. Хорошо, что догадались взять с собой пива. Конечно, помимо водки. Нарыбачились до поросячьего визга. Рыбы на рынке не было, пришлось покупать свинину. Жена не ругалась, только намекнула, что свинину потерпит, а вот продавщицу из мясного отдела нет.

*

Ловили в заброшенном карьере. Клевало неплохо. Осталось только понять, кто забросил в этот заброшенный карьер столько железа? Выловили три тонны. Сдали в металлолом. Купили на рынке живых байкальских омулей. Жена была довольна, но поинтересовалась, как мы умудрились за один день слетать на Байкал, порыбачить и вернуться обратно?

*

Собрались с другом на рыбалку, но пошел сильный дождь. Пришлось рыбачить у друга в соседнем подъезде. Подцепили продавщицу из мясного отдела. С подругой. Порыбачили классно! Жена с трудом поверила, что филе трески хорошо клюет на губную помаду.

*

Жена требует взять ее на рыбалку, продемонстрировать, как клюет рыба на губную помаду. Ума не приложу, куда ее везти.

*

Нашел выход из положения. Вывез жену порыбачить в ювелирный магазин. Порыбачили в ювелирном. Потом в обувном. Потом в магазине шуб. Про помаду жена сразу забыла. А мне теперь придется надолго забыть о покупке новых снастей и резиновой лодки, не говоря уже о давней мечте — собственной машине.

*

Проснулся рано утром — хотел рвануть на рыбалку. Потом передумал — пойду лучше на рынок, куплю свежей рыбы. И ехать никуда не надо, и жена психовать не будет. А к Продавщице из мясного отдела я и без рыбалки как-нибудь выберусь. Мне, опытному рыбаку, не привыкать…
Трудный эпизод

Съемки фильма о 1917-м подходили к концу. Осталось снять всего один эпизод. Режиссер Коньков горячо объяснял одетому в реквизитную матросскую форму актеру Андрею Пухову:

— Вы, Андрей, революционный матрос. Вы возмущены вопиющей несправедливостью, царящей вокруг. Эксплуатацией, взяточничеством, коррупцией царских чиновников, цены беспрерывно растут, инфляция… Вас душит гнев и ненависть. И вы кричите: «Сволочи! Кровопийцы! Замучили! Сколько можно терпеть?!», хватаете винтовку, стреляете вверх. Далее пойдут кадры штурма Зимнего дворца. Понятно?

— Понятно, — уныло ответил Пухов.

— Приготовились! Мотор! — скомандовал режиссер.

Пухов, сгорбившись, вышел на середину съемочной площадки, вяло потоптался на месте, нехотя тряхнул винтовкой, и пробубнил:

— Сволочи… Кровопийцы…

— Стоп-стоп-стоп! — прервал съемочный процесс Коньков. — Не верю! Совсем не верю! Что вы играете? Вы же — матрос! Революционный! Где ненависть в глазах? Где возмущение, рвущееся из груди? Давайте по новой! Приготовились… Дубль два. Мотор!

Пухов снова вышел на середину площадки и, с трудом сдерживая зевоту, начал: «Своло…»

— Стоп! — закричал режиссер. — Андрей! Ну как вам объяснить? Вы же не матрос! Вы… барышня какая-то! Где порыв? Где возмущение? Где ненависть? Вы должны показать, как вас достали! До-ста-ли! Понимаете? Давайте третий дубль. Мотор!

Но и третий дубль не удался.

— Сволочи… Кровопийцы… — промямлил Пухов и… уронил винтовку.

— Все! Хватит! Перерыв! — заорал побагровевший режиссер Коньков и, чтобы хоть немного отвлечься от не дающегося эпизода, пультом включил стоящий у стены телевизор. Там шли последние известия. Члены съемочной группы разбрелись по углам, кто-то достал термос, кто-то закурил, кто-то говорил по мобильному телефону. Актер Пухов положил винтовку на пол, присел рядом с ней и закрыл глаза.

— Тарифы на электроэнергию скоро вырастут вдвое, — бодро объявил теледиктор.

Услышав это, Пухов открыл глаза.

— Цены на бензин и не думают опускаться, — пророкотал телеведущий. — В следующем году их рост составит…

Пухов приподнялся и вперился в экран.

— Не отстает и телефонная сеть, — лучезарно улыбнулся с экрана телеведущий. — Оплата услуг связи возрастет…

Пухов вскочил.

— Пассажирские перевозки убыточны, — тем временем сообщил диктор. — Поэтому МПС планирует поднять цены на билеты уже со следующего…

— Сволочи! Гады! Кровопийцы! Угнетатели трудового Народа! — схватив винтовку, и потрясая ей, зарычал Пухов. — Всех перестреляю! Сколько можно терпеть!!!

Громыхнул выстрел, второй, третий…

— Снимай! Снимай!!! — со всей силы толкая стоящего рядом с ним оператора, прохрипев режиссер.

Тот суетливо бросился к камере, схватил ее, но в эту се-цунду новости закончились. Актер обмяк и устало опустился да пол.

— Снял? Успел? — подскочив к оператору, с надеждой спросил Коньков.

— Нет, Юрий Васильевич, не успел, камера заела… — развел руками тот.

— Что же ты сделал? Такой дубль запорол!!! Как мы теперь этот эпизод снимем?!! — схватился за голову Коньков.

Оператор секунду подумал, потом вдруг улыбнулся и сказал:

— Не волнуйтесь, Юрий Васильевич, обязательно снимем! Следующий выпуск новостей ровно через пять минут…

Всухую! (записки Вратаря)

*

Сегодня наконец понял, как тяжело стоять на воротах. Посидел. Полежал. Снова посидел. Опять полежал… Проиграли 0:3… Всю ночь читал Сенеку, пытаясь понять причину

проигрыша, так и не вычитав, уснул.

*

Наконец-то отстоял «на ноль» — премиальные за последнюю игру составили 00 руб. 00 копеек. Обещали обнулить и зарплату. Совсем обнулились! А пропустил-то всего 5 голов, правда, наши почему-то не забили ни одного. Всю ночь читал

Аристотеля, но причины поражения так не вычитал, уснул.

*

В сегодняшнем матче наконец сыграли всухую! Бутылки из-под сухого, правда, не приняли ни в одном приемном пункте. Говорят, нет тары. Совести у них нет, а не тары! А у меня совесть есть, несмотря на то, что пропустил всего 7 голов! А наши опять почему-то не забили ни одного. Всю ночь читал Чернышевского, пытаясь понять, кто виноват, что не приняли бутылки, и что с ними теперь делать? Ответа так и не нашел, уснул.

*

В последней игре соперники раз 20 попадали в штанги! Здорово! На следующую игру поставлю возле ворот не три штанги, а штук 30! Только бы донести их все из центра тяжелой атлетики, ведь каждая штанга весит килограмм 200…

А что то делать? Чем больше штанг, тем меньше голов. А их соперники забили аж 10… Всю ночь читал Гете, пытаясь сообразить, почему мы опять проиграли, но снова ответа не нашел.

*

В сегодняшнем матче судья показал мне красную карточку, объяснив это затяжкой мною времени. А потом втихаря сунул ее мне. На карточке оказалось 5000 долларов. Судя по тому, что судья назначил в наши ворота 5 пенальти, а я не взял ни одного, понятно, что судью подкупили. Возможно, подкупили и меня, но целая ночь чтения трудов Конфуция так мне и не дала ответа на этот щекотливый вопрос. Уснул с книгой на груди.

*

В последнем матче соперники ударили по моим воротам восемь раз. А мои защитники в ответ ударили ровно 20… По их ногам. Удалили с поля всего, слава богу, трех моих защитников, остальные получили желтые карточки. В результате мы проиграли только лишь 0:1. Счастье!!! Всю ночь пытался объяснить при помощи Софокла такой счастливый результат, но ответа так и не нашел, уснул.

*

Сегодня были сборы. С каждого из нас собрали по 100 тысяч. На дни рождения президента клуба, его жены, сыновей, дочери, собаки, кошки, хомячка, бурундучка и рыбок. Рыбки на радостях обожрались и сдохли. Президент, к сожалению, их примеру не последовал. Жалко! Ночь посвятил чтению трудов академика Павлова, пытаясь понять, почему выжил собака-президент, но ответа так и не обнаружил, уснул.

*

Сегодня был не в форме, поэтому пропустил кучу голов. Сколько — не скажу, это коммерческая тайна из платежной ведомости по моей зарплате. Куда эта чертова форма задевалась, ума не приложу? Пришлось играть в папиных подштанниках и мамином бюстгальтере. Мои защитники меня не узнавали, убегали от ворот, как черт от ладана, а вот нападающие соперника почему-то нет. Всю ночь читал Омара Хайяма, пытаясь понять, куда подевалась форма. Ответа так и не нашел, уснул.

*

Сегодня меня выгнали из команды, сказав, что я не вратарь, а «дырка». Странно, моя фамилия совсем не Дырка! И даже мамина девичья совсем другая. За что меня так, не пойму… Мучает вопрос: «Быть или не быть мне теперь вратарем?» Надо будет на ночь почитать Шекспира, возможно, найду ответ у него… (на этом записи обрываются)
Валерий МАЛЬЧЕВ
Любовь и ненависть

Ох, мужики, какие вы все-таки хамы! Просто животные какие-то бессердечные. Вот Серега, например. Проехал мимо и даже не поцеловал. А ведь сколько хорошего между нами было! Колька, кстати, тоже еще тот гусь. Смотрит куда-то в сторону, как будто ничего особенного не произошло. И Петька Скворцов туда же. Хоть бы обнял по-дружески, так нет же, состроил деревянную морду и быстренько так мимо меня, якобы вообще со мной незнаком. А люди-то смотрят, все видят, смеются, наверно, прямо сквозь землю от стыда провалиться можно.

Ладно. Ничего. Переживем. Пожалеете еще. Я с вами тоже теперь никогда целоваться не буду. Не прощу такого свинства.

Алексей Сухарько зло сплюнул на лед, покрепче обхватил клюшку и, заломив крутой вираж, покатился к скамейке запасных. На табло красовался счет 1:0 и фамилия Алексея.

Не любили его в команде. Хоккейный матч продолжался.
Русские народные обычаи

Когда россиянин получает письмо, он по традиции танцует перед почтальоном. А когда приходит письмо по электронной почте, он делает то же самое, только перед компьютером и сунув два пальца в розетку.

Белоснежное платье на русской свадьбе — символ чистоты и непорочности невесты. Если же невеста в предсвадебный период пережила целую череду бурных романов, то она в день свадьбы наряжается в тельняшку.

Хлебом-солью встречают на Руси гостей. А в некоторых местах, особенно в таежной глуши, в рацион гостей включают еще и воду.

Многие в России уже забыли, что означает старинное слово «посошок». Но при этом выпить на него, покидая застолье, не забывает никто.

На Руси очень распространен обычай крещенских гаданий. Незамужние девушки ночью садятся перед зеркалом, ставят вокруг него свечки и гадают: на сколько пунктов поднимется завтра индекс Доу-Джонса или котировки на рынке недвижимости.

Любима и почитаема в нашей стране русская баня. Народный обычай предписывает: укради, но после бани выпей!

А баню у нас любят все — от дворника до депутата Государственной думы.

Меняются времена — меняются и обычаи. Если раньше, уезжая на чужбину, с собой брали горсть родной земли, то сейчас многие берут на память морской танкер родной нефти или пару миллиардов родных американских долларов.

Издревле русские люди обожали ярмарки с ее колоритными купцами, дрессированными медведями и скоморохами. Обычай не умер. Правда, сейчас на ярмарке (базаре, оптовом рынке) роль колоритных купцов играют азербайджанцы, роль дрессированных медведей — продавцы с Украины, а скоморохами выступают сами русские люди.
Андрей МУРАЙ
Сочинение

Ирина Игоревна сидела в позе необязывающей, вольготной, закинув одну стройную ногу на другую. Не менее стройную. Молодая ухоженная женщина сосредоточенно подпиливала ногти на левой руке. Ногти в подпиливании не нуждались, форма их и так была идеальной, но кроме подпиливания заняться было нечем. Чего не скажешь об ученицах специальной гимназии с раздельным обучением. Они бойко писали. На доске каллиграфическим почерком прогрессивно мыслящей учительницы была выписана тема сочинения:

^ МОЙ ПЕРВЫЙ ОРГАЗМ

Ирина Игоревна, закончив с левой рукой, принялась было за правую, но, прикрыв рот ладонью, зевнула и бросила взгляд на доску. Хотела припомнить, как это было у нее, сосредоточилась, припоминая, но тщетно… За частоколом детородных органов того, самого "первого, было уже не разглядеть. А вот девочки еще помнили…

На первой парте в правом ряду сидела в гордом одиночестве профессорская внучка Виктория Вербина: «…и очень повезло с первым сексуальным партнером. Виталий Борисович, старинный приятель моего дедушки, был опытен и методичен. Во время долгого петтинга он безошибочно определил мои эрогенные зоны, энергично их возбудил, в пример многим молодым людям не поленился сделать куннилингус, и сам половой акт провел задорно, на хорошей для своей возрастной категории амплитуде. Я до сих пор благодарна моему первому мужчине, благодаря его умению и опыту мой первый оргазм получился обширным, долгим и содружественным…»

Сразу за Викторией, низко склонившись за партой, писала Светлана Бегунцова, спортсменка, гордость гимназии: «…а случилось все из-за моей дурацкой тяги к чемпионам. Этот марафонец стоял на верхней ступеньке пьедестала. Ответственный дядька повесил ему медаль, я — вручила букет ну и улыбнулась, как дура. Потом ко мне подошел мужик в спортивном костюме, представился тренером и сказал, что Марафонец хочет послушать со мной музыку, а поскольку золотую медаль он уже получил, то пусть этот кобель слушает музыку, сколько хочет, хоть совсем заслушается. Не знаю, почему я согласилась. Да я и не соглашалась вовсе. Просто тренер подвел меня к марафонцу, мы сели в «Жигули» и поехали. Жил марафонец в однокомнатной квартире. Я думала, что он сразу музыку включит, а он сразу полез меня целовать и раздел. Ну, потом… больно, конечно, но не это самое плохое… Он оказался марафонцем во всем, никак не мог финишировать, пилит и пилит, пилит и пилит, просто ужас какой-то. А самое обидное, что я, идиотка, думала, что так оно и надо… Где-то к исходу часа случился оргазм. Исключительно благодаря трению. Так, наверное, первобытные люди добывали огонь…»

Темноволосая миловидная Галина Воронцова писала быстро, поминутно поправляя непослушную челку: «…вот из-за нее, Зинки, это и случилось. Каждый вечер, на ночь глядя, она звонила-трезвонила и лапшу вешала про то, как с мужи-, ком женатым встречается, и про то, как у них все хорошо, и как он скоро от жены уйдет и повезет ее в дальние страны к далеким берегам… Потом, конечно, выяснилось, что мужика того в природе не было. Она его выдумала. Ей бы, подлюке, романы писать, до чего врала красочно! Вбила она мне в башку этого мужика, все время я думала: «Надо же, Зинка-страшилка, чего вытворяет, а у меня, как отец говорит, ни в одном глазу… Лежала я с такими настроениями на диване. Время летнее, жаркое. Отец — на даче, мать на рынок ушла. Тут и заявился этот водопроводчик. Встретила я его, в чем была. А была в халатике. Под халатом что-то было, или не было… Уже не вспомнить. Водопроводчик распахнул дверь на кухню и осмотрел раковину: «Э-э-э, в этой дырке я ковыряться не буду!» Потом подошел ко мне, распахнул халат: «О-о-о! А вот ты мне нравишься!» Он поднял меня на руки и отнес в комнату, на тот диван, где я еще девочкой лежала… Быстро это все случилось. Так быстро, что не вспомнить, то ли это был гром, то ли это была молния… Но точно помню, когда пришла с рынка мамаша, и гром был, и молния… Никогда бы не подумала, что водопроводчики так быстро бегают…»

Худощавая и бледная Евдокия Стяжкина, дочь известного музыканта, писала, насвистывая Глюка: «…и это был мой последний опыт. «Хватит, Дуня! — сказала я себе. — Любовь это мелодия. А какая может быть мелодия с этими потными, гнутыми, как скрипичный ключ, похотливыми юнцами?..» Я выпросила у матери деньги, купила вибратор и назвала его Васей. С ним-то мне и удалось испытать мой первый оргазм…»

Клаву Темноземцеву, девочку из трудной семьи, мать еле упросила принять в новомодную гимназию. Клава писала старательно, пытаясь не отстать от своих более продвинутых одноклассниц: «…а когда мы с Машкой зашли, там уже было накурено и темно очень. Они все пили из стаканов, а один, лохматый, на гитаре орал. Мы с Машкой в уголку сели и сидим. Лохматый меня увидел, отложил гитару и что-то понюхал. Потом два раза чихнул и сказал: «Надо подвигаться». Подошел ко мне, взял за руку и повел в комнату рядом. Там ничего, кроме старой кушетки, не было. Лохматый обхватил меня, немного зарычал и стал на кушетку валить. Я тоже, как и он, зарычала немного и тоже его стала валит. Мы сначала на кушетку упали, а потом на пол. У меня даже голова немного закружилась. На полу лохматый стал на меня наскакивать, раз наскочил, второй… Потом обмяк как-то и говорит: «Я все… А ты?» Когда мы вернулись, я Машке сразу рассказала, как голова у меня кружилась. Машка говорит: «Это оргазм. Даже, Клава, не сумлевайся, оргазм натуральный…»

В центре класса величественно расположилась победительница многих олимпиад для школьников, основательная Анастасия Полистыркина: «…и был он настолько слаб, что я до сих пор сомневаюсь — а был ли он? То ли был, то ли не был. Как хорошо, что теперь это далеко в прошлом. Теперь, когда я освоила всю Камасутру, знаю о правильном течении энергий Инь-Ян, подолгу практикую тантру, культивирую целую гамму ощущений в С-точке, мои оргазмы похожи на мощные водопады, и уж никак не походят на тот давний слабенький родничок, который робко появился и сразу же пропал…»

Рыжеволосая красавица Виолетта Вокалова, по всей видимости, уже кончала. Глаза ее сияли, щеки горели, ноздри раздувались: «Это было что незабываемое! Это было великолепно! Он то поднимал меня в ввысь, то бросал в пропасть, то поднимал, то бросал, то поднимал, то бросал… Какое чудо этот Вахтанг! Или это был Самвел?! А впрочем, какая разница. Главное, что это было что-то невероятное, что-то бесподобное!!!»

На последней парте сидела Дарья Смирнова. Скромница, отличница. Впервые Даша пряталась за спинами подруг, кусала губы и еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. От стыда. Она была девственницей.
Демонстрация

В марте у нас погода хреновая. Даже хуже, чем в апреле. Хотя про апрель много хорошего тоже трудно сказать. Первое апреля выдалось холодным, ветреным, а тут еще эта дурацкая демонстрация. Я несу портрет Гоголя. Вокруг мелькают портреты других сатириков: Зощенко, Аверченко, Бухова, Ласкина. Две близняшки несут Ильфа и Петрова. Дуры не надели перчаток, руки у них красные, но несут. Какой-то идиот пытался рассказать анекдот, так его чуть не убили. У многих работа такая — вычитывать анекдоты. У меня тоже такая работа. Я оцениваю анекдоты по пятибалльной системе. Люди более высокой квалификации оценивают по десятибалльной. Они выставляют девятки и десятки, а я — четверки и пятерки. Считается, что плохим анекдот быть не может. Может быть только хорошим и отличным. Мы выходим на центральную площадь, повсюду знакомые до боли плакаты и транспаранты.
1 ... 14 15 16 17 18 19 20 21 ... 26

Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная