Нора Л. Робертс Черная роза - 2
Учебные материалы


Нора Л. Робертс Черная роза - 2




Но что делать, такова жизнь. Никто не понимает это лучше садовода, для которого жизнь — череда перемен. Цикличность необходима, без нее невозможно цветение.
Роз, высокая, гибкая, с коротко стриженными черными волосами, сбежала по наружной лестнице, перешла на шаг, огибая дом, чтобы не спеша полюбоваться полупрозрачными клубами тумана, окутавшего зимние сады, серебристыми листьями овечьих ушек, мерцающими в капельках росы, алеющими гроздьями рябины, еще не тронутыми птицами.
Ближе к подъездной аллее Роз перешла на легкий бег. Взгляд ее глаз цвета выдержанного виски заскользил по высоким магнолиям, изящным кизиловым деревьям, декоративным кустарникам, фиалкам, высаженным всего пару недель назад, и клумбам, словно затаившимся в ожидании скорого цветения.
Роз твердо знала, что в западном Теннесси у ее поместья не найдется конкурентов, как не найдется особняка, способного соперничать с изысканным величием Харпер-хауса.
Она привычно развернулась в конце подъездной дорожки и побежала на месте, разглядывая прекрасное здание, искусно сочетающее классический стиль и готику. Камень теплого желтого оттенка мерцал в жемчужной туманной дымке, белели изящные рамы высоких окон, парили кружевами перила третьего этажа, раздваивающаяся лестница поднималась к веранде, обвивавшей второй этаж и защищавшей от непогоды парадный вход.
Роз любила просторный фамильный дом и все, что он олицетворял для нее.
Она лелеяла его с тех самых пор, как он перешел в ее руки после смерти родителей. Она вырастила в нем своих сыновей и потеряла мужа. Она радовалась в нем и горевала.
Придет день, и она передаст дом Харперу, как передали его ей. Роз благодарила бога за свою уверенность в том, что Харпер будет любить и лелеять его так же, как она сама.
Все, чего ей это стоило, не идет ни в какое сравнение с тем, что дом дарит ей, и с теми мгновениями, когда она любуется им в утреннем тумане.
Роз вспомнила, что встала в такую рань не полюбоваться домом, а пробежать свои три мили, и устремилась на запад, держась поближе к обочине, хотя в это время здесь редко проезжали машины. Чтобы отвлечься от раздражения, неизменного при пробежке, она стала мысленно перебирать список сегодняшних дел.
Пора удалить семядоли со здоровых многолетников, проверить все саженцы на признаки заражения мучнистой росой, а некоторые из более зрелых сеянцев уже наверняка готовы к пересадке.
Да! Стелла просила подобрать для праздничных распродаж побольше амариллиса и пуансетий, ящиков для луковичных, веночков и гирлянд. С веночками справится Хейли. У девочки хороший вкус и ловкие руки.
А сколько предстоит возни с выращенными на делянке рождественскими елями и остролистами! Слава богу, этим может заняться Логан.
И нужно непременно заглянуть к Харперу, посмотреть, готовы ли к продаже привитые им рождественские кактусы, и выбрать парочку себе.
Роз старательно отвлекала себя от неизменного соблазна свернуть с дороги под каменную арку и в одиночестве прогуляться по питомнику, созданному с нуля собственными руками.
Стелла расстаралась к праздникам, сгруппировав зеленые, розовые, белые и красные пуансетии в ковер, временно раскинувшийся перед невысоким зданием торгового центра. Она повесила на дверь веночек с крохотными лампочками, на веранде поставила маленькую сосну Веймута, уже украшенную к Рождеству... Интригующее сочетание белых фиалок, глянцевых листьев падуба и соцветий клейкого шалфея не оставит равнодушными многочисленных покупателей.
Чтобы закрепить достигнутый в преодолении соблазна успех, Роз переключилась на дела, не связанные с бизнесом. Необходимо — если не сегодня, то обязательно на этой неделе — выкроить время, чтобы закончить рождественские покупки. Или почти закончить. Пойти хотя бы на те приемы, от которых не удалось отвертеться, и подготовить тот, что решила устроить сама. Давно не открывала она дом для пышных празднеств...
Надо признать, что в этом виноват, во всяком случае, отчасти, развод. Откуда взяться желанию устраивать приемы, если чувствуешь себя идиоткой и не можешь избавиться от унижения, вызванного союзом — к счастью, весьма коротким — с лжецом и предателем.
«Пора отбросить болезненные воспоминания», — решила Роз, как отбросила она их причину. Возвращение Брайса Кларка в Мемфис лишь подчеркивает важность и своевременность возрождения ее жизни, как общественной, так и личной.
Розалинд добежала до старого пораженного молнией дерева гикори, отмечавшего половину дистанции, и повернула назад. Влажный туман впитался в ее волосы и куртку, но холод не чувствовался, и мышцы расслабились. К сожалению, все, что говорят о пользе физических упражнений, правда.
Дорогу не спеша перешла олениха. Роз заметила и более густую зимнюю шкуру, и настороженный взгляд огромных карих глаз.
«Ты прекрасна, — подумала Роз, тяжело дыша на последней полумиле. — Только, будь добра, держись подальше от моих садов». Еще одна заметка на память: обработать сады репеллентами до того, как эта милая олениха с подружками и приятелями решит заглянуть в питомник перекусить.
Роз как раз сворачивала на подъездную аллею, когда услышала приглушенные шаги и почти сразу увидела легко узнаваемую даже в тумане фигуру.
Перейдя на бег на месте, Розалинд улыбнулась сыну:
—Ты сегодня ранняя пташка.
—Хотел побегать вместе с тобой, но не успел, — Харпер пригладил пятерней темные волосы. — Так бурно отпраздновали День благодарения и твой день рождения, что решил до Рождества сжечь накопленные жировые запасы.
—Ты никогда не набираешь и унции. Это раздражает.
—Не завидуй, я дряблый. — Харпер расправил плечи, закатил глаза, карие, как у Роз, и рассмеялся. — Кроме того, должен же я догнать свою мамочку.
Розалинд видела свои черты в лице сына, но, когда он улыбался, перед ней вставал его отец.
—Этому не бывать, приятель. Сколько миль ты себе наметил?
—Сколько пробежала ты?
—Три мили.
Харпер ухмыльнулся во весь рот.
—Тогда мои четыре, — пробегая мимо, он легко погладил ее по щеке.
—Надо было сказать ему пять, и пусть бы лез вон из кожи, — прошептала Роз и, посмеиваясь, перешла на шаг.
Дом, все такой же красивый, а кроме того приютивший неприкаянного призрака, выступил из тумана.
Поднимаясь к себе тем же путем, что спустилась, Роз радовалась концу истязания. Она приняла душ, переоделась в рабочую одежду и, только выйдя на лестницу, разделявшую два крыла дома, услышала первые шевеления.
Мальчики Стеллы собирались в школу. Лили хныкала, требуя завтрак. Приятные звуки. Милые сердцу деловитые семейные звуки.
Пару недель назад дом был более оживленным. Все ее сыновья собрались на День благодарения и ее день рождения, и Рождество Остин и Мейсон проведут с ней. Мать взрослых сыновей не вправе просить большего.
Сколько раз, пока они росли, она молила хоть о часе тишины и абсолютного покоя, а пределом мечтаний была возможность понежиться этот час в горячей ванне.
И вдруг свободного времени стало слишком много. И тишины стало слишком много, и пустоты. И чем это закончилось? Она выскочила замуж за мерзавца, который на ее деньги охмурял безмозглых девиц, с которыми ей изменял.
«Что сделано, то сделано!» — в который раз осадила себя Роз. Какая польза вспоминать о старой ошибке?
Она вошла в кухню, где Дэвид уже что-то взбивал в миске и соблазнительно пахло свежемолотым кофе.
—С добрым утром! Как себя чувствует моя любимая девушка?
—Лучше всех, — Роз подошла к буфету за кружкой. — А как прошло вчерашнее свидание?
—Обнадеживающе. Он любит мартини и фильмы Джона Уотерса[2]. Мы собираемся провести второй раунд в выходные. Садитесь, я сделаю вам французский тост.
—Французский тост? Черт побери, Дэвид! Я пробежала три мили, чтобы живот не лежал на коленях, а тут ты со своим французским тостом.
—Ваш живот располагается гораздо выше коленей.
—Это пока, — пробормотала Роз, но за стол села. — В конце подъездной аллеи я столкнулась с Харпером. Если он разнюхает, что у нас в меню, от него не отвертишься.
—У меня на всех хватит.
Роз маленькими глотками пила кофе и разглядывала Дэвида, разогревавшего сковороду.
Парень всего лишь на год старше ее Харпера, красив, как кинозвезда, и одна из радостей ее жизни. Мальчишкой он бегал по ее дому, а теперь без малого его правитель.
—Дэвид... я поймала себя на том, что дважды за утро вспомнила Брайса. Как думаешь, что бы это значило?
—То, что вам необходим французский тост, — откликнулся Дэвид, окуная толстые ломти хлеба в волшебную смесь яиц и сливок. — И, возможно, у вас приступ межпраздничной меланхолии.
—Я выгнала его перед Рождеством. Наверное, поэтому.
—Мы отлично повеселились, когда мерзавец запрыгал на морозе. Во всяком случае, я представлял себе мороз и сыплющиеся с неба кары — льдышки, лягушек и бубонную чуму.
—Я хочу спросить тебя о том, о чем не спрашивала за все время той эпопеи. Почему ты ни разу не сказал мне, как сильно его не любил?
—Может, потому же, что вы не говорили мне, как сильно не любили того безработного актера с поддельным британским акцентом, в которого, как мне казалось, я втрескался до безумия. Я просто люблю вас.
—Уважительная причина.
Роз наклонилась к маленькому кухонному камину, в котором Дэвид с утра развел огонь. Живительное тепло успокаивало и придавало уверенности.
—Знаешь, милый, если бы ты постарел лет на двадцать и стал обращать внимание на женщин, мы могли бы жить друг с другом во грехе. Думаю, это было бы прекрасно.
Дэвид выложил хлеб на сковородку.
—Дорогая, вы единственная женщина на свете, которая смогла бы меня соблазнить.
Роз улыбнулась и, облокотившись на стол, подперла кулаком подбородок.
—Солнце пробивается. Будет чудесный день.
Для садового центра чудесный день в начале декабря означал безумную суету. Розалинд замоталась так, что не сумела вырваться на ланч, и с благодарностью вспоминала сытный завтрак, который впихнул в нее Дэвид.
Огромный стол в школке был заставлен лотками для проращивания семян. Контейнеры, индивидуальные горшочки и торфоперегнойные кубики выстроены, пакеты разложены. Отделив слишком юные ростки, Роз начала пикировку, то есть пересадку тех, которые казались ей готовыми для переноса в почву.
Все эти растения пока принадлежали ей, а пикировка — второй этап преображения семечка в зрелое растение — была одним из любимых занятий.
Больше двух лет Роз экспериментировала с собственными рецептами почвы и в этом году получила, как она свято верила, победителей и для садовых, и для комнатных растений. Пожалуй, садовый рецепт прекрасно подойдет и для теплиц.
Роз заполняла почвенной смесью контейнеры, проверяла влажность, осторожно вынимала ростки и пересаживала так, чтобы уровень земли был тем же, что и в лотке для проращивания, а затем ловко приминала пальцами смесь вокруг корней.
Заполняя горшочек за горшочком, она поливала ростки слабым раствором удобрения, наклеивала ярлыки и рассеянно подпевала Энии[3]. Портативный плеер считался в теплице незаменимым инструментом.
Закончив пересадку, Розалинд прошла в обитель многолетников. Годовалые черенки дали побеги и через несколько месяцев будут готовы к продаже. Роз осмотрела их, полила и перешла к материнским растениям, чтобы срезать еще черенков. Когда появилась Стелла, целый поднос был заполнен анемонами.
—А вы неплохо потрудились! — поправляя рыжие кудри, стянутые в конский хвост, Стелла обвела взглядом столы. — Очень неплохо.
—И настроена оптимистически. Прошлый сезон был потрясающим, но следующий будет не хуже, разумеется, если госпожа природа не помешает.
—Я подумала, что вы захотите взглянуть на новые веночки. Хейли плела их все утро и, по-моему, превзошла сама себя.
—Обязательно посмотрю перед уходом.
—Я отпустила ее пораньше. Надеюсь, вы не возражаете. Она пока не привыкла оставлять Лили с няней, хотя эта няня — наша давняя клиентка и живет всего в полумиле отсюда.
—Не переживайте, Стелла. Все нормально, — Роз перешла к катананхе. — Вы вовсе не должны спрашивать у меня разрешение на каждую мелочь. Вы прекрасно ведете мой корабль уже почти год.
—Это были всего лишь предлоги.
Нож Роз замер над корнями растения, намеченного для черенкования.
—У нас проблема?
—Нет. Я просто давно хочу спросить... Я понимаю, что вторгаюсь в вашу сферу, но я так соскучилась по садоводству. Вы не разрешите мне немножко повозиться с черенками?
—Ради бога.
Стелла рассмеялась, в ее голубых глазах засверкали озорные искорки.
—Ой, я же вижу, вы боитесь, что я нарушу заведенный вами порядок и попытаюсь все организовать по-своему! Обещаю, ничего подобного не делать и не мешать вам.
—Только попробуйте! Мигом вылетите из теплицы.
—Поняла.
—У меня тоже есть к вам просьба. Найдите-ка мне поставщика прочных недорогих пакетов. Одно-, пяти-, десяти- и двадцатипятифунтовых.
—Для чего? — спросила Стелла, вытаскивая из заднего кармана блокнот.
—Я собираюсь делать и продавать почвенные смеси по собственным рецептам. У меня уже есть образцы почвы для комнатных растений и садов. Осталось придумать фирменную этикетку.
—Отличная идея! И прибыльная... Клиенты просто набросятся на садовые тайны Розалинд Харпер. Хотя нужно учесть все нюансы.
—Никакой спешки. Мы начнем потихоньку, — Роз прямо грязными руками схватила с полки бутылку воды и, машинально обтерев ладонь о рубашку, отвинтила пробку. — Научим персонал фасовать смесь, но рецепт останется моим секретом. Вам и Харперу я сообщу состав и концентрацию, но остальной персонал знать их не должен. Запустим процесс в главном хранилище, а если дело пойдет, построим дополнительное здание.
—Нормативные акты...
—Я их изучила. Никаких пестицидов. Содержание питательных веществ в рекомендуемых пределах, — пока Стелла царапала заметки в блокноте, Роз отхлебнула воды. — Я подала заявку на лицензию — производство и продажа.
—А мне ничего не сказали...
—Не обижайтесь, — Роз отставила бутылку и воткнула черенок в субстрат. — Я не была до конца уверена, но решила на всякий случай разделаться с формальностями. Это моя давняя идея, и она много для меня значит. Я вырастила в этих смесях несколько образцов. Пока результаты мне нравятся. Скоро взойдут новые ростки. Если я не разочаруюсь, мы запустим производство. Пожалуйста, рассчитайте, во сколько нам обойдутся мешки и их оформление. Подумайте над товарным знаком, поэкспериментируйте. Я хочу нечто стильное и выделяющее «В саду» из всех остальных питомников. У вас получится.
—Я постараюсь.
—А знаете, что мне точно понравилось бы? — Роз замолчала, немного подумала. — Коричневые пакеты, как будто из мешковины. Несколько старомодные. Словно мы говорим: «Вот отличная традиционная земля, южная земля». И сельский сад на картинке. Самые простые цветы.
—Мол, все так просто, и ваш сад расцветет без особых хлопот. Я займусь этим.
—И поможете мне рассчитать объемы реализации, цены, прибыль?
—Всегда к вашим услугам.
—Я знаю. Сейчас закончу с этими черенками и, если ничего срочного не возникнет, убегу пораньше. Хочу прокатиться по магазинам.
—Роз, уже почти пять.
—Пять? Не может быть! — Розалинд подняла руку и хмуро уставилась на наручные часы. — Черт побери! Я и не заметила, как день прошел. А знаете что? Лучше я завтра уеду в двенадцать. Если заработаюсь, пожалуйста, просто вытолкайте меня.
—Договорились. А сейчас мне пора. Увидимся вечером дома.
Утопающий в вечернем сумраке дом встретил Роз мерцающими по краю крыши электрическими лампочками, рождественскими венками с разноцветными огоньками на всех дверях, зажженными во всех окнах свечами и двумя миниатюрными соснами, подмигивающими белыми искрами по обе стороны парадного входа.
И внутри все было празднично: лестничные перила перевиты красными лентами и елочными гирляндами, в вазонах у подножия лестниц пламенели пуансетии, начищенная до блеска серебряная прабабушкина ваза на столе в гостиной манила глянцевыми красными яблоками.
Там же возвышалась огромная ель — определенно с делянки питомника. На каминной полке, с обоих концов которой свисали зеленые гирлянды, выстроились деревянные Санта-Клаусы, которых Роз собирала с тех пор, как забеременела Харпером.
Сыновья Стеллы сидели на полу по-турецки и, задрав головы, таращились на величественное дерево. Хейли качала на бедре темноволосую крошку Лили.
—Какая огромная елка! — воскликнула Хейли, завидев Роз. — Правда?
—Дэвид, должно быть, с ней намучился.
—Мы помогали, мы помогали! — закричали, вскакивая, мальчики.
—После школы мы вешали гирлянды и все остальное, — пояснил Люк. — А скоро будем печь, и украшать печенье.
—Мы даже наверх елку занесли, — Гэвин оглянулся. — Ну, не такую большую, конечно. Там места меньше. Мы помогли Дэвиду тащить ее, и он сказал, что мы сможем украсить ее сами. — Помня, кто в доме хозяин, Гэвин посмотрел на Роз в ожидании подтверждения. — Он так сказал.
—Значит, так и будет.
Стелла подошла проверить, как смотрится ель с того места, где стояла Роз.
—Дэвид на кухне колдует над каким-то необыкновенным обедом. Явно намечается вечеринка под елкой. Он уже приказал Логану и Харперу явиться сюда ровно в семь. 4 5 6 7 8 9 ... 34

Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная