Предгорья Гималаев край тысячи террасных рисовых полей Террасные рисовые поля в окрестностях Пабау - 11 ОГЛАВЛЕНИЕ
Учебные материалы


Предгорья Гималаев край тысячи террасных рисовых полей Террасные рисовые поля в окрестностях Пабау - 11



ПОСЛЕСЛОВИЕ



Книга Марека Малятынского «В тени Канченджанги» рас­сказывает о восхождении альпинистов Горного клуба Польши на одну из вершин массива Канченджанги в Гималаях — Кангбахен.
Кангбахен — почти восьмитысячник (7902 м). Чтобы поко­рить эту вершину, от альпинистов требуется не только хорошая физическая подготовка, но самое главное — хорошо продуманная тактика штурма.
Польские же альпинисты опаздывают, скоро должна на­чаться пора муссонов, и тогда восхождение сделается невозможным, а пребывание в горах — опасным. И восходите­ли решаются на альпийский штурм вершины, т.е. быстрое, стремительное восхождение без промежуточных лагерей, с выходом на купол налегке. Это большой риск. Подобная тактика возможна в Альпах, но едва ли годится для Гималаев, где сами условия подъема во много раз сложнее, опаснее...
Члены Польского Горного клуба проявили достаточно му­жества, настойчивости и силы духа, которые читатель по достоинству оценит. Оценит он и другое: особую, довери­тельную, «интимную» интонацию книги, когда автор пре­дельно откровенен с читателем и не скрывает от него все те сбои, просчеты, неудачи, проявление отдельными чле­нами экспедиции явного малодушия или неуравновешенности, разболтанности, самоуправства, которые никак не украша­ют общую картину. Но М. Малятынский сознательно фиксиру­ет читательское внимание на этих отрицательных моментах экспедиционных будней. Ему важно показать нелегкие слага­емые их победы, представить, как и почему некоторые из участников польского гималайского коллектива не выдер­живают до конца своеобразного испытания вершиной, пасуют перед каждодневной прозой напряженной альпинистской стра­ды на высоте семи с лишним тысяч метров над уровнем моря...
Хочу сразу оговориться. Тому, кто побывал на такой высоте, и в голову не придет осуждать действия и поступки альпинистов при штурме восьмитысячника, даже и тем, кто был вместе с ними. Ведь поведение людей на больших высотах часто бывает труднообъяснимо, а их реакции не­адекватны. Поэтому оставим в стороне сам штурм вершины, коснемся отношений членов экспедиции еще в ходе восхож­дения.
Уже тактический план операции вызывает среди участни­ков экспедиции дискуссию: где ставить промежуточные лаге­ря и кто должен их ставить. Споры иногда кончаются ссорами, например при обсуждении вопроса, где навесить перила при выходе на террасу.
Или другой эпизод. «Ребята, — говорит Вальдек, — сегодня должна пойти на разведку двойка. Пора наконец решить: идем ли мы на перевал или попытаемся пробраться по грани Мыши?»
Но желающих не оказалось. Возможно, возьмись Вальдек как руководитель за дело решительнее, любители нашлись бы, но он по очереди уговаривал каждого из нас и каждый надеялся на другого». Еще пример того же рода. «Вечером Войтек кратко проинформировал по радиотелефону: «Рых­лый снег, сильный ветер и мало желающих прокладывать дорогу».
И еще факт: двое альпинистов, разуверившись в успехе восхождения, бросают экспедицию и спускаются вниз, чтобы вернуться на родину. И это в тот момент, когда для всей группы наступает самый решительный и ответственный мо­мент — штурм вершины!
Вызывает удивление и игнорирование членами экспедиции правил безопасности, страховки в горах. Один из героев книги, говоря о страховке, рассуждает так: «...правила пра­вилами, практика практикой, а жизнь есть жизнь. В дея­тельности альпиниста, как и во всякой другой, нужно уметь определять самое важное». С подобной точкой зрения труд­но согласиться, ибо в нашем альпинизме страховка есть страховка. Она основа альпинизма, и пренебрегать ею — значит подвергать риску себя и товарищей.
Мы знаем, что альпинизм — одна из форм самосовершенст­вования, физического и духовного. Альпинизм — это искус­ство с помощью хорошей физической тренировки, знания техники восхождения, опыта и, главное, тактики избегать риска, сводить его до минимума.
У польских альпинистов восхождение на Кангбахен все время неразрывно связано с риском, подчас не оправдан­ным никакими «объективными причинами». У Петра ангина, сам автор книги продолжает восхождение с высокой температурой, на одном из переходов едва не теряя сознание. Больной Юзек и вовсе оказывается на грани гибели и т. д.
Все это риск. Как, впрочем, и сама тактика альпийского штурма Кангбахена. Поляки это понимают и тем не ме­нее идут на риск. «Помогло само провидение: если бы не эти окна, вы, вероятно, никогда не нашли бы друг друга» Другими словами, не будь в тот день просветов в тумане, восходителей, возможно, ждала бы гибель...
Польским альпинистам повезло с Кангбахеном. Повезло с погодой, повезло с тем, что никто из больных не погиб, никто не сорвался и удалось упредить муссон. В этом сказались помимо удачи прекрасная в целом организация экспедиции Петром Млотецким, редкий энтузиазм членов Горного клуба, их огромные усилия, мужество, проявившиеся наиболее ярко на заключительном этапе восхождения. Одна­ко неоправданный риск, о котором уже говорилось, способен был свести на нет всю работу экспедиции: она могла иметь иной, менее счастливый исход. Но победителей, как гово­рится, не судят...
Советский читатель знакомится с книгой М. Малятынского как раз в то время, когда в нашей стране особенно возрос интерес к гималайской тематике в связи с успеш­ным восхождением советских альпинистов на Эверест в мае 1982 года. Думается, что книга «В тени Канченджанги», повествующая о покорении одной из гималайских вершин, хотя бы отчасти удовлетворяет этот читательский интерес.
Уместно напомнить здесь, что у советских и польских альпинистов существуют давние профессиональные контак­ты и связи. Группа Петра Млотецкого, прежде чем отпра­виться на завоевание Кангбахена в Непал, тренировалась у нас на Памире, набираясь опыта у советских горовос­ходителей. Об этом М. Малятынский вспоминает не однаж­ды в своих записках.
А руководитель Первой советской экспедиции на Эверест Евгений Тамм после восхождения наших спортсменов на высочайшую горную вершину отметил на пресс-конференции, что им во многом помог опыт польских восходителей, под­нявшихся на этот «третий полюс» Земли в 1980 году. Е. Тамм в частности подчеркнул: «Они дали нам очень много ценных советов в отношении снаряжения и предупре­дили о необходимости обратить внимание на средний воз­раст команды. Как правило, альпинисты лет двадцати при длительных восхождениях не выдерживают нагрузок».
И последнее. Когда эта книга была уже сверстана, из Варшавы пришла печальная весть: осенью 1981 года Марек Малятынский погиб вместе со своим товарищем по связке при спуске с покоренного польскими альпинистами вось­митысячника в Каракоруме...

Член Союза писателей,
мастер спорта СССР по альпинизму
Александр КУЗНЕЦОВ

ОГЛАВЛЕНИЕ



^ У ПОДНОЖИЯ ГОР 15
ОЖИДАНИЕ 26
НЕУДАЧИ 63
НАДЕЖДЫ И РАЗОЧАРОВАНИЯ 139
НАКОНЕЦ-ТО ВПЕРЕД! 174
ШАНСЫ… 210
ВЕРШИНА И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ 230
ПОСЛЕСЛОВИЕ 285

1 Английская экспедиция на Канченджангу, 1955 г. (руководитель — Чарлз Эванс). 25 мая Джордж Бенд и Джо Браун, выйдя из лагеря (8200 м), достигли главной вершины Канченджанги. Днем позже вос­хождение повторили Норман Харди и Тони Стритер.

2 Югославская гималайская экспедиция, 1965 г. (ру­ководитель — Йозе Говекар). 7 октября Любо Юван и Метод Гумар, а также шерпы Гирми Шерпа и Холунг Дорджи поднялись на вершину на грани Кангбахена, названную пиком 7535 м. 13 октября Тоне Сазонов и Павле Димитров, выйдя из лагеря V (7050 м), достигли ребра на полпути между Кангбахеном и пиком 7535 м (около 7460 м).

1 Японская гималайская экспедиция, 1973 г. (руково­дители — Ёсикуно Сакаи и Такео Ямонои). 1 октяб­ря они заложили лагерь IV (6550 м), до которого не смогли вторично добраться. 21 октября им пришлось свернуть работу высокогорной экспедиции.

2 Югославы получили разрешение на покорение Кангбахена в послемуссонный период 1974 г. Это V Югославская гималайская экспедиция (руководи­тель Тоне Шкаря). 28 сентября связка Пеетр Шцетинин, Стане Беляк и Роман Робас достигла вершины. Вторично вершина была покорена 5 и 6 октября.

1 Гималайская экспедиция индийской армии, 1977 г. (руководитель — полковник Нарендер Кумар). 31 мая майор Прем Чанд и наик Нима Дорджи Шерпа взошли на вершину Канченджанги.

2 Польская экспедиция в Непальские Гималаи, 1978 г. (руководитель — Петр Млотецкий). В числе 24 человек (альпинисты и кинодокументалисты) было 10 участников восхождения на Кангбахен.

1 «Турня» — марка польской альпинистской палатки (здесь и далее прим. перев.).

2 Сардар — руководитель отряда шерпов.

1 Древнее индийское приветствие, при котором ла­дони складываются пальцами кверху.

1 Старинный, сохранившийся еще кое-где в Польше шутливый обычай: на второй день пасхальной неде­ли мужчины обливают водой женщин, а женщины — мужчин.

1 Сераки — ледяные выступы на поверхности ледни­ка в виде зубцов, шпилей и т.п.

1 Гуркхи — одно из воинственных непальских пле­мен: из их числа набирались солдаты, служившие под английским командованием. Ныне гуркхами ча­сто называют военнослужащих непальской армии.

1 «Высотный» — марка палатки.

4 5 6 7 8 9 10 11
Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная