Моему отцу, который привил мне любовь к Югу, и Билли Беннету, который вдохновил меня о нем написать - 15
Учебные материалы


Моему отцу, который привил мне любовь к Югу, и Билли Беннету, который вдохновил меня о нем написать - 15




– Ой-ой-ой, – поморщился Хари. – Подменишь меня, пока я сбегаю перекусить?
– Что надо делать? – спросила Сара, решив, что не стоит ей сразу ехать домой.
– Один наш частый гость проходит терапию люминесцентным излучением в палате номер два, – сострила Эллен.
Сара рассмеялась. На больничном жаргоне это означало, что пациент второй палаты – ипохондрик, которого до окончания приступа оставили рассматривать лампу дневного света.
– Что-нибудь еще?
– Девица из колледжа. Отсыпается, – сообщила Эллен.
– Не знаю, справлюсь ли я с такими сложными больными… Пойду отгоню машину, – сказала Сара, вспомнив, что припарковалась на площадке для инвалидов.
Поскольку каждый полицейский в городе знает ее машину, она надеялась, что ей не стали выписывать штраф. К тому же хотелось подышать свежим воздухом, собраться с мыслями перед тем, как снова проведать Джеффри.
– Как он? – спросила Лена, едва Сара вышла в холл.
Сара огляделась, удивившись, что Лена – единственная, кто печется о здоровье Джеффри.
– Мы не стали предавать инцидент огласке, – пояснила Лена. – Такие дела…
Она замолчала.
– Какие дела? – насторожилась Сара. – Я что-то не понимаю?
Лена отвела взгляд.
– Ты знаешь, кто это сделал? – спросила Сара.
– Не уверена, – покачала головой Лена.
– Фрэнк сейчас на месте происшествия? Ведет расследование?
– Не знаю, – пожала та плечами. – Он высадил меня здесь.
– А как можно что-то знать, если не потрудиться спросить, – упрекнула Сара. – Судя по всему, ты даже не осознаешь, что Джеффри сегодня мог умереть.
– Вовсе нет.
– Лена, кто должен был его прикрывать?
Лена собралась отвечать, но Сара резко отвернулась и вышла. Она понимала, что происходит. Фрэнку известно, кто стрелял, но он держит язык за зубами, чтобы не предать друга, скорее всего Мэта Хогана. Ну и ну! Интересно, а Лена о чем думает? И это после всего, что Джеффри для нее сделал!
Сара глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и обошла здание больницы сбоку. Джеффри могли убить. Стекло могло задеть бедренную артерию, и он бы истек кровью. Как бы себя чувствовали Фрэнк с Леной, если бы Джеффри умер? Тянули бы жребий, кто займет его место? О Боже…
Увидев свою машину, Сара застыла на месте. На капоте лежала нагая девушка с распростертыми руками. Животом вверх, ноги скрещены. Сара быстро посмотрела наверх: не выпрыгнула ли она из окна. Нет, с этой стороны двухэтажного здания нет окон, и на капоте никаких следов вмятины.
Сара подлетела к девушке, проверила пульс. Есть! Молясь всем богам, она метнулась обратно в больницу.
– Лена!
Лена подпрыгнула, сжав кулаки, словно ждала, что Сара вернется и полезет в драку.
– Срочно носилки! – приказала Сара. Лена не шевельнулась, и Сара завизжала: – Быстрее!
Сара побежала обратно. В ее восприятии все замедлилось, даже ветер как-то неспешно трепал волосы.
– Девушка! – крикнула Сара так громко, что слышал весь город. Та молчала. – Девушка! – снова попыталась Сара.
Нет ответа.
Сара окинула взглядом тело: на поверхности никаких следов травмы. Кожа розовая и здоровая, очень горячая, несмотря на холодный вечер. В такой позе, с распростертыми руками и скрещенными ногами, она могла бы спать. Сара заметила свернувшуюся на ладонях кровь. Хотела рассмотреть поближе, но рука как-то странно отодвинулась в сторону. Вывих плечевого сустава.
Сара сосредоточила внимание на лице и вздрогнула, увидев, что рот залеплен черной лентой. Она не помнила, была ли лента до того, как она побежала обратно в больницу. Конечно, такое невозможно не заметить. Кусок ленты пять на десять сантиметров отсвечивал стальной чернотой. Сара оцепенела от ужаса.
– Это Джулия Мэтьюс, – откуда-то издалека донесся голос Лены Адамс.
– Сара? – окликнул Хари. Подойдя к машине, он остолбенел.
– Ладно, ладно, – бормотала Сара, пытаясь успокоиться.
Она посмотрела на Хари в полной растерянности, он ответил таким же взглядом. Хари привык к пациентам с передозировкой или сердечным приступом, но не к такому зрелищу.
Будто желая напомнить о своем присутствии, девушка начала содрогаться.
– Ее сейчас вырвет, – сказала Сара, хватаясь за край ленты.
Одним резким движением она отодрала ее и повернула девушку на бок, придерживая голову, пока бедняжку рвало. Распространился кислый запах, как от протухшего сидра или пива, и Саре пришлось отвернуться, чтобы глотнуть свежего воздуха.
– Все хорошо, – прошептала Сара, убирая за уши грязные темные волосы девушки, так же, как Сибилл два дня назад.
Приступы рвоты прекратились, и Сара аккуратно положила голову девушки обратно.
– Она не дышит! – выпалил Хари.
Сара пальцем залезла девушке глубоко в горло и нащупала там что-то крупное. Через пару секунд она вытащила сложенные водительские права и передала их Лене Адамс.
– Дышит, – констатировал Хари с облегчением.
Сара вытерла палец о юбку, жалея, что на ней не было перчаток.
К машине подбежала Эллен с каталкой и потрясенно ахнула. Без лишних слов она встала у ног девушки, дожидаясь от Сары сигнала.
Сара досчитала до трех, и они вдвоем переложили обнаженную. В это мгновение Сара почувствовала кислый привкус во рту, и ей показалось, что она сама лежит на носилках.
– Готово, – сказал Хари, привязав девушку ремнями. Сара семенила рядом с каталкой, держа несчастную за руку. Казалось, прошла вечность, пока они добрались до первой палаты. Девушка при каждом сотрясении постанывала от боли.
Уже двенадцать лет, как Сара не оказывала срочную медицинскую помощь. Пришлось собраться, сосредоточиться. Она прокручивала в голове то, чему научилась в первый день работы в реанимации. Будто в помощь ей, девушка засопела и стала судорожно хватать воздух. Первым делом нужно позаботиться о дыхании.
– Боже мой! – ахнула Сара, открыв ей рот. Под ярким больничным освещением она увидела, что верхние передние зубы выбиты, очевидно, недавно.
Сара опять оцепенела. Она постаралась расслабиться и убедить себя, что перед ней просто пациентка и надо действовать, иначе у обеих будут проблемы.
Сара быстро ввела в рот трубку, осторожно наложив ленту, чтобы не повредить чувствительную кожу вокруг. Она вздрогнула, когда заработал вентилятор, издав неприятный звук.
– Сердцебиение в норме, – сообщил Хари, передавая ей стетоскоп.
– Не могу найти вену, – сказала Эллен.
– Девушка обезвожена, – заключила Сара, пытаясь найти вену на другой руке. – Сделаем в центральную.
Сара выставила ладонь, чтобы туда вложили шприц, но не ощутила веса инструмента.
– Принесу из второй палаты, – сказала Эллен и выбежала.
Сара стала подробно рассматривать девушку. На теле ни синяков, ни порезов, только следы на руках и ногах. Кожа теплая, и причин тому может быть несколько. Сара не хотела делать поспешных выводов, но уже прокрутила в голове сходство между ней и Сибилл Адамс. Обе миниатюрные. Обе с темными волосами.
Сара проверила зрачки.
– Расширены, – сообщила она окружающим. Таково правило: обнаружишь что-то – поставь в известность всех.
– Как ее зовут? – спросила Сара.
– Джулия Мэтьюс, – ответила Лена. – Мы искали ее в колледже. Она пропала пару дней назад.
Хари взглянул на монитор.
– Пульсовая оксиметрия падает.
Сара проверила вентилятор.
– Увеличь давление воздуха.
– Что за запах? – перебила Лена.
Сара принюхалась к телу.
– Раствор хлорки? – предположила она.
– Да, хлорная известь, – подтвердила Лена.
Хари тоже кивнул.
Сара внимательно осмотрела кожу. Кругом поверхностные царапины. Впервые она заметила, что волосы на лобке выбриты. Новые волоски еще не пробились, значит, они удалены сегодня или вчера.
– Ее вымыли дочиста, – сказала Сара и понюхала у рта: оттуда не шло вони, которая появляется, если проглотить раствор хлорки. Сара заметила, что горло слегка воспалено. Очевидно, девушке дали наркотический препарат, схожий с белладонином. Тепло кожи ощущалось даже через перчатки.
В палату вошла Эллен. Сара наблюдала, как медсестра открыла ящик с инструментами. Ее рука казалась не такой твердой, как обычно, что еще больше напугало Сару.
Затаив дыхание, Сара воткнула семисантиметровую иглу в яремную вену. Игла, именуемая катетером, могла служить воронкой для трех отдельных портов капельницы. Когда они определят, какой в крови наркотик, Сара воспользуется одним из дополнительных портов, чтобы ввести противоядие.
Эллен стояла рядом, ожидая распоряжений Сары.
Сара встряхнула колбочки и полила порты раствором гепарина, чтобы они не закупорились, одновременно распоряжаясь насчет анализов:
– Состав крови, наличие отравляющих веществ, проба функции печени, общий анализ, химический двадцать семь. Проверить свертываемость. – Сара задумалась. – Анализ мочи. Я хочу точно знать, что с ней, прежде чем принимать решение. Я догадываюсь, почему она не приходит в сознание, но мне надо быть уверенной, чтобы действовать дальше.
– Хорошо, – сказала Эллен.
Сара набрала в шприц крови, снова смочила порты.
– Вводим соляной раствор.
Эллен выполнила распоряжение, подрегулировав капельницу.
– У вас есть переносная рентгеновская установка? Хочу удостовериться, что правильно ввела, – сказала Сара, указывая на яремную вену. – Еще нужен снимок груди, живота и желательно плеча.
– Принесу из коридора, как закончу анализ крови, – сказала Эллен.
– Проверь еще гемоглобин и наличие рогинола, – попросила Сара, накладывая повязку вокруг иглы. – Надо будет посмотреть, изнасилована ли она.
– Изнасилована? – спросила Лена, делая шаг вперед.
– Да, – резко ответила Сара. – А ты как думала?
Лена зашевелила губами, но ничего не сказана. Очевидно, до настоящего момента она не видела связи между этим происшествием и смертью сестры. Лена стояла у операционного стола, вытянувшись в струнку, не сводя глаз с нагой девушки. Сара вспомнила ночь, когда Лена пришла в морг посмотреть на Сибилл Адамс. Тогда на лице у молодого следователя было точно такое же злое выражение.
– Состояние стабильное, – сказала Эллен самой себе.
Сара наблюдала, как медсестра мелким шприцем взяла кровь из лучевой артерии, и невольно потерла свое запястье, зная, насколько болезненна эта процедура. Хари деликатно вернул ее в реальность:
– Сара?
– Что?
Все уставились на нее. Она повернулась к Лене:
– Помоги Эллен принести рентгеновскую установку.
– Хорошо.
Лена бросила на Сару странный взгляд. Эллен наполнила последний шприц.
– В конце коридора, – подсказала она Лене.
Сара слышала, как они вышли, однако не отрывала глаз от Джулии Мэтьюс. Картина помутнела, и уже второй раз Сара представила себя на столе, увидела, как над ней склоняется врач, щупает ей пульс, проверяет жизненно важные органы…
– Сара!
Хари смотрел на руки девушки, и Сара вспомнила о следах, которые заметила еще на парковке.
Обе ладони были проколоты по центру. Сара бросила взгляд на ступни и поняла, что с ними проделали то же самое. Она осмотрела раны, они быстро запекались. Вкрапления рыжего на фоне высохшей черной крови.
– Ладони прокололи, – сказала Сара, посмотрела на ноги и увидела там занозы. – Древесина, – заключила она. Недоумевая, почему ее отмыли хлоркой, заметая следы, и при этом оставили под ногтями щепки.
Странно. К тому же положили на машину в такой позе.
Разложив факты по полочкам, Сара почувствовала приступ тошноты. Она закрыла глаза, вспоминая, как лежала девушка: ноги перекрещены у лодыжек, руки подняты под прямым углом к телу.
Ее распяли.
– Это ведь колотые раны, верно? – сказал Хари.
Сара, не поднимая глаз, кивнула. Здоровое тело, ухоженная кожа. Никаких следов от игл в отличие от наркоманов. Сара резко остановилась, понимая, что рассматривает ее как труп в морге, а не человека в больнице.
Словно уловив такое к себе отношение, сердце девушки дало сбой. Кардиограф включил сигнал тревоги.
– Только не это! – ахнула Сара и начала делать непрямой массаж сердца. – Хари, быстро кислородную подушку!
Он порылся в ящике и через несколько секунд уже качал девушке воздух в легкие.
– Желудочковая тахикардия.
– Притормози, – сказала Сара, почувствовав, как под ее руками сломалось ребро. Она смотрела на Хари, ожидая от него содействия. – Раз, два – жми. Резко и сильно. Спокойно.
– Ладно, ладно, – бормотал он, сжимая кислородную подушку.
Искусственное дыхание – временная мера. Всего лишь физическое воздействие на сердце, чтобы оно поставляло кровь в мозг, и вручную этого добиться намного сложнее, чем при его естественной работе. Если Сара остановится, вместе с ней остановится и сердце. Они выкраивали драгоценные минуты до конкретных действий.
Бегом вернулась Лена, вероятно, услышав тревогу кардиографа. Следом появилась Эллен.
– Что?..
– Сердце отказало, – бросила Сара, обрадовавшись появлению медсестры. – Ампулу адреналина!
Эллен открыла коробку адреналина и приготовила шприц.
– Ой!
Лена непроизвольно содрогнулась, когда Сара вколола лекарство прямо в сердце.
Голос Хари поднялся на пару октав:
– Фибрилляция желудочков.
Одной рукой Эллен взяла контактные пластины на тележке позади себя, другой включила дефибриллятор.
– Двести, – приказала Сара.
Тело девушки подпрыгнуло в воздух. Сара взглянула на монитор и нахмурилась, не увидев там никаких изменений.
– Лидокаин! – крикнула она, и Эллен тотчас подала следующую коробку.
Сара вколола препарат, не отрывая глаз от монитора.
– Прямая линия, – сообщил Хари.
– Давайте три шестьдесят.
Пятый раз электрический заряд прошел через тело девушки. Безрезультатно.
– Черт, черт, черт! – бормотала Сара, продолжая делать массаж сердца. – Время? – выкрикнула она.
Хари взглянул на часы:
– Двенадцать минут.
Саре казалось, что прошло всего две секунды. Лена по голосу Хари догадалась, что все кончено. Она шептала себе под нос:
– Не дайте ей умереть. Пожалуйста, не дайте.
– Длительная асистолия, Сара, – сказал Хари.
Он имел в виду, что уже слишком поздно. Пора остановиться.
Сара пригвоздила его взглядом и повернулась к Эллен.
– Я вскрою ей грудь.
– Сара, мы не имеем таких полномочий, – покачал головой Хари.
Сара пропустила его реплику мимо ушей. Она ощупала ребра, вздрогнула, когда коснулась переломанного. Найдя основание диафрагмы, взяла скальпель и сделала надрез глубиной пятнадцать сантиметров чуть ниже грудины. Затем ввела туда руку и проникла в грудную клетку.
С закрытыми глазами, чтобы не видеть ничего вокруг, она массировала сердце. На мониторе высветилась призрачная надежда, пока Сара вручную качала кровь. Пальцы пощипывало, в ушах раздавался пронзительный писк. Больше ничего не менялось, но она продолжала надеяться на ответную реакцию. Словно сжимала воздушный шарик, наполненный водой. С той разницей, что в нем заключена жизнь.
Сара остановилась. Досчитала до пяти, до восьми, до двенадцати – и услышала спонтанные сигналы из кардиографа.
– Это ты или она сама? – спросил Хари.
– Она, – сказала Сара, вытаскивая руку. – Поставь капельницу с лидокаином.
– Господи Иисусе!.. – пробормотала Лена, приложив руку к собственной груди. – Не могу поверить, ты такое сделала…
Сара молча сняла перчатки.
В палате стояла тишина, за исключением сигналов кардиографа и сипения аппарата дыхания.
– Итак, – сказала Сара, – сделаем темнопольный на сифилис и окраску по Граму на гонорею. Уверена, что был использован презерватив, но все же через несколько дней проведем тест на беременность. 1 ... 11 12 13 14 15 16 17 18 ... 31

Карта сайта

Последнее изменение этой страницы: 2018-09-09;



2010-05-02 19:40
referat 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная