Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (32)


"Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"

/>сказать, глазами увидели ee? Если бы она нам очень полюбилась, мы бы не
могли уже заниматься нынешнею жизнью и были в беспрестанном томлении; а в
противном случае не имели бы утешения сказать себе в горестях здешней
жизни: авось там будет лучше! - Но говоря о нашем определении, о жизни
будущей и проч., предполагаем уже бытие Всевечного творческого разума, все
для чего-нибудь создавшего и всему благотворящего. Что? как?.. Но здесь
первый мудрец признается в своем невежестве. Здесь разум погашает
светильник свой, и мы во тьме остаемся; одна фантазия может носиться во
тьме сей и творить несобытное".
"Почтенный муж,- заключает Карамзин свое изложение,- прости, если в
сих строках обезобразил я мысли твои".
Из Кенигсберга Карамзин отправился в Берлин, где посетил знаменитого в
прошлом столетии книгопродавца Николаи, друга и издателя Лессинга. Разговор
зашел о происходившей в то время ожесточенной полемике между католиками и
протестантами. Наш путешественник предается следующим рассуждениям о
веротерпимости: "Где,- говорит он,- искать терпимости, если сами философы,
самые просветители - а они так себя называют,- оказывают столько ненависти
тем, которые думают не так, как они? Тот есть для меня истинный философ,
"кто со всеми может ужиться в мире, кто любит и несогласных с его образом
мыслей". В этих словах никак нельзя не отметить излишнего добродушия.
Терпимость к чужому мнению - вещь прекрасная, но если чужое мнение
прокладывает себе дорогу костром и виселицами, пытками и тюрьмами, если оно
неискреннее, если оно заботится не об истине, а о том, чтобы какими бы то
ни было средствами заставить замолчать своего противника, то терпимость к
нему становится прямо преступной. Во всяком случае подчеркнутые слова
характерны для Карамзина.
В Берлине же Карамзин посетил театр и плакал, смотря драму Коцебу
"Ненависть к людям и раскаяние". Описывая свои впечатления, он роняет
глубокие слова, припомнить которые нелишне еще и теперь: "Я думаю, что у
немцев не было бы таких актеров, если бы не было у них Лессинга, Гете,
Шиллера и других драматических авторов, которые с такой живостью
представляют в драмах своих человека, каков он есть, отвергая все излишние
украшения или французские румяна, которые человеку с естественным вкусом не
могут быть приятны. Читая Шекспира, читая лучшие немецкие драмы, я живо
воображаю себе, как надобно играть актеру и как что произнесть, но при
чтении французских трагедий редко могу представить себе, как можно в них
хорошо играть актеру или так, чтобы меня тронуть".
В июле Карамзин был уже в Саксонии. Интересен разговор, который он вел
по дороге из Мейсена в Лейпциг о бессмертии души.
"Федон,- сказал спутник (студент),- есть, может быть, самое
остроумнейшее философическое сочинение; однако ж все доказательства
бессмертия нашего основывает автор на одной гипотезе. Много вероятности, но
нет уверения; и едва ли не тщетно будем искать его в творениях древних и
новых философов.- Надобно искать в сердце,- сказал я.- "О, государь мой! -
возразил студент,- сердечное уверение не есть еще философическое уверение,
оно не надежно; теперь чувствуете его, а через минуту оно исчезнет, и вы не
найдете его места. Надобно, чтобы уверение основывалось на доказательствах,
на тех врожденных понятиях чистого разума, в которых заключаются все вечные
необходимости истины... Сего-то уверения ищет метафизик в уединенных сенях,
во мраке ночи, при слабом свете лампады, забывая сон и отдохновение.- Ежели
бы могли мы узнать точно, что такое есть душа сама в себе, то нам все бы
открылось; но..." Тут вынул я из записной книжки своей одно письмо доброго
Лафатера и прочитал студенту следующее: "Глаз по своему образованию не
может смотреть на себя без зеркала. Мы созерцаемся только в других
предметах. Чувство бытия, личность, душа - все сие существует единственно
потому, что вне нас существует,- по феноменам или явлениям, которые до нас
касаются".
Разговор оборвался на половине, но все же в возражениях Карамзина
можно различить отдаленный отзвук масонских речей и взглядов.
В Лейпциге, увидя могилу Геллерта, Карамзин проявил всю свою нежную
чувствительность. Произошла сцена во вкусе наших прадедов. Трактирщик
позвал ужинать Карамзина, только что вернувшегося с кладбища. "Нет, г-н
Мемель,- воскликнул тот,- я не пойду ужинать. Сяду под окном, буду читать
Вейсееву элегию
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"