Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (7)


"Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"

"Мирамонде", в "Селиме и Дамассине" (знает
ли их читатель?), одним словом, во всех романах... герои и героини,
несмотря на многочисленные искушения рока, остаются добродетельными, все
злодеи описываются самыми черными красками, первые наконец торжествуют,
последние, как прах, исчезают. В нежной моей душе неприметным образом, но
буквами неизгладимыми, начерталось следствие: итак, любезность и
добродетель одно! итак, зло безобразно и гнусно! итак, добродетельный
всегда побеждает, а злодей гибнет!" Порою, оставляя книгу, Карамзин смотрел
на "синее пространство Волги", на "белые паруса судов и лодок", на "станицы
рыболовов, которые из-под облаков дерзко опускаются в пену волн и в то же
мгновение снова парят в воздухе". Он полюбил природу, как книги, за то, что
ее виды и картины уносили его в царство грез; грезы же постепенно сделались
все более и более необходимым элементом его бытия. На десятом году от
рождения он мог уже "часа по два играть воображением и строить замки на
воздухе". Опасности и героическая дружба были любимою мечтою мальчика,
причем, разумеется, он всегда воображал себя избавителем какой-нибудь
фантастической Дульцинеи. Он "мысленно летел во мрак ночи на крик
путешественника, умерщвленного разбойниками, или брал штурмом высокую
башню, где страдал в цепях друг его..." Сверх того он любил грустить, не
зная о чем. "Голубые глаза его сияли сквозь какой-то флер,- прозрачную
завесу чувствительности. Печальное сиротство еще усилило это природное
расположение в грусть". "Ах! - восклицает Карамзин, заканчивая картину
своего детства - самый лучший родитель не может заменить матери, добрейшего
существа в мире! Одна женская любовь, всегда внимательная и ласковая,
удовлетворяет сердцу во всех отношениях!.."
Между прочим, однажды во время чтения в лесу с ним случилось
характерное приключение, которое он сам описал, изобразив себя под именем
Леона: "Гроза усиливалась: мальчик любовался блеском молнии и шел тихо, без
всякого страха. Вдруг из густого леса выбежал медведь и прямо бросился на
Леона. Дядька не мог даже и закричать от ужаса. Двадцать шагов отделяют
нашего маленького друга от неизбежной смерти; он задумался и не видит
опасности: еще секунда, две - и несчастный будет жертвою яростного зверя.
Грянул страшный гром... какого Леон никогда не слыхивал; казалось, что небо
над ним обрушилось и что молния обвилась вокруг головы его. Он закрыл
глаза, упал на колени и только мог сказать: "Господи!" Через полминуты
взглянул - и видит пред собою убитого громом медведя. Дядька насилу мог
образумиться и сказать ему, каким чудесным образом Бог спас его".
"Этот удар грома,- добавляет Карамзин,- был основанием моей религии".
Но, разумеется, кроме книг и "синего пространства Волги", на ребенка влияла
и домашняя его обстановка. К его отцу, хлебосольному, гостеприимному
помещику, то и дело наезжали гости, соседи. Маленький Карамзин любил
встречать их и, завидев у крыльца повозки или брички, "с великим
удовольствием" бежал в кабинет к отцу, крича по дороге: "Батюшка, едут
гости!" - на что отец неизменно отвечал: "Добро пожаловать!" "Провинциалы
наши,- вспоминает Карамзин,- не могли наговориться друг с другом; не знали,
что за зверь политика и литература, а рассуждали, спорили и шумели.
Деревенское хозяйство, известные тяжбы в губернии, анекдоты старины служили
богатым материалом для рассказов и примечаний". "Как теперь, смотрю на
тебя,- читаем мы дальше,- заслуженный майор Фадей Громилов, в черном
большом парике, зимою и летом в малиновом бархатном камзоле, с кортиком на
бедре и в желтых татарских сапогах; слышу, слышу, как ты, не привыкнув
ходить на цыпках в комнатах знатных господ, стучишь ногами еще за две
горницы и подаешь о себе весть издали громким своим голосом, которому
некогда рота ландмилиции повиновалась и который в ярких звуках своих
нередко ужасал дурных воевод провинции! Вижу и тебя, седовласый ротмистр
Бурилов, простреленный насквозь башкирскою стрелою в степях уфимских;
слабый ногами, но твердый душою; ходивший на клюках, но сильно махавший
ими, когда надлежало тебе представить живо или удар твоего эскадрона, или
омерзение свое к бесчестному делу какого-нибудь недостойного дворянина
нашего уезда. Гляжу и на важную осанку твою, бывший воеводский
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"