Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (8)


"Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"

товарищ
Прямодушин, и на орлиный нос твой, за который не мог водить тебя секретарь
провинции, ибо совесть умнее крючкотворства; вижу, как ты, рассказывая о
Бироне и тайной Канцелярии, опираешься на длинную трость с серебряным
набалдашником, которую подарил тебе фельдмаршал Миних".
Препровождение времени, как видно, было незатейливое. К разговорам
надо прибавить обед и закуски, тянувшиеся часами, обильное возлияние и
некоторое фрондирование, не заходившее, впрочем, за пределы губернии и не
обращавшееся ни на кого выше исправника или, в крайнем случае, губернатора.
В воспоминании об этом фрондировании мелкопоместных дворян у нас сохранился
интересный документ, скрепленный подписью всех друзей-провинциалов
Карамзина-старшего, Громилова, Бурилова, Прямодушина и проч. Документ,
названный договором братского общества, гласит: "Мы, нижеподписавшиеся,
клянемся честию благородных людей жить и умереть братьями, стоять друг за
друга горою во всяком случае, не жалеть ни трудов, ни денег для услуг
взаимных, поступать всегда единодушно, наблюдать общую пользу дворянства,
вступаться за притесненных и помнить русскую пословицу: "тот дворянин, кто
за многих один"; не бояться ни знатных, ни сильных, а только Бога и
государя; смело говорить правду губернаторам и воеводам, никогда не быть их
прихлебателями и не такать [не идти] против совести. А кто из нас не
сдержит своей клятвы, тому будет стыдно и того выключить из братского
общества".
Когда в доме бывали гости, Карамзин постоянно вертелся между ними. Его
любили и ласкали. По его собственным словам, "он вкрадывался в любовь
каким-то приветливым видом, какими-то умильными взорами, каким-то мягким
звуком голоса, который приятно отзывался в сердце..." Приветливый,
несколько грустный мальчик любил карабкаться на колена отставных воинов,
слушать их громкие речи, набивать им трубки, подавать угольки или трут. Но
особенно ему нравились бесчисленные и бесчисленно много раз повторявшиеся
рассказы о победах Миниха, о подвигах русского войска и другие им подобные
воспоминания ветеранов.
До мирного кружка, собиравшегося в барском доме глухого поместья
Оренбургской губернии, редко долетали слухи о петербургских событиях, а
если и долетали, то не возбуждали особенного интереса. Вся их политическая
гордость сосредоточилась на том, чтобы смело говорить правду губернаторам и
воеводам и наблюдать общую пользу дворянскую. О большем они не мечтали, да
и трудно было мечтать им, хорошо еще помнившим все ужасы бироновского
владычества и "пременность" судьбы, посылавшей в вечную ссылку то Миниха,
то Бирона. Впрочем, кое-что доносилось из столицы и к ним, в глушь
оренбургских степей. С удовольствием приняли они указ о вольности
дворянской и порадовались за детей своих, которые таким образом
освободились уже от обязательной государственной службы, подчас тяжкой, а
для бедного барина всегда неприятной. Они струхнули, когда распространился
слух о том, что за вольностью дворянской последует крестьянская; но слух
оказался ложным, и они вздохнули с облегчением. Указ императрицы против
взяточничества произвел на них впечатление тем более, что у каждого из них
имелись тяжбы с родственниками или соседями, и приказные козявки высасывали
из них последние соки. С недоумением присутствовали они на выборах в
комиссии уложения, но потом, сообразив, в чем дело, строго-настрого
заказали своему депутату блюсти интересы дворянские. За заседаниями
комиссии они не следили, уповая на "благорасположение Матушки государыни" к
дворянскому сословию. От вечных воспоминаний серьезно отвлекли их лишь
пушечные залпы в Крыму, громкие победы Румянцева приводили их в восторг, и
с гордостью рассуждали они о непобедимости российского воинства...
Вот что видел и слышал вокруг себя в детстве маленький Карамзин,
воскликнувший впоследствии со своим обычным риторическим пафосом: "Родина,
Апрель жизни, первые цветки весны любезной! Как вы милы всякому, кто рожден
с любезной склонностью к меланхолии!"



* * *



В детстве Карамзин часто бывал в Симбирске и даже учился там в
пансионе немца Фавеля, но чему и как - неизвестно. Здесь же произошел
первый его роман с помещицей Пушкиной, кончившийся впрочем не особенно
трагически: влюбленному 12-летнему мальчику возлюбленная помещица надрала
уши.
13-ти и 14-ти лет
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "Карамзин. Его жизнь и литературная деятельность"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"