Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (20)


"А. С. Сытова. Неизвестный портрет Н. М. Карамзина"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "А. С. Сытова. Неизвестный портрет Н. М. Карамзина"

Н. Д. Гурьева составитель не знал.13
   Портрет Энгра был использован и нами для иконографического сравнения с литографией Гейтмана. Тем более, что этот блестящий по мастерству портрет, один из лучших в творчестве прославленного французского художника, убеждает своей характеристикой неповторимого своеобразия модели, своей психологической глубиной и остротой.
   Граф Николай Дмитриевич Гурьев родился в 1792 г. Участник Отечественной войны 1812 г., он вышел в отставку в 1816 г., а в 1818 г., вернувшись на военную службу, получил чин флигель-адъютанта Александра I. Близкий родственник министра иностранных дел К. В. Нессельроде, Гурьев с 1821 г. состоял на дипломатической службе и занимал последовательно пост посланника в Гааге, Риме и Неаполе. В последние годы он -- статс-секретарь Министерства иностранных дел. Умер Н. Д. Гурьев в 1849 г. Биография Гурьева -- типичная биография родовитого русского вельможи, где продвижение по служебной лестнице обусловлено богатством, связями, родством, но отнюдь не личными достоинствами. По словам исследователя творчества Энгра В. Н. Березиной, "это был посредственный чиновник и ничем не прославившийся человек. Если бы не портрет Энгра, то имя Н. Д. Гурьева было бы известно теперь лишь узкому кругу специалистов по русской истории".14 Энгр написал портрет Н. Д. Гурьева во Флоренции в 1821 г. Графу было 29 лет. Удлиненное, надменное лицо, с массивным подбородком, крупные выпуклые глаза с тяжелыми веками и большими подглазьями -- фамильная черта, унаследованная от Гурьева-отца. Энгр не смягчил характеристики своей модели: внешняя импозантность и значительность не скрывают психологической сущности образа -- холодности и отталкивающего высокомерия изображенного человека.
   Представление о Н. Д. Гурьеве, полученное по портрету Энгра, никак не совмещается с представлением о человеке, изображенном на портрете Гейтмана. И дело не только в отсутствии убедительного внешнего сходства -- оно есть, может быть, только в слегка удлиненном овале лица и посадке головы, а рисунок носа, красивого рта и разрез глаз, слегка удлиненных, мягких и задумчивых, совсем иной. Но главное, на портрете Гетмана -- человек совершенно другого духовного склада. В его спокойном сосредоточенном и доброжелательном лице нет ничего от надменной самоуверенности графа Гурьева. Для его характеристики более уместными кажутся слова о наружности Карамзина одного из его современников: "Лицо его было продолговатое, чело высокое, открытое, нос правильный, римский. Рот и губы имели какую-то особую приятность и так сказать дышали добродушием. Глаза небольшие, несколько сжаты, но прекрасного разреза, блестели умом и живостью. Вполовину поседелые волосы зачесаны были с боков наверх головы. Физиогномия его выражала явственно душевную простоту и глубокую проницательность ума. Отличительные черты его лица были две большие морщины при окончании щек, по обеим сторонам рта".15 Многое, что отмечено здесь в облике Карамзина (глаза, рот, морщины), есть в гейтмановском портрете. И прежде всего -- "душевная простота", то, чего совсем нет в портрете Гурьева. Правда, на гейтмановском портрете у Карамзина другая прическа -- волосы не зачесаны в соответствии с модой 1-й четверти XIX в. на верх головы ("впорыве ветра"). Но не следует забывать, что приведенный словесный портрет относится к 1819 г., он на несколько лет отстоит от гейтмановского. Загруженный в последние годы жизни работой над "Историей государства Российского", утомленный и часто болевший, писатель вряд ли был привержен моде так, как это было раньше. Кроме того, литографированный портрет лишен какой бы то ни было парадности: он согрет чувством личной симпатии художника к своей модели.
   Гейтман изображает Карамзина в кабинете, в типичной для ученого и писателя обстановке. Интерьер играет в портрете немаловажную роль. Не случаен, а глубоко продуман и точен отбор деталей, помогающих раскрыть сферу интересов и занятий изображенного человека. На письменном столе -- чернильница с перьями, песочница, на корешках лежащих рядом книг отчетливо читаются римские II и III. Это, видимо, тома "Истории государства Российского", рядом с ними -- коробки для хранения писем и бумаг. Описаний рабочего кабинета Карамзина не сохранилось, неизвестно, был ли в его кабинете скульптурный бюст Сократа, однако его присутствие в кабинете такого человека, как Карамзин, кажется вполне естественным: интерес к философии писатель испытывал на протяжении всей жизни. Так, в 1789 г., во время своего путешествия за границу, Карамзин в Кенигсберге посетил Иммануила Канта. Двадцатидвухлетний Карамзин, по мнению его биографа М. Погодина, был прекрасно подготовлен к серьезной беседе со знаменитым немецким философом.16 Отдает дань увлечения он и "благословенной стране под солнцем" -- Греции, "отечеству Сократов и Платонов".
   Любовь к путешествиям и
Страницы: 1 2 3 4 5

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "А. С. Сытова. Неизвестный портрет Н. М. Карамзина"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"