Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


"И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"

До недавнего времени мы знали о парижских впечатлениях Карамзина и о самом его времяпровождении там только из Письма в "Зритель" и из "Писем русского путе­шественника", подвергавшихся, как мы знаем, и цензуре, и автоцензуре. Публика­ция парижского дневника Вильгельма Вольцогена, того самого Вольцогена,1 о кото­ром с таким жаром вспоминает Карамзин, отчасти помогает восстановить обстоятель­ства жизни Карамзина в Париже за те два с половиной месяца, что он там прожил.
   Не располагал парижским дневником Вольцогена и автор очень содержательной статьи о Карамзине и Вольцогене -- У. Леман.2 Наблюдения исследователя касаются отношения Карамзина к его переводам на немецкий и их переводчика Рихтера. Как сообщает Леман, "Каролина фон Вольцоген указывала, что ее муж, по желанию Ка­рамзина, просил наградить Рихтера каким-либо веймарским титулом, и эта просьба была выполнена".3 Эти сведения подтверждаются в письмах Карамзина к Вольцогену от 28 октября 1802 года4 и от 21 сентября 1803 года.5
   Как сообщает автор вступительной статьи к дневнику и его публикатор Кристоф фон Вольцоген, барон Вильгельм фон Вольцоген (1762--1809) принадлежал к родови­той вюртембергской семье, обучался в военной академии (1775--1784), где одновре­менно учился и Фридрих Шиллер, который, как известно, нашел убежище от обяза­тельной военной службы в Бауэрбахе у Генриетты Вольцоген, матери Вильгельма. Позднее Вольцоген породнился с Шиллером, женившись на Каролине фон Лангенфельд, на младшей сестре которой, Шарлотте, женился Шиллер (Р. 9--13). Помимо семейных связей между Шиллером и Вольцогеном возникли дружеские отношения и переписка.
   В сентябре 1788 года герцог Вюртембергский послал Вольцогена в Париж. Там он пробыл безвыездно до 25 мая 1791 года. Вторично он был послан туда в 1793 году для занятий архитектурным черчением. В Париже у него завязались разнообразные знакомства с жившими там немецкими художниками, а также, через посредство ар­хитектора Делянуа, со знаменитым французским художником Давидом. Сближается он, по-видимому через вюртембергского посла в Париже Ригера, с князем Б. Голицы­ным, жившим тогда в Париже, а через него с сотрудниками русского посольства и в конечном счете, возможно через них, с Карамзиным.
   В Париже Вольцоген ведет обычный для любознательного приезжего образ жиз­ни: "Архитектура, театр, искусства и светская жизнь <...> все это перечисляется авто­ром дневника с точностью "физиономиста", его характеризующей" (Р. 11). В нашем распоряжении был только французский перевод дневника Вольцогена с многочислен­ными купюрами, не объясненными издателями. Общее впечатление от дневника, как я решаюсь выразиться, -- раздражающее. Молодой человек, вырвавшийся из-под опеки "ориентального деспотизма" в родном Вюртемберге и попавший во Францию, меньше всего (за рядом исключений, приводимых ниже) пишет в своем дневнике о политических событиях. Он занят уроками архитектурного черчения, поддерживает дружеские отношения с немцами и русскими парижанами. Но в дневник не попадает ничего или почти ничего из тех бесед, которые, конечно, велись у Вольцогена с его знакомыми.
   Так же мало мы узнаем из дневника о разговорах с Карамзиным. О возможном содержании их бесед прекрасно и прочувствованно написал Ю. М. Лотман в "Сотворе­нии Карамзина", не располагая, к сожалению, никакими свидетельствами обоих уча­стников бесед...
   Прощаясь с Парижем, Карамзин в "Письмах" простился и с Вольцогеном: "Про­сти, любезный Б*! Мы родились с тобою не в одной земле, но с одинаковым сердцем; увиделись и три месяца не расставались. Сколько приятных вечеров провел я в твоей Сен-Жерменской отели, читая привлекательные мечты единоземца и соученика твое­го, Шиллера, или занимаясь собственными нашими мечтами, или философствуя о свете, или судя новую комедию, нами вместе виденную! Не забуду наших приятных обедов за городом, наших ночных прогулок, наших рыцарских приключений, и все­гда буду хранить нежное, дружеское письмо твое, которое тихонько написал ты в моей комнате за час до нашей разлуки... Я любил всех моих земляков в Париже, но единственно с тобою и с Б* мне грустно было расставаться. К утешению своему ду­маю, что мы в твоем или моем отечестве можем еще увидеться, в другом состоянии души, может быть и с другим образом мыслей, но равно знакомы и дружны".6
   В издании 1801 года Карамзин сделал такое примечание к этим прощальным словам: "Через 10 лет после нашей разлуки, не имев во все время никакого об нем из­вестия, вдруг получаю от него письмо из Петербурга, куда он прислан с важной ко­миссией от Двора своего -- письмо дружеское и любезное. Мне приятно напечатать здесь некоторые его строки... (Умоляю Вас, дорогой мой друг, ответить
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"