Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (7)


"И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"

мне как мож­но скорее, чтобы я знал, что Вы хорошо себя чувствуете и что я все еще могу считать себя в числе Ваших друзей. Вы не представляете, сколько прелести имеют для меня воспоминания о нашем пребывании в Париже. С тех пор все переменилось, но друж­ба, которую я питал к Вам, осталась неизменной. Льщу себе надеждой, что и Вы так­же не совсем меня забыли. Мне хочется верить, что мы по-прежнему понимаем друг друга с полуслова)" (с. 322).
   Письмо это было написано летом 1799 года, когда Вольцоген приехал в Петер­бург, чтоб устроить брак кронпринца Карла Фридриха с великой княжной Марией Павловной.
   Хотя обращение на "ты", с которым Карамзин прощался с Вольцогеном, в тексте писем сменилось обращением на "Вы", но чувства и воспоминания не изменились. В письме от 1 июля 1801 года, когда Вольцоген снова приехал в Россию, Карамзин вспоминает их совместную парижскую жизнь: "Знакомство с Вами, мой дорогой друг и Барон, напоминает мне о замечательном времени моей жизни, когда юная и чувст­вительная душа моя, жаждавшая наслаждений и развлечений, странствовала по миру почти наугад, чтобы обогатиться мыслями и ощущениями. Некоторая близость на­ших чувств привела к тому, что нам было радостно встречаться в Париже и я предпо­читал Ваше общество обществу моих соотечественников. Я никогда не мог забыть этих чудных вечеров, когда, выйдя из Comedie Franchise, мы вместе отправляемся чи­тать Шиллерова "Духовидца" и множество других сочинений вашей словесности. Я бережно храню письмо, которое Вы написали мне в день моего отъезда. Поэтому не сомневайтесь в том, что я высоко ценю Вашу дружбу, украшенную такими приятны­ми воспоминаниями. Да, дорогой Барон, мое сердце всегда будет знать ей цену, и я прошу Вас не забывать об этом, где бы Вы ни были. Вы один из тех людей, которым я могу сказать, что отечество наше -- вселенная".7
   Что же дает нам дневник Вольцогена? Что мы узнаем о времяпровождении Ка­рамзина в Париже? О каких важных для него беседах, совместных посещениях теат­ров, чтениях Шиллера и других немецких авторов?
   Перечисляю в хронологической последовательности все записи о Карамзине в дневнике Вольцогена за 1790 год.
   21 апреля: "Этим вечером я принимал Карамзина у себя, мы пили чай и курили. Я ему читал вторую часть "Духовидца". Мы провели замечательный вечер. Карамзин убежден, что это для меня ново и восхитительно, что все, чего мы желаем, должно не­обходимо случиться, если только наш организм не расстроится из-за неосуществле­ния, но ошибиться легко из-за всего, что касается его желаний, содержащих часто та­кие вещи, которые не имеют ничего, кроме видимости" (Р. 150--151).
   Вольцоген ничего не сообщает, когда началось это знакомство, но по тону записи ясно, что видятся они не в первый раз (очевидно, Карамзин приехал в Париж в сере­дине апреля) и что между ними возникли уже дружеские отношения. Совместное чте­ние Шиллера говорит о многом, об идейной близости.
   25 апреля: "...вечер у Дубровского с Карамзиным" (Р. 151).
   29 апреля: "Завтрак у Карамзина <...>ночью Карамзин у меня, мы пили чай" (Ibid.).
   30 апреля: "...Карамзин оставался допоздна у меня" (Ibid.).
   1 мая: "Делянуа отправился в полдень в деревню с Карамзиным" (Ibid.).
   2 мая: "С Карамзиным под очень сильным дождем пришли к Рейнвальду" (Ibid.).
   3 мая, отказавшись от визита к даме, Вольцоген отправился к Рейнвальду в об­ществе Карамзина (Р. 151--152).
   4 мая был у Рейнвальда с Карамзиным.
   24, 25, 26 мая: "Рисовал, часто с Карамзиным..." (Р. 152).
   27 мая: "Мы, Карамзин и я, пошли к Термам на рю де ля Гарп" (Ibid.).
   Наконец, 28 мая Вольцоген делает очень знаменательную для их отношений за­пись: "28 мая. Завтракал у Мошкова. Карамзин сегодня отправился в Лондон. Я ему написал вчера письмо. Это добрый и чувствительный человек, который обладает об­ширными познаниями в искусствах" (Р. 153).
   Теперь обратимся к самой подробной из приведенных записей.
   Что могло особенно привлечь парижских мечтателей Вольцогена и Карамзина в незаконченном, как-то странно оборванном романе Шиллера "Духовидец"?
   Отчасти на этот вопрос ответил В. Э. Вацуро,8 показав, что лирический отрывок Карамзина "Сиерра -- Морена" представляет собой очень близкую к источнику пере­работку так называемого "рассказа сицилийца" из "Духовидца" Шиллера, совмест­ное чтение которого отмечает Вольцоген в своем дневнике от 21 апреля 1790
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"