Карамзин Николай Михайлович
Карамзин Николай Михайлович
1766-1826

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (13)


"И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"
Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"

выборах депута­тов от третьего сословия и отмечал, что "французы теперь верят, что более свободны, чем англичане, чем швейцарцы, короче говоря, они себя считают самыми свободными в этом подлом мире" (Р. 88), то позднее, в 1790 году, в нем заговорят его роялистские убеждения, он революцию осудит и с отвращением будет писать о появлении "пуассардок" в Национальной ассамблее и их, по его мнению, наглых требованиях. Он за­мечает, что "революция есть здесь вещь непостижимая и новая конституция -- это ядовитый продукт новой философии. Философия и просвещение пробили брешь, ко­торую только древние предрассудки, крепко укоренившиеся, могут преодолеть" (Р. 143). С сожалением и сочувствием он описывает вынужденный приезд короля в Париж 6 октября 1790 года. "Вот как первый монарх мира совершал свой торжест­венный вход: окруженный шлюхами, праздными ремесленниками, жуликами и бан­дитами, охраняемый недисциплинированными солдатами, изменниками, сопровож­даемый придворными, трусливыми и нерешительными, толпой подданных, застав­ляющих его идти туда, куда он не хотел, толпой, которая держала его как пленника, которая проникла в его Версальский дворец, убила его охрану, прервала его сон, за­ставила его слуг изменить, распространила страх повсюду, стреляла, и произвела смятение вплоть до самых комнат короля, и поставила свою стражу. Какова ситуация для правителя, который должен осознавать ужасным, низким, унижающим то, чему его подвергают; однако Людовик XVI не показал, что он это чувствует; более глубоко была задета королева: было видно, что ее гордость, ее чувствительность, ее нежность страдали бесконечно" (Р. 113--114).
   Дневник Вольцогена подтверждает некоторые очень важные, так сказать обще­культурные, наблюдения Карамзина. Так, например, впечатления Вольцогена от па­рижских театров очень близки к тому, что о них написал Карамзин.
   7 февраля 1789 года Вольцоген становится свидетелем шумного, но при этом оп­равданного вмешательства зрителей в происходящее на сцене. В "Комеди Франсэз" шла новая пьеса "Астианакс": "Шум начался в партере и, не переставая, перешел в крики "Долой!" ("A bas!"). Актеры остановились. Актриса, которая играла Андрома­ху, сделала знак, что хочет знать желание публики и, дождавшись тишины, спроси­ла: "Хотите ли вы, чтобы..." Несколько "Да", которые были произнесены громко, ре­шили дело, и актеры продолжали играть пьесу. Но зрители внимательно следили за каждым словом, за каждым стихом, за каждой метафорой; и надо отдать должное этим суждениям, равно быстрым и справедливым, в конце концов они перешли в ши­канье и в крики "А!" и другой шум. Это продолжалось до конца 5-го акта, и из-за не­прекращавшегося оглушительного крика ни актеры, ни суфлер ничего не слышали, и тогда опустили занавес. Далее должны были играть комедию "Кристин -- соперник своего господина". Два главных персонажа появились в первой сцене. Общий ропот опять "Долой!", раздалось несколько свистков. Они были направлены против Ля Рошеля, который играл Кристина. Его не хотели, а требовали лучшего, Дюгазон. Бед­ные актеры стояли, слушая свистки и издевательства, и не знали, что им делать. <...>
   Так как невозможно было найти Дюгазон, актеры вернулись на сцену и хотели начать действие, но шум еще усилился, свистки удвоились и стали сплошными. Ля Рошель хотел говорить с публикой и извиниться за то, что не могут предоставить другого, но никто не хотел его слушать, и два актера были вынуждены покинуть сцену. Валер показался один и объявил, что поскольку невозможно найти Дюгазон, роль сыграет М. Аблакенар. "Хорошо!" -- закричали, и мир восстановился" (Р. 69--70).
   О популярности Дюгазон сообщает в "Письмах" и Карамзин: "Так называемый Италианской Театр, но где играют одне Французския мелодрамы, есть мой любимый спектакль: я бываю в нем чаще, нежели в других, и всегда с великим удовольствием слушаю музыку Французских сочинителей, восхищаюсь игрою славной актрисы Дюгазон" (с. 237).
   Подобное описанному Вольцогеном вмешательство зрителей в происходящее на! сцене изображается Карамзиным в случае с Ла-Ривом: "Ла-Рив царь на сцене. Совершенно греческая фигура и редкой орган! Сей актер совсем было простился с театром. Рассказывают, что он, не любя молодой актрисы Дегарсень (которую можно назвать живым образом слабой томности), старался всячески замешивать ее в игре. Публика с неудовольствием приметила сию непохвальную черту сердца его, и славный Ла-Рив был освистан партером; после чего он скрылся и клялся никогда уже не выходить на сцену. Но -- где уже клятва, тут и преступление. Два года бездействия ему наскучили <...> и наконец, оставя все сомнения, снова явился на сцене в роли Эдипа. Я видел его.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Карамзин Николай Михайлович - Рефераты - "И. З. Серман. Парижский друг Карамзина"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"